Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
максбетслотс для андроид

Ros marinus

- Простите, но ваш запрос отклонен. Наш банк не может предоставить вам отсрочку в погашении кредита…
- Но войдите в мое положение, я банкрот, этот кризис выжил из меня все соки.
- Еще раз простите, но нам не под силу изменить решения руководства. Господин Бен, мой вам совет, ищите деньги, у вас еще достаточно времени, чтобы собрать нужную сумму.
- Вы считаете две недели достаточно? – уже кричал клиент.
- Успокойтесь, Бекхен-ши, мы сделали все, что в наших силах.
      Бен Бекхен - бизнесмен среднего звена, сотрудничающий с одной из европейских фармацевтических компаний. В последний кризис все рухнуло, его партнер обанкротился и утащил за собой и компанию Бена. Мужчина остался ни с чем и с кредитом банку, который он взял для поддержания шаткой фирмы. На вид Бекхену было не больше тридцати, черные, как смоль волосы, карие глаза, аккуратное, немного детское личико, крепкое телосложение, широкие плечи и прекрасные ухоженные руки с длинными, как у пианиста пальцами.
      Мужчина вышел из банка, на ходу снимая с себя пиджак и расслабляя удушающий галстук, отсрочка - был единственный шанс остаться на плаву, собрать нужную сумму за две недели было для Бекхена не реальным, как оказалось, у него было мало настоящих друзей, а знакомые лишь пожимали плечами и разводили руки, когда Бекхен просил о помощи.
      Бен расстегнул верхние пуговицы на рубашке и закатал рукава, открывая вид на прекрасные руки, куда идти? Что делать?
      Он вышагивает по улицам, задумчиво сморщив нос, он продал практически все: машину, загородный дом, осталась лишь небольшая квартирка, но денег все равно не хватает.
      Он садится на лавочку и закуривает, он не зависим от этого, но в моменты, когда отчаяние подступает к горлу, хочется чем-то заглушить его неприятный вкус. Бен достает телефон и набирает уже выученный номер.
- Чан, мне нужно продать квартиру, - говорит он, выдыхая клубы бело-серого дыма. – Всю с мебелью, но чем быстрее, тем лучше. И переведи деньги сразу в банк.
- Как скажешь, - раздается на том конце.
- Спасибо.
- Бэк…
      Но Бекхен не хочет слушать, он просто сбрасывает, сейчас ему не до чужих сожалений и жалости. Все только и делали, что жалели, но помочь никто не мог. Бекхен морщится от яркого солнца и бросает окурок в урну, следом за ним туда же летит фирменный пиджак, зачем он ему теперь.
      Парень бредёт по улицам города, которые в миг стали для него чужими, этот город не спасет его, этот город не поможет. Он не помнит, как добирается до квартиры, как рвет на части все свои костюмы, рубашки, оставляя пару футболок и штанов, теперь он нищий и ему предстоит смириться с этим. Он, конечно, бы мог продать все эти вещи, но ему это казалось уж слишком унизительным, мотаться по коммисионкам и выпрашивать хоть какую-нибудь сумму, за эти когда-то купленные им за не малые деньги, вещи. Он выкидывает все тут же, обходит квартиру, осматривает её на наличие «лишних» вещей. Опустошает холодильник и звонит своей теперь уже бывшей домработнице. Та, немного поломавшись, соглашается прийти в последний раз и очистить квартиру от хлама, «очистить» её от Бекхена.
