Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
Чипсет на ноутбук. С доставкой купить ноутбук асер.

GO-GO BOY

Лучшим подарком на девятнадцатилетие для Цзытао стал поход в ночной клуб. У мамы, соблюдающей очень жесткие режимы, было сложно отпроситься, но Чунмён включил все свое обаяние, пообещав приютить у себя китайца.
Слащавая улыбка Мёна сработала безотказно – уже через час Цзытао прошмыгнул мимо фейс-контроля, даже не показав паспорта. Он ожидал увидеть клуб, как в фильмах, но, сделав шаг в неизведанную темноту, сразу же закашлялся от концентрации дыма в воздухе.

Под потолком висел смрад. Энергичная толпа двигалась в едином ритме, курила и пила прямо на танцполе. Они все тесно жались друг к другу, пытались соблазнять. У кого-то неплохо выходило, а у остальных – совсем отвратно. Не в такой компании ожидал провести свое совершеннолетие Цзытао.

- Тебе туда, - указал на лестницу подоспевший Чунмён уже с бокалом ядерной зеленой жидкости. – К VIP-столикам. Подарки дядюшки Мёна еще не закончились.
Он засмеялся немного пьяно, не так, как обычно. Тао даже не мог представить, где хен успел напиться, если они простояли в этом прокуренном аду всего лишь секунд десять.

На верхнем этаже было более спокойно. Из отдельной комнаты доносился приятный запах кальяна, музыка играла тише и не так сильно долбила по мозгам. Туда-сюда бегали официанты, абсолютно похожие друг на друга, а на высоких платформах плавно двигались танцоры гоу-гоу.
Они были как куклы в игрушечном магазине: похожие друг на друга и все такие до зеленой зависти красивые, с гибкими телами и мраморной кожей.
Один из них выделялся своим цветом волос. Его грация заставила Тао притормозить рядом с подиумом и пялиться только на него.

Черные латексные штаны облепляли худые ноги. Из-за короткой кофты, разрезанной во всех местах, можно было увидеть девичью тонкую талию, хотя плечи у парня были широкие. Но он все равно был меньше Цзытао со всеми его мышцами и годами тренировок ушу.
Правда, он был выше. На пару сантиметров всего. И только из-за высоких шпилек каблуков. Они так опошляли его образ, но дико шли.

Тао пялился на него и даже не смущался, хотя ловил на себе странные взгляды танцора, который будто хотел прожечь в нем дыру, лишь бы тот ушел. Наверное, Цзытао смущал его, об этом китаец не думал. Он думал лишь о божественных ногах танцора и о том, как прекрасно будет запустить пятерню в отросшие волосы, задавая ритм для минета.
Странные мысли посещали темную голову китайского студента, он хотел только прикоснутся. И когда неосознанно, все еще летая в своих мечтах завалить хрупкое тело, протянул руку, танцор от него отпрянул и пошагал, виляя бедрами, вдоль платформы.

Его узкая задница явно хотела члена, подметил Цзытао, не отрывая взгляда. Если бы можно было, Тао вывернул хрупкому парню руки и ноги, но трахнул бы. К сожалению, танцор был неприкасаемый, а каблуки, делающие ноги визуально длиннее, обещали снится ближайший месяц.

- Чего застыл? – громко прошептал Чунмён, подкрадываясь сзади и хватая донсена под локоть. – Твой подарок не будет ждать. Смотри мне! Я много заплатил. Но только один танец. Не распускай руки!

Он подтолкнул его к какой-то комнатке, отделенной от остального зала непрозрачной ширмой. Внутри стоял диванчик, небольшой столик с наполненными бокалами вина на нем и пилон. А самое главное там был танцор. Тот самый, сбежавший от Тао.

Китаец от такого стечения обстоятельств не смог скрыть хищной улыбки. Танцор лишь выгнул бровь, но ничего не сказал, обхватывая шест и давая знать – приват-танец начался.

