Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Возвращайся!

      Непривычно. От произнесенных вслух слов, от запаха лекарств, от привкуса чего-то горького на губах. А еще глаза режет - так неприятно. Он дёргается - и дуло пистолета касается вспотевшего от ужаса лба. Сейчас - самого настоящего врага.

      - Заткнись, ублюдок, - цедит он, гневно смотря в испуганные глаза. - Если это всё, что решил мне сейчас сказать - исчезни. Нет времени на болтовню с подобным мусором.

      - Ему не выкарабкаться. Он уже мёртв, ты понимаешь? Поздно что-либо менять.

      Строит из себя босса, бесстрашного и мудрого. Выебаться захотел? Умно, ничего не скажешь! Тратить свои силы на эту мелкую сволочь? Слишком много чести!

      - Не посмеешь. И никто из вас не посмеет. Иначе - убью. Понятно? Или повторить?

      Отталкивает плечом застывшего на месте Саваду, распахивая дверь в палату. В иной мир. Подальше от глупых самоуверенных чистоплюев с прогоревшими идеалами в пустых головах.
      Простая тренировка на мечах - что может быть проще? Кто же знал, что засранец из сбежавших, которого ещё не успели отправить на тот свет, вернётся, чтобы отомстить? Выстрел в спину - что может быть поганее?
      Вздрагивает, вспоминая испуганные глаза того юнца, Такеши, что ворвался в особняк, тяжело дыша, таща на руках безвольное тело...
      Захлопывает дверь, обрывая контакт с реальностью, оставаясь наедине с ним. Садится на стул - столько раз за эту неделю уже был здесь! И слова произносит легко - он же спит, ведь так? - не услышит.

      - Слышишь, отброс, я тебя ненавижу! Да, ты не ослышался: ненавижу. Знаешь, я просто хочу заглянуть в твои бесстыжие глаза, ублюдок. Но ты сам виноват в произошедшем. Сука, всю жизнь испоганил... Слышишь? Возвращайся!

      Сбитое дыхание, белые простыни, шелест листвы за окном. Жаркие поцелуи, пьяные глаза, жестокая нежность. Яд искренних слов, жадные взгляды, хриплые стоны. Укусы, толчки - впитывать этот воздух, становиться иными... возрождёнными. Румянец на щеках, похотливые взгляды, страсть. Ты же чувствуешь, как бьется сердце? Ощущаешь пульс? Дотронься, проведи рукою - горячо?

      - Я тебя ненавижу...

      - Я верю... мой босс...

      Смотри: падаем! Разобьёмся, разлетимся, раздробимся - и не останется воспоминаний, понимаешь? Эти линии, штрихи, звуки, запахи. Похоть? Глупо. Для похоти - слишком нежно. Для чистой любви - жестоко. Иное. Личное. Неподвластное, недоступное остальным.


      Занзас с силой сжимает здоровую руку мечника - только попробуй сдохнуть! - и утыкается носом в пальцы, вдыхая, вспоминая. Как давно перекроили друг друга, с жадностью перешивая, перерубая старые нити? Как давно стали ждать? Верность? В память врезаются слова, жесты, улыбки... вернуть...

      - Не смей. Там же найду - и сам убью!

      - Святой отец, я возжелал мужчину, - шепчет Занзас, опуская взгляд, вот только на юном лице - ни капли раскаяния.

      Кривятся губы в усмешке, а перед глазами - ниточки тонких вен на бледной коже. Запах крови, запах шампуня - так непредсказуемо, дико, страстно. Коктейль, что пьют оба - осушают бокалы до дна.

      - Бог милостив, и прощает заблудшие души, что желают вновь ступить на истинный...

      - Я понял вас, святой отец. Надеюсь, десять тысяч евро решат эти недоразумения?


      Распятый Спаситель. Как бы не было глупо, но сейчас Занзас готов поверить даже Ему. В Него. Готов - а стоит ли? Пальцы аккуратно, едва касаясь, проводят по чужой щеке. Сны стали тёмными, непредсказуемыми, тошнотворно кровавыми. Туманные переулки, ледяные пальцы на горле - и крик, что на изломе обрывается, а пепельные пряди окрашиваются алым...

      - Возвращайся, отброс. Дай мне шанс. Слышишь, я доверяю тебе! Я готов поверить!

      Святые... можете протянуть руку? Один раз? Или будете молчать, зажав уши? Огонь - спасение. Умирает? Занзас ухмыляется: ни за что. Недоверие им, всем тем, кто сейчас скалится за дверью: сдохните, ублюдки!

      - Сдайся, отброс. Ты проиграл.

      - Нет, - усмехается Акула, глядя прямо в глаза своего босса. - Мы оба проиграли.

      - Ты... - рык резко обрывается. - Хорошо.

      Босые ноги опаляет холод пола. В особняке Девятого, в коридоре - пускай смотрят, суки! - и окно здесь как нельзя кстати. Вечерний воздух пьянит... проиграли ли?


      Он устало прикрывает глаза. Не позволит. Им - никогда. Сам убьёт, когда посчитает нужным. Время не пришло.
      Это не слёзы, нет. Просто устал. Губы невесомо касаются прохладной кожи.

      - Возвращайся...

      - Врааай, смотри, Занзас, сколько здесь всякой херни написано! Давай и я чего нарисую?

      Стена любви на Монмартре - Скуало доволен, как ребёнок, мазюкая очередное признание. А Занзас смотрит - и ухмыляется, прекрасно понимая, для кого старается этот отброс.

      - Теперь всё на своих местах, - кивает Акула, с гордостью разглядывая свежую надпись.

      "Non ti abbandonerò mai, stronzo*". Довольно оригинально, что уж.


      - Не смей, сука...

      Белые стены давят, выедают душу, не оставляя надежды... Скоро закончится весна - и что тогда? Хочется дышать. Жить. Чувствовать.
      Не смей...

      - Босс...

      Он вздрагивает - но не поднимает взгляда. Просто не хочется, чтобы этот сукин сын увидел, как он плачет. Просто шепчет, касаясь губами пальцев:

      - С возвращением, Скуало...