Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Еще больше

Луффи носится по замку императрицы змей, просит есть, заглядывает во все комнаты, тревожа прекрасных жительниц "Амазонии Лили", а вечером, ерзая на расшитых позолоченными бусинами тканях, рассказывает о своих друзьях и приключениях.

Хэнкок хотела бы любить его еще больше.

Она хочет показаться лучше, чем есть, следя за собой тщательнее, аккуратно заплетая маленькую черноволосую голову, оголяя белую, светлее и прозрачнее молока шею, полную грудь, не сковывая ее и не поднимая ничем, чтобы вся ее прелесть была очевидна. Хэнкок - императрица с манерами плебейки, из нее не искоренить происхождение, не выпестовать окончательно рабство, изредка дурящее голову, заставляя доказывать собственную свободу действий глупыми приказами.

Она смотрит за обедом на свои руки, чтобы они держали бокал правильно и с беспокойством поджимает губы, боясь улыбаться слишком грубо. Ей можно больше, чем королеве, потому что она красавица. Этим же объясняются любые ее неуклюжие ужимки, не свойственные женщинам благородных кровей, дурной вкус в одежде и всем остальном. Она никогда не наберется светских манер.

Не человек, - сплошные вороньи волосы, спесь и почти нагое тело. Открытое, вывернутое красотой и тревогой наружу, в белую кожу и черные глаза.

Когда она впервые случайно произносит похабное слово, Луффи смотрит на нее по-другому. Не с большим интересом или, наоборот, равнодушием, просто не так, как обычно. Наклоняется к ее ушку с очень заговорщицким видом, из-за чего в груди сдавливает воздухом, горячей кровью, сердцем.

- Хэнкок, а ведь ты не императрица. Ты разбойница.

И улыбается прямо ей в лицо, губами, глазами такими внимательными и темными, что Хэнкок становится стыдно. Но Луффи смеется, хрипловато, как всегда громко и довольно, в голос шепчет, что никому не расскажет. Она нравится ему такой, и Хэнкок спокойно. Императрица старательно влюбляется сильнее.

Она, сплошная метка скорби и принадлежания, болезненной ревнивой гордости, хочет любить его еще больше.

Если бы Луффи спас ее.

Хэнкок не может не ненавидеть тех женщин, которым он помог. На свете есть они, испытывающие к нему нечто настолько всеобъемлющее, что ей никогда не понять - невероятную благодарность и любовь. Они готовы отдать за Луффи жизнь. Она тоже, но императрица желает чего-то громаднее, шире и полнее этого ощущения. Хэнкок кусает губы и морщится от непролитых злых слез, ее дерет от ревности и зависти к тем, у кого есть повод любить Луффи с большей страстью и на больших основаниях.

- Ты меня не спас, - переживая, произносит она, шаря по разграбленной душе в поиске большого, дурманного чувства. Пытаясь напитать его обрывками честных, добрых, искренних поступков Луффи, но веря и страдая от того, что можно любить еще сильнее.

- Прости.

Луффи улыбается слегка растеряно и виновато, берет ее руки своими горячими, с зашелушившимися костяшками и сухими пальцами.

- Я что-то не успел, да? Прости.

Луффи быстро целует ее в ключицу, влажно мазнув губами по косточке, и она почти вздрагивает, чувствуя как жаром полыхнула грудь и шея.
Впервые Хэнкок кажется, что больше уже не нужно.