Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Мой дар - моё проклятье

Для землянина Роберт совсем необычный человек, и дело не во внешности. Наоборот ни чем особенным во внешности ни он, ни его братья-близнецы не отличались. Мир их запомнил, как капитанов державших в страхе пиратов, в период уже не молодости, но и не старости, где-то пятьдесят лет, в разгар эпохи борьбы с пиратами. Но это произошло лет за сорок до этого.

Был прекрасный солнечный день, солнце палило нещадно. Все тенёчке в парки были заняты мамочками с малышами. Троя, похожих, как три капли воды парней шли по аллеи, они были одеты одинаково, только футболки разного цвета.

- Что дальше? – просил первый, в синий футболке.

- Я бы посидел в тенёчке, надоело шутить над всеми… - произнёс в белом. – В самом деле, Роберт, Альфред, хватит, а то, как старший имею право отправить всех домой!

- Старший? На пять минут, ты старший. Хватит командовать, Альберт, - возмутился Альфред, парень в красной футболке.

- Тише, перестаньте ссориться. Мы же братья, - примирительно сказал Роберт.

Но братья слушать его не стали, разгорелся спор, кто старше, кто имеет право командовать. Роберт ожидал, что всё закончиться как всегда, но получилась хуже.

- Может это я родился первым? – горячился Альфред.

- Ах, так, значит, я тебе докажу! Старшим будет тот, кто первым добежит до вот того ветвистого дерева у пруда, - Альберт показал на старый ветвистый дуб растущий на краю берега, он из-за всех сил был искручен и старался не свалиться в воду.

Роберт покачал головой. Эти соревнования до добра обычно не доводили, в прошлый раз в погони за первенством и командованием, чуть не сбили маленького ребёнка. Они бежали, как Роберт заметил быстро снижающийся флаер, его браться мчались прямо под него. Он не знал, откуда у него появились силы догнать этих бегунов, но он очутился рядом в одно мгновение и оттолкнул своих братьев в сторону. В этот момент он не осознавал, что может пострадать сам, он волновался только за них. Флаер жёстко приземлился, только чуть подтолкнув парня в синей футболке. Водитель выскочил из летающего транспорта. Рядом с братом уже были Альберт и Альберт. А Роберт сидел на земле и вроде всё слышал, всё видел, но не мог понять, что происходит. Видел, что братья в смятение. Потихоньку это состояние прошло. Однако прогулка закончилась. Виновник аварии отвёз братьев домой.

***

Мальчишки сидели в гостиной, дома родителей не было.

- Роберт, что с тобой было? Ты нас напугал, - поинтересовался Альберт.

- Не знаю. Мне было страшно за вас. Вы ссоритесь, а я не хочу, что бы вы ссорились, - ответил Роберт.

К середине дня происшествие почти забылось. Однако весь день Роберт провёл рисуя. Из-под его руки выходили фантастичные картины. Первым его рисунком были три капитана, три близнеца, которые стояли на фоне леса с бластерами в руках. Как он пояснил, что это он и его братья. Следующий рисунок изображал молодого блондина в окружение героев предыдущего рисунка, и последний изображал три разбившихся корабля. Роберт дорисовал его, посмотрел и выкинул, уж слишком правда подобно получилась развороченная обшивка и мелкое сито на бортах.

Затем лёг спать и долго не мог уснуть, долго ворочался, но всё же заснул. Ночь ему привиделся кошмар. Он видел себя, себя взрослого, как на рисунке. Было темно и сыро, мелкие грызуны бегали то и дело. Он видел Альфреда, ему было плохо, больно. Этот сон был очень реален. В этом не понятном помещение был человек, он говорил всякую мерзость и грубо шутил, в его руках был нож. Он приблизился к Альфреду. А дальше какофония из разных звуков…

Роберт проснулся, над ним наклонился Альфред.

- Что с тобой? – спросил он. – Ты кричал.

- Плохой сон. Всё в порядке. Иди спать.

***

Однако кошмары по ночам или просто геройские сны, скоро сошли на нет. Роберт начал замечать на себе не свои синяки. Однажды, через несколько дней после происшествия с флаером, он сидел дома и рисовал. Внезапно коленка заболела так, будто по ней ударили, парень аж айкнул, но за тем вновь ушёл в творческий процесс. Чрез несколько часов домой вернулся Альберт, на его коленке был заживляющий пластырь. Роберт спросил, не отрываясь от работы над очередным шедевром:

- Не надо так носился по парку, скамейка от тебя не убежит.

