Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Нет твоей вины.

Стайлзу было плохо.
Так хреново, как может быть человеку, который последнее время смотрел на себя, словно со стороны.
- Ты хоть знаешь, где он вообще лазил? По каким помойкам и местам таскал мое тело? – Крича на своего когда-то-друга Скотта, он сжимал кулаки, пытаясь заглушить ту истерику, которая грозила вот-вот вырваться наружу.
Чертов Скотт кивал головой, и смотрел на Стайлза чертовым сочувственным взглядом. Таким, каким смотрят на бездомных собачек, которых и убить рука не поднимается, и домой забрать нельзя.
За одно только это хотелось выколоть когда-то-другу Скотту глаза.
И да, это пугало просто до одури.
В Стайлзе появилось то, чего сроду не было.
И снилось ему такое, от чего утром он, едва открыв глаза, бежал в ванную, нагибаясь над раковиной или унитазом.
Агрессия.
В нем было в избытке энергии и жизни, желания защитить всех и вся, эмоций от разбитого Лидией сердца и радости от, наконец-таки, случившегося секса.
Но агрессии не было никогда.
Такой жуткой неконтролируемой ярости, которая грозится вывернуть его наизнанку.
Которая выливается в разбитые о стены комнаты костяшки и закушенную до крови губу, чтобы отец, вернувшийся с дежурства, не услышал стонов, вперемешку с хрипами.
Стайлз и подумать не мог, что когда-нибудь сможет издавать такие звуки.
Бешеная лисица вынула из него все то, что обычные люди стараются прятать, годами оттачивая воспитание и умение держать себя в руках.
Ну а те, кому это не удается, ложатся в психушку.
Или становятся маньяками, выпуская весь этот ужас наружу.
Ни то, ни другое, Стайлза не устраивало.
Да и дурдом уже проходили, знаем.
Он гулял ночами, пытаясь заглушить ту боль, которая билась внутри него. Он бы, пожалуй, продал бы дьяволу душу, если бы знал, куда нужно прийти.
Если в его мире есть оборотни и бешеные лисицы, почему бы не быть демонам?
Где справедливость, вашу мать?
Наушник зашипел и заглох.
Стайлз вытащил белый кругляш из уха и потеребил проводок. Тщетно.
Даже наушники против него.
Слушать только один – разболится голова. А добавлять ко всему букету таблеток, которые он принимает сейчас, еще и от головной боли – убить иммунитет. Стайлзу казалось, что он скоро превратится в одну большую таблетку. Белую и круглую. И тупую.
Было бы прекрасно.
Стайлз остановился и посмотрел на темнеющий между деревьями дом.
Какого он вообще пришел сюда?
Наверное, Дерек был единственным, кто ни разу не навестил его в больнице.
Не пришел в гости.
Не принес апельсинов.
И не смотрел на него этим уродским жалостливым взглядом.
Ступени скрипнули под ногами, заставляя задержаться перед дверью.
Но Стайлз все равно вошел, ведь волк уже наверняка знал, что он здесь.
- Привет, злое темное чудовище, - в пустоту дома проговорил подросток.
Внезапно ему показалось, что тут и правда никого нет. На глаза почему-то набежали злые слезы. Самым ужасным сейчас было бы остаться действительно единственным человеком или вообще живым существом в наполовину сгоревшем доме.
- Ты вообще не приходишь, волчара. А у нас еще есть дела, ты ведь знаешь, - усмехнувшись, Стайлз прошел через большой холл, переступая ногами в разношенных кедах через особенно большие кучки мусора и пыли, - и вообще…
Что «вообще», парень не успел договорить.
Его макушку обожгло дыхание, заставляя вздрогнуть и резко обернуться.
Блеснувшие в полумраке глаза словно резанули по живому, и Стайлз попятился, тут же спотыкаясь и падая на задницу.
- Ты ужасная катастрофа, Стилински, - вздохнул Хейл, протягивая сидящему на пыльном полу подростку руку, будто подобный визит был для него нормой жизни.
- Пошел ты, - приняв помощь, Стайлз встал и посмотрел на Дерека, – как ты?
