Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Futuristic love

Дождь хлещет по стеклам, бьет плетьми сомнений и ненависти по лицу лежащей на ступенях женщины. Перелом позвоночника, сломанные ребра и разбитое сердце — результат падения со второго этажа, результат слепой веры в лучшее в хищнике и маньяке.
Ганнибал осторожно подходит к Уиллу сзади. Мягкие шаги идеального убийцы не слышны уху простого человека. Черная рогатая тень мечется за окном, Уилл смотрит на нее не отрываясь. Он так скучал по своему оленю, он так скучал по этому ощущению бега времени в черном оперении, стучащего копытами по паркету. Медный запах стоит в воздухе, наполняет кухню доктора Лектера, капает красным на пол — вся столешница измазана кровью тех, кто попытался отнять у него сегодня свободу.
Уилл вздрагивает от прикосновения к шее — сегодня легкое касание сильных пальцев, обещающих всегда боль и удовольствие, заставляет сердце замереть от ужаса, тонкий аромат парфюма доктора сегодня мешается с запахом кошмара и смерти. Его личный убийца сегодня не в духе, он будет мстить за то, что Уилл его предал. А разве он мог иначе?
- Все это для тебя, мальчик. Я всегда делал все, чтобы прийти сюда с тобой, в эту минуту, секунду — стоять с тобой здесь, чтобы ты понял мой замысел. Я подарил тебе лучший подарок — возможность понять себя, увидеть. Ты отказался. Что теперь, Уилл Грэм?
Профайлер сжимает кулаки. Бороться — значит проиграть, ведь зверь позади опьянен чувством сладкой мести, силы. Резко обернувшись, Уилл натыкается на взгляд Ганнибала.
Взгляд спокойных ореховых глаз внушает доверие, излучает уверенность и обещает заботу, спасение. Сегодня Грэм падает в черные озера слез, ярости, разочарования. Ничего не осталось, он сам сделал выбор. Разве можно было остановиться?
Еще один шаг в пустоту.
Скоро завоют сирены, Ганнибал это знает. Скоро его мальчик будет лежать у его ног, только лишь прочертить лезвием линию над острыми ключицами, порезать нежную кожу горла, там, где так отчаянно бьется жилка, отсчитывая его последние минуты. Пора прощаться, но как? Как можно уйти сейчас, когда глаза цвета молодой листвы смотрят в твою душу, ищут прощения?
Ганнибал проводит ладонью по лицу Грэма, подушечкой большого пальца стирает с губ всхлип.
- Мой мальчик...как же ты ошибся. Как ошибался я.
С этими словами Ганнибал притягивает Уилла к себе, касаясь губами сначала подбородка, проходится языком по приоткрытым губам, проникает внутрь. Стоны Грэма — лучшее, что он слышал в своей жизни, ни одна симфония Вагнера с ними не сравнится. Его распахнутые глаза, полные желания и безумия, его пальцы, сжимающиеся на плечах, оставляющие синяки и царапины, он сам — совершенство, в котором доктор до конца не распознал по-настоящему равного себе.
Отстраняясь, удовлетворенно слушает разочарованный вздох — когда его мальчик с ним, он забывает о том, что перед ним — Чесапикский потрошитель, а сам он — агент ФБР. Когда они вместе, не нужно слов, чтобы понять, кто они друг для друга: лучшие враги и любовники.
Грэма колотит, он не знает, где он и кто он, больше не знает, на что способен и что теперь делать. Смотрит на Ганнибала, замечает в его ладони нож, даже не отстраняется. За все нужно платить, нужно принять наказание, нужно понять наконец, каков Его Замысел.
- Ты хотел отнять у меня жизнь. - Лектер по-хозяйски проходится пальцами во кучерявой макушке, не отказывает себе в удовольствии зарыться пальцами в мягкие каштановые кудри.
- Нет, н-нет, не хотел. Хотел показать, насколько я.. - Грэм вскрикивает, потому что Лектер тянет за волосы слишком сильно, резко, хватает за подбородок, приставляя к горлу нож.
- Хотел отнять у меня свободу. Хотел посадить под замок, как зверя, хотел быть сильнее, умнее меня? Ты предал меня, Уилл, ты не верил. Я верил в тебя. Я доверял тебе, мальчик.
Слезы текут по щекам Грэма, он судорожно хватается пальцами за рубашку доктора, привычно прижимаясь к нему, заставляет опустить нож. Ластится под рукой, целует отчаянно горячие губы. Он его. Как он мог?
На секунду Ганнибал закрывает глаза.
Не видит, но чувствует, как тяжело его мальчику. Как больно и страшно. И...не испытывает привычного удовольствия от чувства обладания им. Ему так жаль, боже, так жаль!
На секунду он уходит в свой Дворец Памяти, и картина, возникшая перед ним, пугает хуже, чем опасность быть пойманным. Уилл, его Уилл захлебывается кровью, падает у его ног, и самое страшное — закрывает свои чудесные глаза, больше никогда не откроет.
На секунду Ганнибал разрывает поцелуй, шепчет «прости меня», смотрит в это лицо, искаженное страданием и ужасом потери. Грэм знает, что его доктор покинет его, бросит, даже если оставит ему на прощание жизнь.
И ему уже все равно. Все, чем он жил, уходит на второй, третий, десятый план. Его долг оплачен — он поймал Потрошителя, только вот не привел его в участок, потому что этот взгляд темных глаз стоит больше, чем годовая премия и сотни спасенных жизней. Его собаки, его спокойная в общем-то жизнь — ничего не стоит без осознания того, что всегда можно прийти к тому, кто тебя понимает, кто делал для тебя все. К тому, чьи поцелуи клеймом выжигают знаки на коже, к тому, чей шепот ночью может отогнать все кошмары, следующие за Грэмом по пятам. Глупый мальчишка!
Уилл снова впивается в губы любимого доктора, отчаянно кусает их, и вскрик тонет в поцелуе. Ганнибал широко распахивает глаза: его запястье стискивают дрожащие пальцы, сталь входит в мягкую кожу живота его лучшего пациента, Уилл прижимается теснее, насаживается на нож, стонет в губы. Его мальчик не перестанет его удивлять.
Ганнибал резко делает шаг назад, отпускает рукоятку, в ужасе смотрит на то, как Уилл оседает у стены. Кровь хлещет из раны, заливает паркет, покрывает темное дерево нефтяной пленкой. Пернатый олень с грохотом валится на пол, Уилл хватает ртом воздух: может, доктор его не оставит сейчас? Пока жив олень, они тоже живы.
Тяжелый вздох, Ганнибал наклоняется к Уиллу, осторожно ведет рукой по шее, щупает слабеющий пульс.
В мире больше нет никого, кроме них двоих. Больше мира нет.
- Таков мой замысел, доктор Лектер.