      Парень курит прямо в помещении, за что потом, знает точно, влетит его агенту от новых хозяев, но он не может по-другому, отчаяние подбирается все ближе. Солнце склоняется к горизонту, Бекхен смотрит на этот закат и не представляет, что ждет его в будущем. Он уверен, что Чанель продаст его квартиру по хорошей цене, все-таки этот парень хорошо относился к Бену, но всего этого все равно не хватит, Бекхен даже не представляет, что будет дальше, его посадят, отправят отрабатывать? Боже, это же унизительно, а ведь он, по сути, ничего плохого не сделал, деньги, они топят людей… Топят…
      Бекхен не понимает ничего, просто выходит их квартиры, хлопая дверью и спускается вниз, ноги сами ведут его к побережью, море кипит, море волнуется, сильный ветер играет с черными прядями, пенные волны бьются о берег, Бекхен заворожено смотрит, как солнце исчезает в неспокойной воде. Он идет к кромке, в мыслях только одно, он пойдет за солнцем, ведь оно манит его к себе, парень идет вдоль берега, собираясь с силами, ведь это не так просто, шагнуть в эту водную пучину. Вода холодная, ноги слегка сводит, Бекхен не отрывает взгляда от своих ступней, которые то и дело скрываются в пенных волнах, когда он поднимает взгляд, то замирает, прямо у самого горизонта, словно на солнце он видит силуэт парня, который… танцует, просто, отдаваясь своим движением, на побережье больше ничего нет, ветер ласкает незнакомца, а Бекхен не может отвести взгляда.
      Высветленные волосы торчат в разные стороны, глаза прикрыты, белая рубашка развевается на ветру, он движется то резко, то плавно. Бекхен понимает, что этот парень стоит на небольшом выступе скалы, стоит ему сделать один неверный шаг, и он слетит вниз.
      Бен бежит к тому месту, он не понимает зачем, не понимает для чего, но это зрелище парящего над пропастью человека завораживает. Парень танцует, словно музыкой для него служит шум волн, подойдя поближе, Бекхен видит на холме небольшой дом и мысль приходит, что этот парень именно оттуда, тьма окутывает побережье, оставляя фигуру в белом на скале, огнем, который так и манит к себе растерзанную душу Бекхена.
      Еще пара завораживающих движений и парень падает на колени, буквально в миллиметре от обрыва, он открывает глаза и, Бекхен встречается с расфокусированым, немного сумасшедшим, немного растерянным и полным боли, взглядом.
- Обещаю, что в следующий раз я упаду, - говорит парень и ухмыляется, а по телу Бекхена проходит разряд тока.
      Эта ухмылка настолько безумна, что становится страшно. Парень сверлит Бекхена взглядам прожигающих черных глаз, а потом, как ни в чем не бывало спрашивает:
- Ты заблудился?
      Бекхен не может оторвать взгляда от смуглой кожи, от шеи изрисованной какими-то странными узорами, от капельки пота, стекающей по виску и скрывающейся где-то за воротом белой рубашки.
- Эй, ты живой вообще? – незнакомец начинает беспокоиться. – Чего завис? Два психа на квадратный метр слишком много.
      Он смеётся, его голос проникает в сознание через глухой барьер отчаяния.
- Что? – вырывается из Бекхена.
- Я спрашиваю, ты не заблудился?
- А… нет, наверное, хотя…
- Ясно. Этот обрыв манит самоубийц, ты тоже шел сюда за этим?
- Тоже? – спрашивает Бекхен, внимательно наблюдая за собеседником, который садится на край и спускает ноги вниз.
- Знаешь, сколько смертей видел этот обрыв? Как они все кричали, падая вниз и понимая, что там внизу гораздо страшнее. В моей комнате очень хорошо их слышно, сначала я пытался считать, а потом сбился, просто делая царапину на подоконнике, слыша очередной вой полицейских машин.
- Ты здесь живешь?
- Да, вон там, - сказал незнакомец и указал на дом, который уже заметил Бекхен. – Мы жили там с мачехой и младшим братом. После смерти отца, все перевернулось. Он тоже упал с обрыва, и знаешь, мне порой кажется, что он завет меня…
      Бекхен почувствовал дрожь по всему телу, взгляд парня напротив был слишком необычным.
- Отец очень любил, когда я танцевал, поэтому, слыша его голос, я прихожу сюда и танцую, в надежде, что однажды он заберёт меня к себе.
- И тебе не жалко свою мать? – вырвалось у Бена.
      Парень посмотрел на него и ухмыльнулся.
