Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Liar

Эй,ты говоришь, что она все, что ты хочешь,
Лгун
Эй,думаешь, ты сможешь потушить этот пожар
Лгун


- Ты лгал мне,- слова Кэйтрин эхом отразились от каменных стен.
Роджер вздрогнул и посмотрел на девушку. Она стояла в нескольких метрах от него и, казалось, всеми силами пыталась держать свою спину прямо. Её некогда милое личико было перекошено от гнева, а глаза, цвета лазури, потемнели от гнева и обиды. Русые волосы давно потеряли тот необычный блеск и теперь неряшливо были завязаны в низкий хвост.
Девушка сделала маленький шаг вперёд, при этом, не отрывая взгляда от серых глаз мужчины.
- Ты лгал мне,- повторила она чуть тише, но не менее грозно.- Всё, что ты говорил мне, была лишь иллюзия, ведь так? Тебе просто нужен был человек, чтобы на него свалить все обвинения, верно?
Мужчина ничего не ответил, только рассеяно осмотрел комнату, в которой они находились, и снова взглянул на бледное лицо мага. Как он мог ей объяснить, что дочь богатого дворянина не что иное, как вещь для того, чтобы он смог сбежать из этого города. Ведь беглым магам сейчас не так хорошо, как, скажем, три месяца назад. На всех, кто хоть как-то связаны с магией, объявлена охота. Многих детей, взрослых укрывают их же семьи. А те, кто остались сиротами, сплачиваются в маленькие отряды и дают отпор всем, кто хочет их убить. Но только не Роджер. Он всю свою жизнь был одиночкой. Мать бросила его, когда только родила, оставив его на крыльце какого-то старого дома, где проживала не очень благоприятная семья. Отца же у мужчины не было. Ведь, если говорить по-честному, мать его была обычной проституткой из публичного дома. Поэтому мужчина почти всегда был одинок. Но сейчас…сейчас у него была эта немного капризная дама, которую он легко смог охмурить. «Но ненадолго»,- напомнил он себе и вздохнул. Если покопаться глубже, то можно выяснить, что Кэйтрин нужна ему не только как билет на выход из этого прогнившего города, но и как секс игрушка. О, как она страстно выкрикивает его имя в постели и как развратно шепчет ему непристойности на ухо. Ему это нравилось. Так же, как и то, что её тело было податливое для ласк. Роджер хмыкнул и в два шага преодолел расстояние между девушкой.
- Ну не только это,- наконец, ответил мужчина, дотрагиваясь подушечками пальцев щеки русоволосой.
Кэйтрин отшатнулась от прикосновения, словно её ударило током. Она со страхом в глазах смотрела на мужчину, которого словно подменили: из учтивого и доброго мужчины, он превратился в безумного, эгоистичного… «Маг крови»,- эта мысль пронзила острее любого меча или кинжала.
Девушка сделала несколько шагов назад, теперь уже с ужасом смотря на переменившегося любовника.
- Но…как же. Я думала, что…
- Что я обычный человек? О, дорогая, ты так глупа и наивна. Всегда знал, что дворянские девки тупые как пробки,- в словах Роджера сквозила насмешка и сарказм.
- Не смей называть меня глупой, ты грязный маг,- зашипела девушка, и ужас в её глазах сменился гневом.
Слова мага больно резанули её уши. Он говорил настоящую, неприкрытую правду о ней. Она не была умна. Всего лишь маска, которую носили многие придворные дамы. Никому из них не надо было думать о будущем, за них всё сделают их семьи, а потом уже и муж. И Кэйтрин это прекрасно знала. Её с детства учили быть послушной, словно домашняя зверюшка. Наверное, поэтому, как только появился призрачный шанс уйти от семьи, она им воспользовалась.
Но теперь девушка жалела о том, что так слепо доверилась этому мужчине. Ей хотелось закрыть глаза и думать, что это всего лишь её сон. А утром она проснётся в своей постели и позабудет об этом. Зажмурившись, Кэйтрин щиплет себя за руку. Ничего не изменилось. Разве что теперь перед ней стоит Роджер и смотрит на неё сверху вниз. Как на низшее существо. Это было неприятно и обидно. Мужчина снова дотронулся подушечками пальцев её щеки и хмыкнул.
- Я чувствую твой страх,- прошептал маг так тихо, будто боясь разорвать эту давящая на барабанные перепонки тишину.
Девушка попыталась отстраниться, но цепкие пальцы схватили её за подбородок. Мужчина склонил голову набок, как будто размышлял, что делать с этой глупой девушкой. Кэйтрин прикусила нижнюю губу, отводя взгляд от серых глаз, которые некогда смотрели на неё с заботой и лаской.