- Откуда ты знаешь, где я упал?

Роберт покачал плечами и продолжил:

- Неужели опять на корне дерева?

- Да, - растерянно произнёс Альберт. – Что рисуешь?

Он подошёл к столу в гостиной, где сидел его брат и посмотрел через плечо. Увиденный рисунок его поразил. Там был, нарисовал он споткнувшийся о корень дуба и падающий в неуклюжей позе в одной руке мороженное, а в другой книжка. Но поражало другое - задний план, пожилая женщина, на которую упало мороженное, мамочка с двумя девочками, которая подходила к скамейке. Это картинка как живая, в голове Альфреда ожила картина его падения. Роберт принялся набрасывать следующий рисунок. Через полчаса на нём виднелся парк аттракционов Альфред, а рядом, какая-то девчонка, дающая ему пощёчину. Он вернулся довольно скоро. Расстроенный и плюхнулся на диван в гостиной. Картина не была дорисована, но Альберт спросил:

- С девчонкой поссорился?

- С какой? – спросил расстроенным голосом Альфред.

- С Кити, хотя я думаю, что она и Мари расскажет, - ответил, не отрываясь от рисунка Роберт. - Больно она тебе по лицу дала. Но если хочешь, подари ей на прощания этот рисунок, она посмотрит, как не красива она в гневе.

Роберт протянул рисунок брату. Он вскочил и с угрозой посмотрел на него.

- Ты шпионил за мной! – встречал Альфред.

- Нет, ты же помнишь, что я наказан на две недели за то, что ночью бежал с ребятами. Разрешается гулять только втроём. Системы квартиры меня без лишней необходимости не выпустят. Я весь день провёл дома.

- Но это? Как?

- Я просто рисовал. Альберт, у тебя остался синяк на коленке, после твоего падения?

Альберт снял заживляющий пластырь и показал колено. Роберт вытащил ногу из-под стола и сказал:

- Могу поспорить, она болит, так же как и моя, а у тебя Альфред до сих пор горит щека.

Старшие братья посмотрели с каким-то подозрением на младшего. Альберт сравнивал синяки на коленках, а Альфред был просто поражён, затем заложил руку за спину и спросил:

- Сколько пальцев я показываю?

- Три, - ответил Роберт.

Поражённый брат вывил руку из-за спины с тремя разогнутыми пальцами. Старшие братья, отобрав не начатый рисунок изумлённо спросили:

- Как?

- Не знаю. Ты, Альберт, ходячий справочник. Альфреду досталось больше физической силы. А мне что? Что-то это не понятное.

- Но это же здорово!

- А вам снились реальные кошмары?

***

Но это было далеко не всё. Конечно, то, что валилось, сражу было вполне достаточно. Вскоре карандаш перестал быть главным орудием узнавания. И синяки от рассеянных падений братьев перестали появляться, это было просто чувство, упал, поскользнулся, ударили… Но с годами появилось нечто более серьёзное.

Весёлый душа всего курса Роберт был мрачен и сидел, сжав голову руками. Он даже не заметил, как к нему подошли его братья.

- Я же не похож на шута? – спросил он.

- Нет.

- Со мной всё в порядке. Но почему меня считают таковым?

- Не правда.

- Нет, правда. Сегодня на практическом занятие, доверили вести флаер на четыре пилота. Внезапно заболела голова. Я явственно слышал Джонсона, Кейти, многих. Я думал, они говорят, обернулся, а рот закрыт. Затем мне стало плохо, очень плохо. Я не знаю в чём причина. Но я не хочу слышать всё!

- Может со временем это притупиться, как синяки. Прошло четыре года и на тебе не единой нашей царапины. Может и это утихнет…

- А кошмары-то мне сняться всё с той же периодичностью, только я более менее стал помнить их сюжет.

Роберт долго сидел на скамейке в парке, а братья сидели рядом. Два самых близких человека, с которыми рядом проходили все тревоги и затихали все головные боли о том, что кто-то ударился, и переживания, в последним он не сознавался, нервничал Роберт тоже за троих.