- Почему я должен её жалеть? Она всего лишь вторая жена отца. Ты это… иди домой, раз заблудился, здесь ночью очень холодно.
      Парень поднялся и пошел в сторону дома, а Бекхен продолжал сидеть, ему некуда было идти, снова всплыли воспоминания о долге, о том, что он, действительно пришел сюда умирать. Бен подошел ближе к обрыву и посмотрел вниз, пенные волны что-то шептали, разбиваясь о скалы, росший возле небольших пещер розмарин покачивался на ветру, склоняясь к воде, его запах смешался с запахом моря, создавая некую идиллию ароматов, Бекхен вдохнул его полной грудью и снова посмотрел вниз, куда ему сейчас так хотелось.
- Значит, все-таки я был прав, - послышался голос над самым ухом.
      Бен вздрогнул, попятился, нога соскользнула вниз, но крепкие руки удержали его на земле. Бекхен смотрел в эти бездонные черные глаза с поволокой безумства.
- Знаешь, я не всех вот так ловлю и, если честно признаться, ты первый, но прежде чем отпустить тебя, мне очень хотелось бы знать твои причины.
- А если я не скажу? – спросил Бекхен.
- Я ведь могу и отпустить, - ответил незнакомец и попытался разжать руку.
      Бен невольно схватился сильнее, а потом и вовсе прижался к этому странному парню и слезы брызнули из глаз. Он сам не понимал, что на него нашло, но этот человек, хоть и не осознанно протянул ему руку помощи, не дал погубить себя.
- Эй, ты чего? – растерялся незнакомец. – Неужели все так плохо?
- Знаешь, все до боли банально, - сказал Бекхен, все еще прижимаясь к сильной груди. – Я обанкротился, на мне висит огромный кредит, я продал все, что у меня было, но не смог его погасить, банк отказал мне в отсрочке, если я не погашу долг через две недели, меня ждет тюрьма, вот и все.
- Странный ты, - усмехнулся незнакомец.
- Ага, и это говорит мне тот, кто танцует у обрыва и слышит голоса самоубийц, - сказал Бекхен, отстранившись и пряча глаза, ему было немного стыдно за свою слабость.
      Бен снова услышал смех, от которого становилось жутковато.
- И сколько тебе нужно, неудачник?
- Два миллиона вон, - выдохнул Бекхен.
- Всего-то?
      Бен удивленно поднял глаза на собеседника, который, как оказалось, все еще держал его за руку.
- Давай так, я помогу тебе, а ты поможешь мне.
- Чем? – удивился Бекхен.
- Помоги мне избавиться от этих голосов, - шепнул незнакомец прямо в ухо застывшему Бекхену. – Я схожу с ума, понимаешь, мне кажется, что ты не просто так оказался здесь.
- А если у меня не получится? – спросил Бен, решительно заглянув в глаза собеседника.
- Я умру, и тебе не придется отдавать мне долг, решайся, ты ничего не теряешь, - незнакомец засмеялся, читая ужас в глазах Бекхена.
      Поднялся ветер, волосы парня напротив беспорядочно метались, он пристально смотрел на Бекхена, ожидая ответа. Сам Бен чувствовал лишь отчаяние, страх и маленькую надежду на то, что возможно, этот странный тип, действительно, поможет ему, ведь терять ему больше нечего.
- Хорошо, я согласен, - ответил Бен.
- Прекрасно, зови меня Кай, - сказал парень, потянув Бена в сторону дома.
- Бекхен.
- Хм, мне нравится, - ухмыльнулся Кай.
      Они поднялись к дому, и Кай открыл перед Бекхеном дверь.
- Чувствуй себя, как дома. Ты можешь ходить где угодно, делать что угодно, единственное условие, ты будешь спать в моей комнате.
- А твоя мачеха с братом не будут против?
- Они здесь появляются раз в неделю, проверить, не сбрендил ли я окончательно. Можешь пока осмотреться, я в душ. Моя спальня на втором этаже, я оставлю дверь открытой.