Тао устроился поудобнее. Он не желал пропустить ни секунды танца лично для него. Ведь это был немного наглый и стервозный парень, желающий сбежать от назойливого поклонника, а оказавшийся в его сетях.

Танцор двигался резко, выдавая акробатические трюки. У него была потрясающая растяжка, что он демонстрировал, садясь на шпагат. Внутри Тао все горело. Наверняка он был хорош в постели с такими данными.
Каблуки будили в младшем немного фетишиста.

Танцор походил на недовольного кота. Разве что не шипел, молча принимая свою участь. И его слишком сильно бесила наглая ухмылка на губах клиента, бесило, как тот без стыда пялился на него и на уничтожающие взгляды лишь дергал губой.
Тао не стеснялся смотреть, как делали это остальные. А если кто-то находился храбрый, то взгляд стервозины делал свое.
На Цзытао он, черт подери, не действовал. Тот лишь смеялся от таких попыток.

Когда танцор закончил, приближаясь вплотную к клиенту, чтобы прошептать поздравление на ушко, как желал Чунмён, то его резко схватили за руку и усадили на колени.
Как этот мальчишка смеет, воспылал старший!

- Как тебя зовут, детка? – вздохнул Тао в чужую шею, довольно улыбаясь.

- Мне не положено делиться личной информацией. Да и ты еще не дорос, школьник, для таких выходок.

Танцор пытался вырваться. Но рука у Цзытао была тяжелой. Он просто держал его, но блондин не мог даже пошевелиться.
Грубить было нельзя, могли уволить, но навряд ли бы этот влюбленный мальчишка донес менеджеру. Он такой же, как все остальные, околдован, но через пару часов иллюзия любви на всю жизнь рассеется в первых лучах солнца, а одинокий танцор гоу-гоу останется один. Снова. Как тысячу миллионов раз.

- Не прикасайся, - прошипел танцор, отталкивая руки Цзытао, когда тот потянулся к его ширинке. – Я не шлюха. Тем более не мальчик на одну ночь.

Блондинчик явно был раздражен таким бесцеремонным поведением. И Тао отпустил его с грустью в глазах смотря на мельтешащую попу совсем рядом – парень собирался возвращаться к своим прямым обязанностям.
- Еще один танец! Я заплачу!

Танцор, уже готовый покинуть комнатушку, развернулся возле самого входа:
- У тебя денег таких нет, школьник! С днем рождения.



Сехуна бесили голодные взгляды на своем теле. Бесили удивленные, когда они видели на нем каблуки. Бесили завистливые. Бесили брезгливые.
Но особенно сильно бесили влюбленные взгляды. Так смотрели не очень часто, но бывало.

Якобы влюбленные признавались в своих чувствах дай бог после часа беседы, хотя Сехун не находил ничего приятного как в беседе, так и в обществе таких людей. Они все обещали одно и то же: золотые горы, красивую жизнь, старость на берегу океана.
Сехун верил первый год, надеялся, что сможет выбраться из всего этого дерьма, но потом танцы полюбились ему, а от людей наоборот – стало тошнить.
Он уже не так ненавидел свою работу, ведь деньги-то были приличные. Его не лапали и не заставляли, могло быть хуже в конце концов.

Исключением почему-то стал школьник, которому попросил станцевать Сехуна сам директор. Кажется, это был донсен его близкого друга.

Единственный, с кем был близок Се последние два месяца, был холодный пилон, поэтому чуствовать на себе чьи-то теплые руки было весьма непривычно, что уж говорить о дыхании на шее и практически незаметные намеки. Его опять хотели тупо выебать, только вот взгляд у студента был другой. Влюбленный, но не такой, как у остальных. Без жалости и алчности, а самое главное – без намека на нетрезвое состояние.

Школьник его хотел будучи трезвым. Это не столько удивило, сколько выбило из колеи. Но Се нашел в себе силы закончить смену, совершенно не отвлекаясь на всплывающий образ в голове – кошачьи раскосые глаза, ухмылку и властные руки.