Темные брови приподнялись, показывая, что оборотень удивлен.
Впрочем, брови Дерека всегда выражали больше, чем он мог сказать.
- Как я? – повторил он вопрос, странно поведя носом около уха парнишки, - жрать хочу. А как ты?
У Стайлза по позвоночнику пробежали мурашки. Дерек никогда себя так не вел, ничего подобного не делал и подходил близко только тогда, когда хотел долбануть говорливого Стилински обо что-нибудь.
- Я хреново, чувак, - почему-то в этот момент подросток понял, что можно больше не врать. При Дереке, который априори был сильнее, не надо выделываться и строить из себя супермэна, которому плевать на то, что его тело юзала какая-то убалбешенная лиса.
Потому что подросток с СДВГ ни хрена не был суперменом. Он был обычным Стайлзом, «собирающим» лбом косяки и падающим на пороге школы потому, что развязался шнурок.
У него была любимая красная толстовка и мечты о девушках и сексе.
И ни хрена Стайлз не хотел знакомиться с оборотнями, спасаться в бассейне от озверевшей канимы, или бегать за друзьями, будучи одержимым.
Внезапно он всхлипнул. Громко, с долгим выдохом.
Так, что задрожали руки, которыми он почему-то цеплялся за футболку Хейла.
Того самого Дерека, который, кажется, ненавидел его больше, чем всем остальных.
Самую чуточку.
А еще Стайлз понял, что все эти слова он говорил вслух, а оборотень слушал. И если бы не человеческие уши, то можно было бы поклясться, что они бы подергивались, будто ему и правда было интересно.
- Не бойся, Стилински, - вдруг сказал Хейл, - в том, что произошло, нет твоей вины.
Нет.
Твоей.
Вины.

Эти слова, которые сейчас словно ввинтились в мозги Стайлза, он много раз пытался сказать сам себе. Даже стоя перед зеркалом, он смотрел на свое отражение, на синяки под глазами и скулы, которые от пережитого стали еще острее и пытался убедить себя в этом.
Пытался изо всех сил – и ничего не выходило.
А сейчас он просто смотрел в красные глаза альфы и верил.
Вот так тупо и просто, видел все того же Хейла – но вместе с тем и другого.
Сильного и волевого мужчину, который и безо всяких клише типа «вожак стаи» может убедить одним лишь правильно и вовремя сказанным словом.
Того, кому действительно хочется верить.
- Серьезно? Дерек, я понимаю, ты альфа и все дела, - начал тараторить Стайлз, но не потому, что был не согласен, а потому, что тишина, повисшая между ними, была странной. Да и Дерек не спешил отходить от Стилински или двинуть ему, как бывало раньше. Он все так же смотрел своими красными глазами, практически не мигая, - но с чего ты взял, что…
На губы парня лег палец оборотня, заставляя замолчать.
- Я оставил тебе знаки, Стайлз. Не материальные, не те, которые можно увидеть. А те, которые можно только ощутить. Ты бы не пришел сюда, если бы не осознал, что со мной тебе может стать легче.
Дерек замолчал.
А Стилински казалось, что это была самая длинная речь, обращенная именно к нему, за все их с Дереком знакомство.
Палец все так же касался его губ, и это было как-то странно приятно.
А потом палец переместился на скулу, слегка ее погладив, а губ коснулись губы Хейла.
Того самого оборотня, который бил его головой об руль.
Того самого Дерека, которого он боялся с самого первого дня, хоть и пытался это скрыть.
Того самого Хейла, который, один их всех, мог действительно его защитить.
Стайлз закрыл глаза и разомкнул губы, давая альфе поцеловать его нормально, так, как хотелось и так, как, черт возьми, было надо им обоим.
Сильные руки прижали его к телу Дерека и Стилински расслабился.
Первый раз за последние долгие дни он понял, что все кошмары могут идти к черту.
Потому что тут Дерек, и он не позволит ни одной бешеной лисе приблизиться к Стилински на расстояние пушечного выстрела.
Дерека все еще бесил говорливый подросток.
А Стайлз все еще опасался оборотня.
Самую чуточку.