Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

more than friends

Весна в Сеул приходит относительно рано. Моросящими дождями, обволакивающим ветром и свинцовым небосводом, но плюсовой температурой, а ещё запахом распускающихся почек. Эта весна для Сехуна пятая с тех пор, как он имел неосторожность ступить в лавы студентов-медиков. Она привычно загруженная и такая же безысходная, с перебранками по скайпу и фальшивыми улыбками одногруппникам.

Эта весна для Сехуна не выделяется ровно ничем. Он постоянен в своей небольшой компании друзей, научной работой по биохимии и абсолютно бесцельными выходными. Выходные - это самое худшее. Потому что именно тогда Сехуна настигают все те грузные мысли, которые так хочется задвинуть куда подальше, в самый тёмный угол сознания.

Этой весной Сехуну очень холодно. И дело вовсе не в том, что он так быстро сменил тёплый пуховик на тонкую кожанку, и даже не в том, что не умеет завязывать вязаный шарф, который мать прислала из Америки. Холод Сехуна скрывается где-то внутри, он холодит кожу, растекаясь по венам и пульсируя в артериях. Порой ему кажется, что у него вместо сердца огромный холодильник, морозилка, успевшая обрасти инеем и льдом. И Сехун ни в чём не находит спасения: ни в фальшивых улыбках, ни в зачастивших квартирниках, ни в друзьях, которым, вроде бы, и можно сказать, что на душе снежная буря, но отчего-то не хочется.

Сехун, как может, пытается бежать. Спастись от проблем и дурных мыслей о будущем, в котором он не уверен от слова "совсем". Ему отчаянно хочется проснуться однажды и оказаться не в съёмной квартире с посапывающим соседом под боком, а где-нибудь в другой галактике. Там, где тепло и хорошо, где никогда не бывает зимы со сменяющей её весенней слякотью. Сначала он с головой уходит в учёбу, затем в научную работу, позже названивает друзьям, пытаясь вытащить то на прогулку, то в кино, но одиночество Сехуна сильно. С ним невероятно трудно сражаться, особенно когда Пак Чанёль сбегает на свидание, Лухань уже строит планы с Минсоком, а девушки... А девушек Сехун просто не любит. Потому что каждая его знакомая подсознательно строит на него планы, а Сехуна начинает тошнить от наигранности и кокетства.

Поэтому Сехун звонит Чонину. Парню, с которым они вроде даже не друзья, так, хорошие знакомые. Сехун познакомился с Чонином ещё на первом курсе, когда их распределили в параллельные группы, затем пересекался несколько раз по учёбе, а позже встретил в кабинете своего научного руководителя. У них много общего, и даже компания одна, потому что у Луханя ни с кем нет плохих отношений, и он периодически притаскивает на их общие посиделки свежую кровь. Но, тем не менее, Чонин "просто так", он мелькает перед глазами, не пересекая круга личного пространства Сехуна. А последний и сам не очень-то стремится сблизиться.

Но выходные и абсолютное отсутствие компании всё же побуждают Сехуна обратиться к Чонину, словно к последней надежде. Он пишет:

"Я нашёл довольно интересную лекцию по военно-полевой хирургии. Не хочешь со мной?" - не особо надеясь на утвердительный ответ.

Чонин отвечает: "Я не против".

Они встречаются у корпуса в центре, вежливо кивают друг другу, и Сехун про себя отмечает, что Чонин очень красивый в своём чёрном пальто и узких тёмных джинсах без принта. Парень выглядит заспанным, будто не привык подниматься к полудню по субботам. Сехуну на секунду даже кажется, что молодой человек явился сюда вовсе не из интереса к хирургии, а просто чтобы не бросать О одного. И в этом есть смысл, ведь в коротком сообщении младшего всё же присутствовала доля отчаяния.