      Кай убежал на второй этаж, а Бекхен остался посреди большой мрачной гостиной. Витиеватая лестница вела наверх, в канделябрах догорали свечи. В середине зала стоял большой стол, с расставленными вокруг него стульями, кожаный диван, занимал половину пространства, на стене напротив висела новенькая плазма, что не очень сочеталась со всем интерьером.
      Бекхен разглядывал фотографии в рамках, расставленные на выступе камина. Вроде бы обычная семья, родители и два сына, на этих кадрах у Кая еще не было того безумного взгляда, что за сегодня Бекхен видел несколько раз. Обычные семейные пиршества, вот маленький Кай задувает свечки на торте с надписью «С днем рождения, Джонин!», это его настоящее имя? А что же тогда Кай?
      Свечи начали моргать и тухнуть, Бекхен вздрогнул и побежал на второй этаж, там было три комнаты, две из них были закрыты, а третья так и манила к себе, в ней было темно, сюда проникал лишь лунный свет. Бекхен подошел к окну, он сразу же заметил маленькие царапины на подоконнике, каждая из них означала разбитую жизнь. Ветер шумел, деревянные рамы слегка поскрипывали.
- А ты красивый, - донеслось со спины.
      Бекхен обернулся и сглотнул. Кай стоял в одних штанах, а по его груди стекали капли воды. Он сушил волосы полотенцем и улыбался.
- Зачем нужны все эти свечи, если у вас есть электричество? – решил перевести тему Бекхен, он никогда не любил говорить о себе.
- Вчера был шторм, и наша мини-станция пострадала, я вызвал мастера, но он сказал, что будет только завтра. Тут это частое явление.
      Кай бросил полотенце на кровать и подошел к комоду, вытаскивая оттуда домашние штаны и футболку.
- Держи, - сказал он. – Душ прямо по коридору и налево. Ничего не бойся. К сожалению, все свечи у меня закончились.
      Бекхен несмело взял предложенные вещи и пошел в указанном направлении, в коридоре было всего одно окно, в котором просматривалось огромное дерево, ветер и свет луны пускал по темному помещению мрачные тени.
- И как тут не свихнуться-то, - шепнул Бекхен, наконец, добравшись до ванной.
      Он в темноте вымылся, вытерся, оделся и вышел в коридор, резкий ветер распахнул окно, Бекхен вздрогнул, а потом выдохнув пошел его закрывать, не хватало еще чтобы всю ночь скрипело, итак сердце в пятки ушло. Стоило Бену подойти к окну, он замер, услышав странный шорох, выглянув, он заметил скользнувшую тень. Это явно был человек, но что он делал здесь в столь поздний час. Бекхен закрыл окно и пошел в спальню, где-то на середине пути он услышал тихий шепот. Он отражался от всех стен, он пронизывал насквозь. Чем ближе Бекхен подходил к комнате хозяина, тем отчетливее становился шепот.
- Иди сюда, сынок. Я жду тебя, станцуй для меня… - различал Бекхен сквозь шум волн и вой ветра.
      Буквально вбежав в комнату, он увидел, что окно распахнуто и его мотает ветром, Кай сидит в углу комнаты, сжавшись в комочек, и затыкает уши, Бен подбежал к парню и ппопытался привести его в чувства, но тот смотрел на него стеклянными глазами, которые выглядели еще страшнее, чем тот безумный взгляд у обрыва.
- Отец, - шепнул Джонин. – Ты слышишь, он зовет меня.
- Слышу, - буркнул Бекхен. – Но мне это совсем не нравится.
- Я пойду… - сказал Кай, поднимаясь. – Он же ждет.
- Ты совсем того? Или притворяешься?
      Бекхен чувствовал, как дрожал парень в его руках, как от каждого стука ставен он подпрыгивал.
- Любопытно, - шепнул Бекхен, поднимая сопротивляющегося Джонина на руки.
- Отпусти, - вырывался Кай. – Я должен пойти к отцу, он ждет…
- К нему ты всегда успеешь, - сказал Бекхен, ногой захлопывая дверь в спальню.
