Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Я влюблена в Марти Сью.

How did I get here
I turned around
And there you were
I didn't think twice or rationalize
Cuz somehow I knew
That there was more than just chemistry
I mean I knew you were kind of into me
But I figured it's too good to be true
I said pinch me where's the catch this time
Can't find a single cloud in the sky
Help me before I get used to this guy





Больше всего в своей жизни я ненавидела блондинов с голубыми глазами. А если эта тварь ещё и симпатичная, высокая и не тупая, как пробка - всё, кровь начинает просто бурлить ненавистью, а глаза мечут молнии. Какой бы суровый и мужественный парень не был, белая шевелюра и светлые, по-детски наивные глаза сделают его милым и пушистым. Фу, мерзость какая.

То ли дело брюнеты или шатены, дерзко заманивающие в любовные ловушки своими хитрющими глазами, как бы говорящими: "эй, ты, детка, подойди сюда и забудь всё, что было до меня". Просто голова кружится. Да каждая вторая девушка уж точно предпочла бы парня с тёмными волосами, хотя, конечно, и на смазливых блондинов найдутся охотницы. Но точно не я.

Разумеется, любая ненависть обоснована: когда-то давно, когда я была ещё девочкой маленькой, но уже со сформировавшимися вкусами в противоположном поле, повстречался мне один светловолосый кадр. Ростом сто девяносто сантиметров, глаза голубые-голубые, словно стеклянные, а волосы как из сена сотканы, не по консистенции, а по цвету. Тут-то оно и случилось. Я до сих пор не могу понять, как и почему мне, всей такой умной и правильной, вдруг мог понравиться парень старше меня, да к тому же такой недоступный и далёкий. Загадка похлеще сотворения вселенной.

Как бы то ни было, я втрескалась без памяти. Мой нетипичный избранник был начитан, не то чтобы невероятно умён, но эрудирован, увлекался примерно всем тем, что любила и я, но был малость идиот, впрочем, как и все мальчики в его возрасте. А был он, к слову, на четыре года старше и приходился одноклассником моему брату, поэтому лицезреть я могла его крайне редко из-за не состыковки учебных смен.

Ну и к чёрту, думала я, каждый раз замирая и неимоверно тупя, когда дело заходило до разговора. Запретный плод сладок, а тем более для такой стрёмной и очкастой зубрилки, коей я являлась в далёком детстве. Надеясь поскорей забыть это странное событие в своей жизни, я всё больше и больше увлекалась всякой фигнёй и страдала уже по более далёким и невозможным знаменитостям.

По странному стечению обстоятельств, мне удавалось даже пообщаться со своей любовью в интернете, когда такая заметная стена как разница в возрасте растворялась, и можно было обсудить что-нибудь совсем обычное, на что в реальной жизни духу бы не хватило. Иногда такие переписки затягивались довольно надолго, в них даже присутствовали некоторые дружеские элементы, типа шуток и приколов над общими знакомыми. Бывало, что Тейлор готова была брата своего продать за лишний час общения.

И вот спустя четыре года я поняла, наконец, что это не просто симпатия, это, мать её так, любовь! Битьём головы об стену делу не поможешь, но попытаться стоило. К тому времени противному блондину и вроде как родному братцу надо было продолжать учёбу в высшем заведении, и они оба собрались отправиться в столицу. В одном из последних разговоров я, как мне показалось, уловила призрачный намёк на то, что моя любовь была бы не против встретиться потом, когда-нибудь, «если судьба сведёт». Мало ли что может взбрести в голову юной и наивной девице, но ведь надо быть реалистами: он просто хотел отвязаться от надоедливой младшей сестры своего лучшего друга.

Проходило время, много времени, но ничего практически не изменилось: я всё ещё была влюблена в этого до жути противного, самодовольного, эгоистичного, тупого и наглого блондина с голубыми глазами. Любые похожие на него парни чуть ли не вызывали тошноту, тогда как к другим иногда появлялась симпатия, вскоре исчезающая или, скорее, вытесненная школьной любовью.