Они усаживаются на задний ряд и внимательно слушают доклад. Чонин не отвлекается, не зевает и не даёт понять, что ему скучно. Пусть и смотрит несколько пусто и безжизненно, словно досыпает утерянные минуты прямо здесь, с открытыми глазами. Самому Сехуну лекция тоже не особо интересна, он занимает мысли тем, что благодаря Чонину ему сейчас не приходится рассматривать трещинки на потолке и потёртости на обоях. А ещё то, что его знакомый может быть очень серьёзным и собранным. Сехуну наблюдать Чонина таким ещё не приходилось, и в этом есть доля взрослого, почти неуловимого очарования. Ведь в те редкие моменты, когда им всё же удавалось встретиться, Ким вёл себя довольно открыто и развязно, не стесняясь компании, сыпля шуточки и подколы.

Лектор довольно быстро выкладывает материал и благодарит всех за внимание. Чонин медленно надевает своё пальто, а после они бок о бок направляются к метро. На часах едва за два пополудни, и Сехуну жутко не хочется возвращаться домой, поэтому он планирует выйти на пару станций раньше, чтобы пройтись. Однако Чонин цепляется глазами за какой-то постер на доске объявлений и кивает: "Сходим?"

Сехун бегло изучает короткое сообщение о выставке каких-то минералов, и ему по большей части всё равно. Он благодарно улыбается спутнику за предоставленную возможность и кивает в ответ:

- Почему бы и нет?

Они доезжают до выставочного центра в молчании, хотя ни один из них и не надевает наушники, чтобы спастись от нависающего гула и бьющих по вискам разговоров совершенно посторонних людей. Суббота, и даже в час-пик вагон почти пуст. Они опускаются на соседние сидения плечом к плечу и с мнимой заинтересованностью изучают пробегающие на маленьком экране объявления.

Сехун время от времени бросает взгляд на Чонина, подмечая, как разглаживается складка меж тёмных бровей, когда рекламируют собачий корм.

- У тебя есть собака? - интересуется он. Молчать пусть и уютно, но всё же как-то не совсем прилично.

- Целых три.

- А вот нам кошку под дверь подбросили, представляешь? - хмыкает Сехун, вспоминая, какие кульбиты проделывает с бедным животным Пак Чанёль. - Рука не поднялась отдать её в приют даже после того, как она перегрызла провод для моего i-pod`а.

- Ты добрый человек, - Чонин улыбается тепло и заинтересованно. Сехун и раньше видел его улыбку, но сейчас она кажется особенно дружелюбной, поскольку целиком и полностью только для него одного. - И как же вы назвали это прелестное создание?

- Просто "кошка".

- Оригинально.

Они смеются, глядя друг другу в глаза, и почти пропускают свою станцию, едва успев выскочить перед закрывающимися дверьми.

Поднявшись наверх, Сехун с грустью обнаруживает, что за время их путешествия начался дождь, и теперь холодные колкие капельки противно забираются за шиворот кожанки. Он ставит воротник стойкой, пытаясь хоть как-то защититься, а Чонин жалостливо бросает:

- Да уж, погода весной действительно непредсказуема. Ещё с утра солнце, а сейчас почти ливень. Может, вернёмся?

- Ничего страшного, - отнекивается Сехун, отметая желание скрыться под первой попавшейся крышей, ведь возвращаться домой не хочется в разы сильнее, чем промокнуть.

Чонин хмыкает, но всё же ныряет под холодный поток, быстро перебирая ногами в попытке ускориться. До выставочного центра Сехун добирается уже совсем промокшим. Тело пробирает мелкая дрожь, а тонкая футболка под курткой противно прилипает к коже.

- Надо же, - разводя руками, выдыхает Чонин, - а сегодня закрыто.

Сехун мысленно прикладывает себя лбом о стену, коря за то, что не обратил внимания на сроки, а после обречённо выдыхает.

- И что будем делать?

- Можем зайти в кафе и отогреться, а можем в кино сходить, или ещё куда. Хотя, я бы напоил тебя чем-нибудь горячим, если честно, не хватало, чтобы ты подхватил пневмонию после нашей прогулки.

Сехун думает, что оставаться один на один с Чонином будет очень неловко. У них не так много тем для долгих разговоров, а заходить в кафе на каких-то жалких пару минут ему не хочется. Поэтому соглашается на фильм и на кофе от уличного баристы, любезно купленного Чонином.