На улице уже рассветало, когда закончилась смена. Часы показывали полшестого утра, но спать даже не хотелось. Обычно, Сехун добирался пешком до дома утром – всего двадцать минут по улочкам, если выйти с главного входа, но сегодня там караулил очередной неудавшийся «влюбленный» на тонированном джипе, поэтому уйти пришлось окольными путями через черный вход с другой стороны здания. До дома пришлось добираться полчаса на своих двух.

Но и возле черного входа поджидал сюрприз. Знакомый китаец в расстегнутой куртке (было прохладно) почти спал, облокотившись о стену.

Сехун простоял несколько секунд, наблюдая за парнем, но в конце концов сдался собственной совести. Ведь когда-то ему должно было повезти. Пусть это и оказался не мужчина его мечты (с этим можно было поспорить) на белом Ламборджини, а студент (хоть и со связями) на года три младше его точно.

- Эй, замерзнешь, Ромео, если будешь так дальше спать, - Сехун подошел ближе и дотронулся до плеча парня. Тот сразу же проснулся и уставился на танцора, глупо хлопая ресницами.

- О! Я думал, ты ушел уже, - школьник широко улыбнулся, пробуждая внутри Сехуна теплое чувство, которое тот сразу отмел. Нет! Нет! Это всего лишь попытка стать счастливым. Рано радоваться.

- Долго ждешь? – уж Се не сомневался, что парень ждет его.

- Час. Может быть полтора. Крис сказал, что ты всегда заканчиваешь по-разному.
Сехун непонятно чему кивнул. Он был ошарашен тем, что этот паренек так неформально может говорить о Крисе, их директоре, когда тот на лет десять старше китайца.

- Хочешь кофе? – неожиданно спросил Сехун. – Я живу здесь неподалеку. Поэтому, раз ты дождался меня, могу угостить.

- А приватный танец? – в кошачьих глазах зажегся недобрый огонек, но танцор лишь хмыкнул:
- Еще не дорос.



Они болтали о чем-то глупом. Вроде где учится Тао и чем вне работы занимается Сехун. Шли, не торопясь. Улицы потихоньку наполнялись людьми, бежавшими на работу, и сонными школьниками. Никого из них не прельщала мысль тащиться куда-то в шесть утра.
Сехун в такие моменты точно мог сказать, что любит свою работу. Ночами он не спал, конечно, но и не особо нуждался. Дома его ждал лишь только компьютер и интернетные друзья, которым было наплевать на него, как и ему на них.

- Давно ты работаешь там? – спросил Цзытао, когда они зашли в квартиру, практически вслепую ориентируясь в узком коридоре.
- Года три.

- Сколько тебе? – взвизгнул парень, не ожидавший услышать такую цифру. Что вызвало ухмылку у старшего:
- Двадцать четыре. А что? Испугался, малыш?

Последнее предложение было произнесено точно в губы Тао, которого он прижал к стене. Секунда – и впился в сухие губы дико и жадно. Два месяца воздержания дали о себе знать. Се не может не признать, что скучал по ласковым прикосновениям и поцелуям, а Тао более чем уверенно кладет руки на его талию, прижимая к себе, и ведет ниже.
Чужие ягодицы идеально вписывались в его ладони. Он сжимал их, вызывая стон сквозь поцелуй. Какие же узкие эти чертовы штаны у Сехуна! Если раньше латекс возбуждал в совокупности с каблуками создавая ошеломительный эффект, то сейчас зверски раздражает.

- Не торопись, малыш, - прошептал Сехун, облизывая губы.

- Се, не могу. Сделай что-нибудь уже.

Тао перевел дыхание, готовый сорваться и трахнуть прямо здесь и сейчас. В шесть часов утра. Практически незнакомого человека, но Сехун одним своим существом вынуждал трахать себя.
Безжалостно и резко.