Отношения с братом слегка подпортились, словно забытый на солнце торт, а жизнь шла своим чередом, не волнуясь о каких-то там чувствах. Я пыталась забыть ту жуткую часть своей жизни, но безуспешно: хреново быть однолюбом. Иногда во мне просыпалась надежда, шепчущая, мол, не всё ещё потеряно, помнишь его туманный намёк? Всё я помнила, а то как же, такое разве забудешь? Помнила, надеялась, ждала. И ненавидела лютой ненавистью.

Но не ежесекундно, конечно, ведь коварная жизнь преподносила новые пинки, на носу сессия, за ней двадцать первый день рождения, а потом снова учёба, учёба, учёба. Прекрасна и интересна жизнь студентки, но только в том случае, если ты ходишь на всякие вечеринки, гуляешь, развлекаешься, а не сидишь целыми днями за книгами, пытаясь научиться различать по запаху хлорид йода от гидроксида серы.

Напоминать о том, что вся жизнь не может упираться в мысли о недоступном и противном до глубины души блондине, приходилось моей лучшей подруге, имевшей самое обычное женское имя, Кейт.

- О Боги Асгарда, да забей ты уже на него, ничего тебе не светит, ни фонарика, ли лампочки, - с этой фразы Кейт всегда начинала свою речь, пытаясь завлечь меня на свидание с каким-нибудь тщательно отобранным молодым человеком. – Ну вот сама рассуди: как можно строить отношения с человеком, которого зовут так же, как и тебя? Вас же путать все будут.

Ах, да, забыла упомянуть: самодовольный блондин носил имя Тейлор, как и я. Ха-ха, как оригинальны были люди двадцать лет назад, выбирая имена своим детям. Тейлоры были на каждом шагу, и мальчики, и девочки – на любой вкус.

- Мечтать не вредно, - огрызалась я, всё глубже утыкаясь в учебник органической химии.

Нельзя сказать, что я целыми днями только и делала, что думала о своём самодовольном блондинчике, ведь времени на это, мягко говоря, не хватало. Я вообще редко о нём вспоминала, обычно тогда, когда Кейт пыталась меня снова с кем-нибудь свести. Однако мечта о той самой поворотной и судьбоносной встрече не покидала мой неадекватный мозг ни на минуту.

Не важно, что ему уже двадцать четыре, и у него, быть может, уже есть жена и, боже упаси, дети. Я старалась избегать этой темы в разговорах с братом, и поэтому ничего не слышала о Тейлоре уже года два, ведь мне приходилось тщательно и безуспешно пытаться его забыть, успокаиваясь мыслями о том, что другие мальчики нравятся мне всё больше, что, как оказывалось через пару дней, было совсем не так. Совсем. Ох уж этот самодовольный и ненавистный блондин, чтоб его.

И с каждым днём ненависти становилось всё больше и больше, она уже была готова выплеснуться через край и забрызгать проходящих мимо людей. Однако что-то до сих пор сдерживало этот вулкан, и мне оставалось лишь молча ненавидеть каждого голубоглазого блондина, которому ненароком случалось попасть мне на глаза.

***

В это утро, не предвещавшее ничего сверхъестественного и переломного, я просто обязана была попасть в какую-нибудь глупую ситуацию. Для начала надо было зацепиться ногой за куст, растущий у входа в университет, и порвать колготки. Затем мне посчастливилось пошутить про декана, который в момент космической шутки находился в двух метрах от меня, такой крутой юмористки, и был явно не глухой на оба уха. Третьей и, к счастью, последней парой была биология, и учителю просто необходимо было устроить тест, к которому я подготовиться не удосужилась.