Шоколадный сироп из горячего напитка постепенно перетекает в вены, делая парня слегка счастливым и менее озлобленным на мир. В конечном итоге, не всё так плохо. Он не зажимается на диване с кошкой, он не предаётся мыслям о проблемах в семье и о собственном будущем, а это, пусть маленькое, но всё же достижение.

Сехун соглашается на кино, и они единогласно выбирают "Далласский клуб покупателей", а Чонин покупает большое ведёрко солёного попкорна и ещё один кофе. Сехун улыбается, потому что спутник так легко раскусил его пристрастие к кофеину, и усаживается на свободное место.

В зале гаснет свет, и Сехун бегло окидывает сидящих рядом. В основном парочки, которым фильм-то особо и не интересен. Парень делает большой глоток, втягивая через трубочку шоколадный сироп, и закидывает в рот несколько солёных кукурузинок - странное сочетание, но Сехуну начинает нравиться.

Ближе к середине фильма Сехун понимает окончательно, что за сюжетом в зале следит разве что пожилая дама в первом ряду и они с Чонином. Последний снял пальто, и его горячий локоть время от времени задевает его, что даёт Сехуну эффект спокойствия. Его действительно умиротворяет Чонин, заинтересованные блестящие глаза парня и местами неуместные комментарии по поводу уровня лейкоцитов в крови и препаратов первого поколения антиретровирусной терапии.

Под занавес Сехун думает, что не прочь ещё раз выбраться куда-нибудь с таким Чонином, без нарочито весёлой улыбки, без резких движений и оглушающего хохота - спокойным и размеренным.

Когда Сехун прощается с Чонином, на улице уже совсем темно, и последний уговаривает провести младшего до дома. О родился всего на несколько месяцев позже, но Чонин, кажется, вовсе считает его неспособным недорослем. Они стоят на расстоянии пары метров друг от друга и неловко прощаются. Сехуну не хочется погружаться в серую рутину собственной жизни, в молчаливые стены и орущую кошку, а Чонин просто стоит, будто хочет что-то сказать, но не решается.

Сехун подаётся вперёд и слегка обнимает за плечи.

- Спасибо, - полуулыбкой благодарит он, и только Сехун до конца осознаёт, за что. Чонин улыбается, всё так же робко и неловко, кивая:

- Не за что.

Когда Сехун поднимается на четвёртый этаж, то видит, что Чонин всё ещё стоит на месте и всматривается в окна подъезда. Сехун машет рукой, мол, иди уже, и парень растворяется в сумерках фонаря.

На следующие выходные Чонин пишет Сехуну первым.

"Не хочешь прогуляться? Погода хорошая".

За окном действительно солнце и почти нет ветра, Пак Чанёль снова на свидании, а в скайпе три пропущенных от матери. Сехун отвечает:

"Хочу".

Чонин ничего заранее не планирует, да и с фантазией явно не очень близко дружит, глядя на Сехуна слегка виновато и затравленно:

- Куда бы тебе хотелось пойти? - спрашивает он.

Сехуну отчаянно не хочется вообще сдвигаться с места, потому что на голове Чонина шоколадные кудряшки, которые удивительно сочетаются с топлёным шоколадом глаз, чёрное пальто подчёркивает стройность фигуры, а тёплая улыбка лёгким ветерком уносит скопившиеся на душе проблемы.

Сехун предлагает просто идти. Это его личный способ избавиться от проблем, выражение внутреннего мира в реальном, динамическое преобразование желаний. Он шагает быстро, но Чонин поспевает, едва задевая своим плечом плечо спутника. Сехуну нравится вот такой почти случайный, ничего не значащий, но весомый телесный контакт. Они начинают говорить о своих научных работах, обсуждают однокурсников, по-доброму посмеиваясь над Луханем и Минсоком, порицают Пак Чанёля, что никак не может признаться в симпатии к Бэкхёну, отчего и таскается по свиданкам. Они говорят, идут и, кажется, совсем не замечают усталости и холода.

Минуя центр, Сехун неожиданно для самого себя оказывается у пешеходного моста с видом на реку Хан. Тело порядочно гудит от физической нагрузки, взор машинально упирается за горизонт на тонущее в воде солнце, а руки ложатся на холодный металл поручней. У реки гораздо ветренее, и весенние порывы не теряют возможности взъерошить шевелюру или пробраться под куртку, заставляя Сехуна слегка ёжиться. Чонин становится сзади и упирается руками рядом с ладонями Сехуна.