      Шепот стал тише, Джонин немного успокоился.
- Эти комнаты чьи? – спросил Бекхен, указывая на закрытые двери.
- Родителей и брата.
- Так, сегодня ты ночуешь здесь.
      Бекхен снова ногой распахнул дверь и опустил Джонина на кровать. Здесь шепот почти не было слышно, лишь тихое завывание ветра.
- Я пойду осмотрю твою комнату.
      Бекхен поднялся, но тут же почувствовал руку на своем запястье.
- Не уходи, он придет и сюда, он ходит по дому, не оставляй меня, мне страшно.
      Джонин выглядел таким беззащитным и напуганным, от того усмехающегося парня, что встретил Бен на обрыве, не осталось и следа. Бекхен сел рядом и прижал парня к себе.
- Отец умер пять лет назад, сначала было тихо, а потом это началось, я забыл, когда засыпал нормально, мачеха пичкала меня успокоительными, говорила, что ничего не слышит, приходили какие-то врачи, что-то говорили, но все это продолжается уже несколько лет. Мне кажется, я схожу с ума, понимаешь, все, кто оставались со мной, в один голос убеждали меня в том, что ничего не слышат, а ты…
- Я слышу, Джонин, - ответил Бекхен. – Не бойся, больше этого не будет, я сделаю все, я не отдам им тебя.
- Почему? – перевел на него удивленные глаза Кай.
- Ты первый протянул мне руку помощи, теперь моя очередь отплатить.
- Если ты о деньгах…
- Нет, я о том, что ты не дал мне упасть, а теперь спи, я буду рядом.
      Младший положил голову на грудь Бекхена и закрыл глаза, а Бен еще долго вслушивался в звуки за окном. Все смешалось в его голове, странная тень во дворе, шепот и «помешательство» Джонина – все это было очень странно.

      Утром, когда Бекхен открыл глаза, он увидел силуэт возле окна, Джонин словно завороженный смотрел куда-то вдаль, услышав копошение, он обернулся и улыбнулся.
- Никогда не думал, что из комнаты брата такой прекрасный вид.
      Бекхен подошел ближе, здесь, действительно было слишком спокойно, было видно немного города, немного побережья и лес на далеком берегу, ни скал-убийц, ни холодных пещер.
- Ты не был здесь раньше? – удивился Бекхен.
- Нет, мачеха не разрешала мне сюда заходить, да вообще у нас с братом были натянутые отношения.
- Ясно все с тобой, - сказал Бекхен. – Ты…
      Бен замялся, он не знал, как начать этот разговор, но ему нужно было погасить долг.
- Я обещал тебе денег, - спокойно ответил Кай. – Да, я помню, пойдем.
      Бекхен следом за хозяином спустился вниз, Джонин провел его в небольшой кабинет, открыл сейф и достал оттуда пластиковую карту и белый конверт.
- Здесь деньги, здесь код, как сделаешь все дела, вернёшь, - сказал Кай.
      Бен опешил.
- Так просто, ты…
- Это называется доверие, - улыбнулся Джонин. – Иди, только возвращайся быстрее, мне одиноко тут одному.
- Ты что совсем-совсем никуда не выходишь?
- Только на побережье, люди пугают меня.
- Но ко мне же ты подошел, - хлопал глазами Бекхен.
- Во-первых, это ты ко мне пришел, - ответил младший. – А во-вторых, ты совсем не страшный.
      Джонин потрепал Бекхена за щеки.
- Эй, - возмутился Бен. – Я, между прочим, старше тебя.
- Прости, хён, - засмеялся Джонин, а в его глазах сверкнули озорные огоньки.
- Какой же ты разный, - сорвалось с губ Бекхена.
- Правильно, бойся меня, парочка дяденек в белых халатах пророчили мне шизофрению, - продолжал смеяться Джонин, а у Бекхена по спине прошелся странный холодок.