После такого феерического начала дня я решила пообедать с подругой в уютной кафешке. Получив свой заказ, Кейт закинула ногу за ногу, взмахнула своей длинной блестящей на солнце шевелюрой и с упрёком посмотрела на меня.

- Ну? – спросила Кейт, явно ожидая какого-то особенного ответа на вопрос, которого не было.
- Что? – ответила я, слегка догадываясь, о чём пойдёт речь.
- Ты так и будешь всю жизнь отказывать мне, точнее не мне, а одиноким и симпатичным парням в свидании?
Я поперхнулась своим зелёным мятным чаем.
- Вот только не начинай, пожалуйста, - сказала я и опустила взгляд на огромную стрелку на колготках.
Кейт фыркнула.
- Если ты сегодня вечером не засунешь свои воздушные замки и несбыточные фантазии куда подальше и не согласишься познакомиться с кем-нибудь из моих друзей, я с тобой разговаривать не буду.
- Как долго? – спросила я, иронично усмехнувшись.
- До конца жизни.
- О, это меня устраивает, - я отвернулась от подруги, сделав глоток горячего напитка.

Кейт была явно обижена этим колким замечанием и сидела молча, деловито оглядывая прохожих. Тем временем мой взгляд бродил между людьми, заказывающими что-то у прилавка. Высокий и, наверняка, голубоглазый блондин изучал меню, и я не видела его лица, но от этого ненависть к нему не была меньше. В последнее время я вообще редко встречала таких ненавистных мне персон, так что этот несчастный парень мог сгореть от посылаемой ему ненависти.

И тут он повернул голову в сторону окна, посмотрев на столики кафе, и мне удалось разглядеть его физиономию. От неожиданности я уронила чашку, и та со звоном разлетелась на мелкие кусочки.

- Да что ты творишь? – завопила Кейт, испугавшись звона стекла.
- Н-ничего, - ответила я и опустилась на колени, чтобы собрать осколки.

Да что он тут забыл вообще? Какого чёрта именно в этот момент он пришёл именно в это кафе? Мне захотелось разбить о каменный пол ещё триста сорок чашек, да так, чтобы несколько осколков воткнулись в череп этому самовлюблённому типу, зачем-то появившемуся через дорогу именно тогда, когда я несколько месяцев подряд пыталась его забыть с особенной тщательностью.

В голове моментально вспыхнули несколько десятков вариантов развития событий, смелость и безрассудство словно камнем влетели в голову и заставили меня резко выпрямиться во весь рост и направиться к прилавкам.

С каждым шагом по влажному асфальту решительность загоралась всё больше, а несдержанность и ненависть из переполненного котла были готовы вылиться наружу. За несколько секунд я успела выдумать длинный диалог со страстными выяснениями отношений и возможными концовками этой непредвиденной встречи.

Я встала сзади старого знакомого, набрала в грудь побольше воздуха и ткнула его пальцем в плечо, готовая выложить ему все свои переживания за последние одиннадцать лет. Слова, которые только что были разобраны до мельчайших подробностей, вылетели из головы невероятно стремительно, не оставив даже смелого настроя.

Как только блондин обернулся, я широко открыла рот, но вместо громкой и чёткой речи оттуда послышалось сбивчивое и до жути тихое «я тебя ненавижу». Услышав себя словно из далёкой вселенной, я резко развернулась и понеслась через дорогу обратно к подруге, по пути ругая себя за крайнюю тупость.

Схватив сумку и не сказав ничего Кейт, я стартанула вдоль по улице в сторону дома.

***


«Ну и дела», - думала я, поднимаясь по лестнице. Вляпаться в такую ситуацию могла только такая редкостная тупоголовая дура. В голове никак не укладывался тот факт, что только что я встретила любовь всей своей жизни спустя четыре года, а сказать ему смогла совсем не то, что планировала всё это время.