Се утащил его в спальню, скидывая по дороге в один угол кеды, а в другой – футболку с толстовкой. Не стеснялся своего угловатого, бледного тела, которое делало его больше похожим на восемнадцатилетнего подростка, чем на зрелого мужчину.
Тао казался старше. Из-за широких плеч и накаченных рук с прессом. Он был выше и явно сильнее, хоть и младше. Именно это и возбуждало Сехуна. Он готов был раздвинуть ноги.

- Сехун-аа, - никакой официальности в голосе и наглая ухмылка. Тао манил его пальцем, расстегивая штаны и падая на кровать. – Ты умеешь работать телом. Покажи, как ты умеешь работать ротиком.

Член твердел от прикосновения сехуновских пальцев. Танцор массировал ствол, хотя не был уверен в своих способностях. Он просто действовал по интуиции, вспоминая все просмотренное порно.
Если поласкать языком головку – понравится.
Если взять до самого основания – будет стонать.
Если перебрать пальчиками яички и поцеловать их – будет доволен.

Только бы не пустить в ход зубы, сам себя умолял Сехун, входя в раж, ведь Цзытао стонал и грубо имел его рот, хватая за волосы на затылке. Сехуну даже понравилось доставлять ему удовольствие.

Ведь Тао даже не постеснялся поцеловать его после того, как кончил танцору в рот.

- Ты умница, - похвалил младший, хищно улыбаясь и резким движением оказываясь сверху.

Сехун повалился на постель, расставляя ноги шире. Он весь дрожал в предвкушении – он уже забыл, как это прекрасно, когда внутри тебя чей-то член: толстый и твердый от возбуждения. А член Цзытао был именно таким. Даже слишком большим для девятнадцатилетнего студента.
Тао стянул штаны резко, оставляя старшего одновременно без белья. Его возбужденная плоть капала смазкой на живот, а Сехун даже не краснел, прикусывая губу от нетерпения.

Он был слишком узким, от этого еще более желанным. Потому что мозг Тао уже успел пририсовать к такому красавцу тысячу и одного любовника. И ожидал как минимум растраханную дырку. Но реальность оказалась куда приятнее.

Сехун прикрывал глаза и двигал бедрами навстречу ловким пальцам, пока Цзытао целовал его шею и облизывал соски, дразня.

- Тао-я…

На улице окончательно посветлело. Кожа Сехуна на солнце имела неестественную белизну, но как красиво смотрелись засосы Тао на ней. Конечно, такому, как Се, нельзя было иметь метки. Но студент не мог сдержаться и оставил парочку: одну на шее, вторую под ключицами, а третью на молочном бедре в опасной близости к паху.


Сехун кричал, когда Тао вошел резко, хоть и продолжал ласкать языком и руками своими. О боги – этими чертовыми грубыми руками, но с такой поразительной нежностью, словно это был первый раз для Хуна.

Он толкался, вбивая податливое тело в кровать. Наслаждался стонами и закидывал ноги себе на плечи, как представлял, меняя позу.

Оказавшись на животе, Сехун отклячивал задницу. Его дырочка то сжималась, то разжималась в предвкушении, а танцор тихо стонал в подушку, потому что Тао так мучил его.
Студент бил ладонью по белой заднице – окончательно стало плевать на метки, останутся или нет. Он просовывал язык и пальцы внутрь Хуна, чувствуя его дрожь.
Тихие стоны были лучшей похвалой. Сехун был на пике, но каждый раз Тао останавливался и не позволял себе. Сквозь зубы Хун цедил проклятья, но с каким удовольствием насаживался на чужой член, обнимая за шею своего партнера. Желал быть ближе.

Никогда не забыть эту ночь. Утро.

Когда солнце освещало полностью довольное лицо Цзытао. Младший кончил, пачкая спермой задницу Хуна и повалился на кровать. Сехун кончил следом, лаская себя и одновременно вылизывая член своего любовника.

