Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Angel Of Love

Он лежит на постели, широко расставив ноги. Красивый. Доступный. Внеземной. Не решаюсь протянуть руку, скользнуть ладонью по бедру, потому что нет разрешения рушить его манящую красоту, как нет и сил. Нельзя. Запрещено. Мои прикосновения, тепло моих пальцев, все мое существо слишком порочно и низменно, чтобы сметь провести рукой по загорелой коже, по сухожилиям и мышцам, что проступают под ней, смахнуть капельки пота с шеи и запечатлеть на ней греховный поцелуй.

Он – Ангел. Он – мое божество, мое наказание и мое прощение. Он надо мной, а я в его тени, и останусь в ней до тех пор, пока он не разрешит мне выйти. Доминик… Ласкает себя в медленном темпе, и я наблюдаю за тем, как его рука скользит по плоти, как тонкие пальцы размазывают капельки смазки, как он чуть прогибается в пояснице, тянется слепо за своей же лаской, как закусывает губу, сдерживая тихий низкий стон, полный губительной для меня мелодичности. Он, этот стон, убьет меня. И я разрушу его утонченную красоту, разобью хрупкость момента, наброшусь, словно дикое животное.

Приглушенный свет выхватывает из мягких сумерек изгибы его тела. Эти малейшие впадинки четко прорисовываются на холсте нашего безумия резкими тенями, и я тону, тону в его красоте и возвышенности сейчас, когда он заставляет смотреть на него. Чувствовать его. Подчиняться ему.

Я здесь сам. По своей воле. Ему не нужно цепей, канатов и ошейников, чтобы я чувствовал себя привязанным. Чтобы я готов был сделать все, что угодно, словно послушный пес.

Я хочу его. До дрожи. До боли в стиснутых пальцах и прикушенной губе, до горестного воя. Но еще рано. Я еще не готов, я еще слишком грязен. Я пал. И он – словно лестница Провидения для меня, выход из темной бездонной ямы к слепящему свету. Свету и наслаждению.

Он запрокидывает голову сильнее, светлые волосы разметались по подушке, а с его полных раскрасневшихся губ слетает все же несдержанный стон. А я чувствую, как увлажняются глаза, и я тяну руку к нему, сияющему, горящему внутренним светом. У меня такое чувство, будто любое прикосновение убьет меня, испепелит, выжжет мое сознание дотла. Не решаюсь, и так же, как и до этого, просто продолжаю смотреть. Любоваться. Впитывать его в себя, его самое незаметное движение, любую мелькнувшую на лице эмоцию – как подрагивают его веки со светлыми ресницами, как вытягиваются складочки у рта, когда он приоткрывает рот, поддаваясь бедрами вперед.

Он ведь хотел, чтобы я сейчас изнывал от желания. Четко дал понять в самом еще начале моего здесь пребывания, заточения, что я ни в коем случае не должен… А теперь он смотрит на меня своими серо-зелеными глазами, и в расширившихся зрачках я читаю мольбу, крик о том, что можно, уже можно, нужно…

Моя рука скользит к его ладони, обхватывает член плотным кольцом, и кажется, что через мое тело проходят двести двадцать, а кожа горит и слезает, рассыпается… Для того, чтобы я через несколько мгновений, или, быть может, вечность, мог исступленно целовать его губы, ощущая их вкус и мягкость, мог ласкать его так, как хочу, и везде, где хочу, мог, в конце концов, просто чувствовать его тепло всеми своими клетками и в том количестве, которое мне жизненно необходимо. Ты мой кислород, Доминик, ты мой Ангел…