Становится теплее. А ещё чуть более неловко, чем было до этого, потому что Сехун начинает себя чувствовать мнительной хрупкой барышней, которая нуждается в защите. С одной стороны, ему действительно не помешала бы опора, с другой, жутко не нравится неопределённость и псевдо-дружеские жесты Чонина. Или это самому Сехуну отчаянно хочется видеть в происходящем больше, чем есть на самом деле?

Сехун молчит. И в этом нет ничего неправильного, ровно до тех пор, пока Чонина не окликает кто-то сзади. Тот оборачивается и видит небольшую компанию знакомых, не из их с Сехуном окружения. Ким моментально тушуется, бегло здороваясь за руку с подошедшими. Один паренёк обращает внимание на Сехуна и представляется:

- Ким Чунмён.

Сехун молчит. Он не знает, как описать своё положение. Знакомый? Товарищ? Друг? Ни одно из этих определений Сехуну категорически не нравится, и парень решает промолчать. Чунмён удивлённо вскидывает бровь на молчание в ответ на свои слова, а после быстро переключает внимание на Чонина.

Сехун чувствует себя лишним, и это начинает его злить. Как злит и то, что ему хочется иметь своё место в жизни Чонина, хотя, казалось бы, они совершенно чужие друг другу люди. Но ведь у Чонина эта ямочка на подбородке, а ещё от него веет каким-то сильным мускусным теплом с древесными нотками. А это как нельзя лучше подходит для холодного весеннего ветра.

Друзья Чонина очень быстро прощаются и уходят, а молчание между парнями впервые становится действительно неправильным.

- Может, зайдём куда-нибудь и посидим? - с робкой улыбкой предлагает Чонин.

- Не хочу.

Сехун вырывается вперёд, ускоряя темп и маневрируя городскими улочками. Он снова сбегает, но Чонин, как и раньше, не отстаёт, лишь цепляет на лицо хмурую маску задумчивости.

Спустя полчаса, когда они вновь оказываются у подъезда Сехуна, младший уже зол на самого себя. Потому что вести себя настолько по-детски просто не имел права. Он Чонину никто, Чонин ему тоже. Так какие проблемы?! Тем не менее, Ким слегка поворачивает голову, интересуясь:

- Я тебя чем-то обидел сегодня?

- Нет, - отвечает Сехун слегка виновато. Ему бы пригласить Чонина на чай, но кошка утром разодрала мочалку из ванной, а убирать было слишком лениво.

- Тогда, - Чонин мнётся, упиваясь собственной нерешительностью, теребя края пальто и закусывая восхитительно пухлую губу, - тебе было неловко, что мои друзья застали нас вдвоём? Ты бы не хотел афишировать нашу... наши... - Чонин совершенно теряется в лавине собственных мыслей, а Сехун начинает судорожно посмеиваться. Он бы никогда не подумал, что стойкий оловянный солдатик Ким Чонин может быть таким робким.

- Ты меня не представил, - наконец, прерывает его сомнения Сехун. - И да, мне это не понравилось, потому что обычно это значит то, что человек не выделяет места в своей жизни. И, - молодой человек опускает глаза, впяливаясь взглядом в носки ботинок, - мне это было неприятно. Но ты не обязан, я это понимаю, мы всего лишь...

Чонин резко прерывает пламенную речь Сехуна, обхватывая своей бронзовой ладонью тонкое мраморное запястье, и притягивает к себе. Пальто Чонина пахнет мускусом и деревом, а губы, которые находят его собственные через пару мгновений, невероятно сладкие. Будто Чонин недавно съел не меньше кило шоколада.

Сехун удивлённо выдыхает, приоткрывая тонкие губы, и расслабляется в кольце сильных рук, перекочевавших ему на поясницу.

- Мы можем выпить чаю, - Сехун шлёт ко всем чертям бардак в квартире и назойливого соседа, - чтобы подумать о том, какую позицию я в состоянии занять.

- Кофе, - поправляет того Чонин, - ты любишь кофе.