Также я никак не могла понять, что он забыл в этом городе. Тейлор закончил свой вуз два далёких года назад и переехал в другое место, ну, так сказал мой брат, Джейсон. Хоть они все втроём и находились целый год в одном и том же городе, случайно они ни разу не встретились, ибо проживало здесь несколько миллионов человек.

Мне хотелось просто провалиться под землю, даже глубже, к самому её ядру. Было жутко грустно и обидно. Оставив вещи дома, я вышла на улицу, чтобы купить себе ведро клубничного мороженого и сожрать его, сидя на диване перед телевизором, как это делают все американские девушки, попадая в подобные ситуации.

Что ж, надо просто постараться забыть этот момент моей жизни и продолжить жить дальше.

***

Я потихоньку начинала ненавидеть этот грёбанный день. Зачем мой брат решил устроить свой день рождения в такой компании? Я припёрлась к нему из другой части города с кучей вещей, в надежде повеселиться вдвоём, поиграть в приставку и просто подурачиться, мы же брат и сестра, как-никак. Но нет – он пригласил кучу своих друзей-идиотов, среди которых была и моя старая любовь.

Эти обстоятельства быстро вывели меня из себя, и, не желая видеть, как это сборище придурков делают из моего положительного и правильного брата себе подобного, я отправилась в заранее приготовленную мне комнату. Довольно уютно, хочу вам сказать. Кровать заправлена тёплым пледом, ведь за окном зима, на полках вдоль стены стоят книги по психологии и несколько фотографий. Я медленно подошла к ним, и мой взгляд приковала одна, изображающая брата и Тейлора.

Я уже давно не верю во взаимную любовь, она может быть только с одной стороны. Мне было очень стыдно за тот случай у прилавка, но Тейлор и виду не подал: интересно, он просто решил забыть об этом или не узнал меня? Так или иначе, продолжать обманывать себя не было причин. Я безумно была в него влюблена. Нет, не так, как первоклассница в своего соседа по парте. Это чувство было в разы сильнее, раз оно смогло побеждать мои попытки от него избавиться уже одиннадцать лет.

Гости шумели, разговаривали, болтали. Весело им, наверное. В любом случае такие посиделки не по мне, подумала я, достала наушники из кармана обтягивающих джинсов и села на подоконник. Громкая музыка в моих ушах заглушала шум из кухни, вид прекрасного ночного города завораживал меня. Несколько песен из моих любимых мелодрам сделали своё дело – мысли опять ушли в далёкие края, где мои мечты сбылись, и всё было замечательно. Да уж, фантазировать я умею прекрасно.

На оконную раму упал тонкий луч света, как будто кто-то открыл дверь и заглянул внутрь. Я вытащила наушник из уха и оглянулась.

- Я не помешаю? – спросил Тейлор, переминаясь с ноги на ногу.
- Нет, входи, - ответила я, удивившись самой себе. И зачем это он пришёл? Посмеяться надо мной, напомнить о том случае? Вот сволочь.
- Там все веселятся, это немного надоедает, - мой гость уселся на подоконник в метре от меня.
- Не говори, - сказала я, и в комнате затянулась пауза. – Пришёл отдохнуть от болтовни?
- Не совсем, - его голос стал намного тише, он почти прошептал эти два слова, как будто они несли в себе огромные для него ценность и смысл.
Мы немного помолчали. За окном мигали светофоры, ездили и гудели машины, а я думала, как неплохо было бы сейчас выпасть из окна.
- За что ты меня так ненавидишь? – спросил он, заглянув в мои глаза своими, такими голубыми и такими глубокими.
Я слегка опешила. Помнишь, значит, да? Козёл.
- Разве это важно?
- Для меня – да.
Я хмыкнула.
- Есть за что, поверь, - сказала я тихо, но потом словно с цепи сорвалась. – Ты двуличная и самовлюблённая тварь, которой нет дела для других людей. А ещё ты любишь издеваться над беззащитными маленькими девочками, кормя их глупыми и наивными надеждами. Я бы тебя хоть сейчас из окна выкинула.
Тейлор рассмеялся. Ну и смех. Сейчас он был противен мне как никогда, однако не стоило забывать тот факт, что вопреки всем этим минусам, я его любила.
- Мило, - ответил он, отвернувшись к холодному, как лёд, стеклу.
- Хочешь сказать, я не права? – я начинала стремительно заводиться. Может, сейчас единственный шанс врезать этому подонку за все те переживания, что он мне доставил.
- Права. Я и сам себя ненавижу, - сказал Тейлор, встав с подоконника в центр комнаты во весь свой огромный рост. – Как думаешь, я мог бы исправиться?
- Нет, - отрезала я и подскочила к нему. – Ты эгоист с завышенным самомнением и навсегда им останешься! - наверное, если бы на кухне было менее весело, мой отчаянный вопль услышали бы.