      Бекхен переоделся и спустился вниз, застав Джонина на кухне, он уплетал какие-то хлопья.
- Ты все время так питаешься? – спросил старший, наливая себе кофе, который чудом удалось найти в практически пустых ящиках Джонина.
- Ну, в общем-то, да, мачеха приезжает в конце недели, готовит что-нибудь и уезжает.
- Почему они с братом переехали?
- Брат учится в городе, она всячески ему помогает.
- А ты выживай, как знаешь?
- Она сказала, что я достал её своими истериками, что раз отец оставил этот дом мне, то она в нем больше не останется.
- А, значит, здесь все-таки замешано наследство, ваша семья богата? – спросил Бекхен, допивая кофе.
- Наверное, никогда не задумывался об этом, я жил танцами, учился. Радовался жизни, а после смерти отца пришел его адвокат и собрав нас троих зачитал завещание, вручив мне вот эту карточку, код и документы на дом. По-началу одному было совсем не плохо, а потом… Потом начался весь этот ужас.
- Извини, не хотел тебя снова расстраивать, - виновато сказал Бекхен.
- Все в порядке, - отмахнулся Джонин. – Я даже рад, что у меня есть с кем поговорить, а то в последнее время моими собеседниками стали чайки.
- Я скоро вернусь, не скучай, - сказал Бекхен, направляясь к выходу, но у самой двери замялся и обернулся. – Только пообещай мне одну вещь.
      Джонин удивленно вскинул брови.
- Не ходи к скалам без меня.
- Хорошо, хен, - засмеялся младший.
      А Бекхен вышел из дома, но на душе все же было не спокойно. Он добрел до дороги и поймал такси. Уже на заднем сидении машины Бекхен разорвал белый конверт, к нему в руки упала фотография, на обратной стороне которой он увидел код, но больше всего Бекхена привлекло само фото, это была картина, которую Бекхен где-то определённо видел.
- В комнате Джонина! – осенило его.
- Что? – переспросил водитель.
- Нет, ничего, - ответил Бекхен, спрятав фотографию в карман.
      Он быстро уладил все свои дела в банке, узнал, что карточка, которую ему дал Джонин, безлимитная, выходит семья Кая не такая уже и бедная. На выходе он чуть не налетел на какого-то мужчину, который что-то объяснял красивой женщине.
- Госпожа Ким, поймите, пока у нас не будет справки, мы не можем ничего сделать. Вы можете направо и налево кричать о том, что ваш пасынок сумасшедший, но опеку вам оформят только после предоставления справки.
- О, как я удачно зашел, - прошептал Бекхен, узнавая в женщине мачеху Джонина. – Как хорошо, что в нашем городе только один такой влиятельный банк.
- Займитесь подготовкой документов, будет вам справка.
- Госпожа, но ведь уже почти год…
- Я сказала, будет, осталось совсем немного.
      Бекхен вышел на улицу и запрыгнул в ближайшее такси, диктуя адрес и попутно набирая чей-то номер.
- Полицейское управление, на связи О Сехун.
- Хочешь заработать? – хихикнул в трубку Бекхен.
- Вы что себе позволяете, я порядочный полицейский! – ответил сдержанно Сехун.
- А зарплата мизер с копейками.
- Бэк! – недовольно протянул О.
- Как ты меня узнал? – фыркнул Бекхен.
- Твой противный смех мне снится в кошмарных снах еще со времён школы.
- Не смешно.
- Ты чего такой весёлый, банк одобрил тебе отсрочку?
- Нет…
- Бэк, мне, правда, очень жаль, но ты сам знаешь, что у меня с деньгами напряженка…
- Заткнись и послушай меня, - шикнул Бекхен. – Деньги мне сейчас не нужны, я погасил кредит благодаря одному хорошему человеку, а теперь ему нужна моя помощь. Его пытаются свести с ума, чтобы завладеть наследством.
- Бэк, ты снова ввязался в какую-то авантюру?
- Се, я жду тебя через полчаса на побережье, не опаздывай, от этого зависит жизнь человека.