- Знаешь, я бы мог тебя забрать с собой, если бы ты не была такой истеричкой,- его слова подвергли русоволосую в шок и отчаяние.
Её взгляд, полный отчаяния, метнулся обратно к его лицу, а руки вцепились в пыльную мантию.
- Нет, пожалуйста. Не убивай меня. Я…я буду делать, что ты захочешь, только, пожалуйста, не убивай меня,- взахлёб говорила она, отчаянно цепляясь за него.
Роджер брезгливо оттолкнул девушку и отряхнул мантию. Кэйтрин больно стукнулась лопатками о стенку, при этом болезненно вскрикнула. Она медленно сползла по стенке, с ужасом глядя на того, кого недавно называла своей любовью. На глаза набежали предательские слёзы. Девушка всхлипнула, но не отводила взгляда от лица Роджера. Мужчина с презрением смотрел на подрагивающую девчонку. Весь этот цирк ему порядком надоел. «Пора с этим кончать»,- мерзкий, шипящий голос заставил мага на секунду растеряться. Этот голос, который время от времени проявлялся в сознании Роджера, заставлял его иногда не то, чтобы растеряться, даже пугаться. Ибо он знал, кто это говорит. Демон Гордыни. Роджер помотал головой. Как бы маг не хотел, но демон был прав. Эту девушку надо ликвидировать, уж слишком многое она знает. Достав из-за пояса ритуальный кинжал, он рывком поднял Кэйтрин. Он изучающее рассматривал её лицо, как будто пытался запомнить каждую черту.
Девушка беззвучно рыдала и тряслась, но взгляда не отводила. Она знала, что если отведёт, то этот бой будет проигран. От этого мужчина лишь усмехнулся. «Наглая, самонадеянная девчонка. Убей и её кровь даст тебе силу»,- шипел голос в голове у мага. Его мучили терзания того, что всё это – неправильно. Абсурдно. Здравый смысл кричал ему, чтобы тот поскорее убирался оттуда, но зависть, алчность, вместе с демоном, шептали ему, что всё так и должно быть. Те, кто живёт лучше тебя - должны страдать. Быть униженными. Оскорблёнными. «Да, именно такими они и должны быть»,- отстранённо подумал мужчина, вонзая клинок под рёбра своей бывшей любовницы.
Кэйтрин издала хрипящий звук, удивлённо распахивая глаза. В них, кроме шока, плескалось горечь и детская обида на Роджера. Девушка схватили своими тоненькими, ослабленными ручками его плечи, дабы не упасть на пол. Но мужчина не хотел, чтобы она вот так просто умерла. Он хотел мести. Месть за то, что он жил в трущобах, пока такие, как она, пировали в богатых районах. Маг повернул рукоять кинжала по часовой стрелке, при этом с наслаждением смотря на лицо девушки, которая хватала воздух, словно рыба, выброшенная на сушу. Из её открытого рта текла тоненькая струйка алой крови. Глаза, некогда живые и весёлые, блекли и стекленели от слабости. Жизнь покидала это хрупкое тело. Послышался треск ткани, и платье под грудью стало медленно рваться от прокручивания острого предмета. Кэйтрин в последний раз посмотрела в эти глаза, цвета стали и обмякла в объятиях мага.
Мужчина растеряно смотрел на разбросанные по спине девушки волосы и пытался понять, а он ли это сделал или же чёртов демон? Сероглазый неуверенно провёл одной рукой по волосам бывшей любовницы, как будто это действие заставит её вскинуть голову и посмотреть в его глаза, при этом слегка щурясь. Но, увы, это действие не заставит девушку встать. Он аккуратно уложил её на пол, при этом пачкая свою робу и руки в крови, и неуверенно осмотрелся, как будто кто-то сейчас придёт и убьёт его. Проведя ладонью по её лицу и размазывая кровь, Роджер почувствовал опустошение внутри себя. Но с этим опустошением пришло что-то новое, что заставило мужчина рывком вытащить из ещё теплого трупа кинжал и также быстро встать. Сила, которую обещал демон. Она дала ему стимул, чтобы быстро привести себя в порядок и уйти, оставив девушку лежать тут, пока кто-нибудь не зайдёт в этот дом и не найдёт её. «Или же пока не придут дикие звери»,- невесело подумал он, поправляя дорожный мешок на плече.
Уже выходя за порог этого пыльного, никому не нужного дома, Роджер в последний раз обернулся. В голове всё ещё звучало одно единственное слово, которое с остервенением выкрикивала Кэйтрин.
Лжец.