Я стояла перед ним и чувствовала себя такой крошечной в его тени. Он был выше меня на голову, так что если бы я надела свои самые высокие каблуки, всё равно была бы как Дюймовочка для него. Плевать, сейчас он обидится и уйдёт, с чего ему меня терпеть, когда в соседней комнате дурачатся друзья?

Это, наверное, был самый долгий и бесконечный момент моей жизни. Я смотрела в его непреступные глаза, пытаясь прочесть его грязные мыслишки. Блики луны мягко скользили по его волосам, и я всё больше теряла самообладание. Ещё чуть-чуть, и я разрыдаюсь и убегу куда-нибудь подальше от этого испытывающего взгляда.

И тут случилось то, что я никак не могла ожидать. Он резко нагнулся, обхватил длинными пальцами мою шею, примяв к ней распущенные волосы, и поцеловал меня. Вы когда-нибудь прыгали с парашютом или с вышки, с канатом на лодыжке? Если нет, то вы не поймёте это чувство. Я как будто зависла в пространстве, забыв обо всём, что творилось вокруг. Его губы мягко скользили по моим, а я всё таяла и таяла в его руках.

Поцелуй длился так долго, что я уже, казалось, постарела. Не веря своему счастью, я немного отстранилась и открыла глаза.
- Что ты делаешь? – прошептала я, убирая руки из его ванильных волос, которые даже не помнила, как там оказались. Я ничего не помнила. Мне хотелось ещё.
- В смысле? – ответил он, слегка краснея. Это было видно благодаря лунному свету, залившему всю комнату.
- Зачем ты поцеловал меня?
- Ты мне нравишься.
- Не может быть, - я отодвинулась ещё дальше. Он врёт, не может этого быть. Не может.
- Может. Несколько лет уже. Я пытался тебя забыть, но ничего не получалось. Твой образ уже несколько лет неустанно преследует меня, Тейлор.
Тейлор. Из его уст моё имя звучало невыносимо сладко, он захотел возобновить поцелуй, но я увернулась.
- Ты понимаешь, что натворил? – спросила я, раскрыв глаза максимально широко, как будто старалась запомнить каждый миллиметр комнаты в этот момент. – Я люблю тебя, Тей, я безумно люблю тебя уже одиннадцать лет, и тут ты заявляешься, я чувствую себя словно в какой-то из своих нереальных фантазий.
- Фантазии оживают, - прошептал он, и сильнее притянул меня к себе. Куда уж мне справиться с таким здоровым парнем.

Плевать, что его там уже ищут. Плевать, что у нас есть небольшая разница в возрасте и огромная в росте. Плевать, что брат оторвёт мне голову. Я просто хочу остаться в этой комнате навечно, наслаждаясь компанией человека, которого я люблю всю свою жизнь.




They say that good things take time
But really great things happen in the blink of an eye
Thought the chances to meet somebody like you
Were a million to one
I can't believe it
You're one in a million
All this time I was looking for love
Trying to make things work
They weren't good enough
Til I thought I'm through
Said I'm done
Then stumbled into the arms on the one