Хун уснул полностью счастливым. Настал тот день, когда ему повезло. В него влюбились не из-за алкоголя в крови или его развратных танцев, а из-за того, кто он есть.



«Тот» день закончился через пару часов, когда Сехун проснулся и увидел пустую холодную кровать рядом. Солнце уже заходило, хотя танцор был уверен – он видел восход пару минут назад, когда Цзытао довольно и очень нежно целовал его.
Еще Тао обнимал его. Ласкал. Трахал.

… Не было ли это сном? Больным воображением? Галлюцинацией?

Одежда раскидана не была. Кеды стояли в коридоре, там, где должны были быть. У Сехуна ничего не болело. И от этой мысли танцору вдруг неожиданно захотелось разгромить свою квартиру, перевернуть все вверх дном, лишь бы получить хотя бы малейший намек на то, что ему это не снилось.
Не снился хитрый взгляд, полуулыбка. Не снились ленивые поцелуи и страстный секс. Не снились грубые руки, умело ласкающие его.

От безысходности Сехуну хотелось выть. Но он молча поднялся с постели и потопал в ванную. Через несколько часов начнется его смена.

И боги. Отражение доказывало, что ему не приснилось. Метки. Все тело было в засосах. Сехун даже перепроверил засос на бедре и чуть не завизжал от счастья.

Это было реальность. Тао, тот больной на всю голову влюбленный студент, целовал его, ласкал и трахал. Конечно, за эти метки Сехун получит нагоняй от Криса, но он ни о чем не жалел.
Кроме одного. Метки были. А Тао-то в постели не было. Ни записки, ни номера телефона.
Н-и-ч-е-г-о.


Настроение упало до минимума. Видеть не хотелось эти рожи. А от взглядов тянуло блевать. Но он продолжал крутиться возле шеста, привлекая все больше внимания. Мимо проходящие дамочки странно косились и перешептывались – наверняка заметили алые засосы на шее. Ха, суки, вам такого не видать, злорадствовал Се, а затем понимал, что ему тоже.
Тао сбежал. Понял, что с танцором гоу-гоу на каблуках ему никогда ничего не светит.
Вроде китаец и был младше, а поверил здесь в чистую любовь Сехун, как идиот. Думал, в сказку попал. Это всего лишь перепих на одну ночь – малыш неожиданно почувствовал себя взрослым и решил доказать это.
Смену Сехун отработал с паршивым настроением. Хотелось домой и пива.


Но возле черного входа его ждал Цзытао. Со странной улыбкой, ярко алеющей скулой и чемоданом.
- Прости, что ушел, - виновато улыбнулся. – Моя мама немного истеричка.

- Откуда синяк? – в горле у Сехуна пересохло. Тао выглядел слишком домашним и беззаботным, больше походил на свой возраст именно сейчас.
- Я сказал ей, что гей. И влюблен в танцора гоу-гоу на каблуках, - затараторил младший, в некоторых местах переходя на свой родной язык. – И что хочу быть с ним. Любить его. А она ударила меня. Еще отцу позвонила, он приехал и мне тоже досталось. Они в разводе. Но оба такие упрямые и сильные, что жутко.
Сехун усмехнулся – ясно, упрямство и сила передаются по наследству.

- Можно я поживу у тебя? – снова заулыбался китаец.
- Как долго? – вздохнул Сехун, хотя счастье переполняло его. Его малыш вернулся!
- Желательно, навсегда, - Тао вдохнул в самые губы, целуя своего, наверное, уже парня. Сехун опешил первые секунды, а потом обхватил младшего за шею.

Он бы никогда не подумал, что настанет тот день, когда и ему повезет. Везением Цзытао, конечно не назовешь, он грязнуля и постоянно хочет секса, еще не вышел из детства и плачет над диснеевскими мультиками, зато член у него хорош, и любовник подозрительно умелый для своего возраста.
А еще он любит Сехуна. И не только в те моменты, когда в его алкоголе не обнаружено крови.