Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Я умер в семь утра

Я умер в семь утра. Надо же с чего-то начинать день.



Наверное, в прошлой жизни я был дичайше невыносим, зол и шумен. Возможно, чрезмерно раздражителен и груб. Всю ее я не помню. Всплывают лишь какие-то бессвязные отрывки.

Помню, как цвели в мае каштаны под окнами, какой от них разносился запах, когда в комнате открывали окно. Помню привычные рыжие в подпалинах легкие занавеси с безвкусно подобранным ламбрекеном, покрытые пылью белые пластиковые рамы и не всегда чистые стекла окон, выходящих в сторону проезжей части.

Помню, что у меня были руки, покрытые шрамами, и не зарубцевавшееся после первой любви сердце, которое, как казалось временами, бурно трепетало не совсем там, где ему полагалось быть, а очень даже по центру, вставая комом в груди и не давая дышать. Помню, как оно умолкло однажды, став глухим к мольбам других людей.

Помню, как, узнав через полгода, что девушка, которую я по пьяни снял в клубе на ночь, беременна от меня, я предложил ей сделать аборт. Как она плакала, как умоляла меня не оставлять ее и ребенка, как потом стучала крошечными кулачками по моей груди и называла ублюдком. Я не слушал. Я просто вытолкнул ее за дверь квартиры так, что она упала на пол и замолчала, понадеявшись, что теперь все разрешится само собой. А потом ко мне приходили из полиции, заставляли дать показаниями: она погибла под колесами грузовика, выйдя на проезжую часть под моими окнами. В итоге доказать мою причастность не удалось, все списали на несчастный случай. Но та девушка из моей головы никак не выходила.

Помню, как однажды понял, что рядом не осталось никого из тех, кого мне хотелось бы поддержать. Помню, что вслед за этим понял, что не осталось и тех, кто хотел бы поддержать меня, не осталось никого, кто бы меня любил. Я отвадил от себя всех. Сначала я, по привычке, хотел послать это понимание куда подальше, но осознание собственного одиночества и полнейшей никчемности взяло верх. Я был омерзителен сам себе.
Странное апатичное состояние и выпитые накануне несколько бутылок чего-то достаточно крепкого, чтобы отключить рассудок, вступили в свои права.

В голове девичий голос, тот самый, срываясь на вой, повторял мне, что я - ублюдок и сволочь. Оказалось, она была моим последним шансом войти в нормальную жизнь, но я так поступил с ней... С ней и с ребенком... Чертов подонок и эгоист.
Я шагнул к открытому окну, встал на подоконник и взялся пальцами за раму. Удивленно отметил, что раму, вместе с окном, разумеется, давно следовало помыть – на подушечках остались частички копоти и песка. Это отвлекло меня от удержания равновесия, и, неловко покачнувшись, я понесся навстречу ласково растворяющему для меня свои объятия асфальту.

С тех пор прошла масса времени, но я все еще помню, как врачи констатировали мою смерть, которая наступила утром.
Я умер в семь утра. Нужно же было с чего-то начать день.

Теперь это моя вечная обязанность – начинать чей-то день в семь утра. Видимо, этим я расплачиваюсь за то, как обращался с близкими при жизни и как бездарно с этой жизнью расстался. Каждый день, ровно в семь утра, я сигналю «Подъем», меня, громко матерясь, впечатывает в стену гигантская ладонь. День уходит на то, чтобы меня выскребли из дыры, собрали воедино все шестерни, завели и поставили на полагающееся мне место. Когда тебя собирают - это куда больнее, чем быть разбитым...

Кстати, до сих пор я не имел чести представиться.
Меня зовут Мэл. И я – будильник в одной из спален приспешников Ада.