Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Limbo

POV Альбуса

Боль нападает на тебя, словно орел в погоне за добычей: быстро и беспощадно. Ты смотришь на свою руку. Мертва. Она должна быть мертва, но это не так. В ней не было бы боли, если б она была действительно мертва. Вместо этого – постоянное напоминание о том, как мало времени у тебя осталось.
Ты не можешь позволить себе уныние, говоришь сам себе. Вместо этого стискиваешь руку и отправляешься в путь к подземельям. Беглый взгляд в зеркало показывает твое лицо, искаженное болью. Призраки и портреты, обычно столь общительные, кажется, чувствуют твою боль и оставляют тебя в покое. Пивз появляется посреди коридора, прямо перед тобой, рот открывается, чтобы что-то произнести, но один взгляд – и он резко захлопывает рот и снова исчезает. Остатки самообладания исчезают, и, вполне вероятно, сегодня вечером ты мог бы напугать Тома до смерти.
Наконец ты добираешься до места назначения. Прежде, чем ты смог постучать, дверь, ведущая в комнаты Северуса, распахивается, и твое лицо встречается с кубком.
– Выпей это, – приказывает Северус почти грубо, но ты слышишь, тем не менее, его обеспокоенность.
Ты улыбаешься ему, потому что одно его присутствие заставляет чувствовать себя лучше.
– Я думал, что я единственный, кто, как предполагается, знает всё в этом замке.
Северус хмыкает:
– Старость внушает вам иллюзии всемогущества, директор.
– Жаль, что ты не обладаешь этой силой, Северус, иначе тебе удалось бы сделать зелье, которое не похоже вкусом на мочу дракона.
Все зелья, которыми он поил тебя, обладали одной общей чертой – у них ужасный вкус. Ты задавался вопросом, не является ли это частью кодекса некоторых зельеваров, который запрещает им делать зелья вкусом... вроде лимонных долек.
Он смотрит на тебя, наверное, интересуется, где бродят твои мысли. Он привык к тому, как часто они прыгают с предмета на предмет. Ты, наконец, берешь кубок и приветственно приподнимаешь его. Глотаешь залпом, стараясь не дышать в надежде, что это не даст почувствовать вкус. Как бы не так.
– Это новое.
Северус кивает и забирает кубок. Когда он отворачивается, чтобы поставить кубок на место, ты видишь гордость на его лице. Ты так и не понял, почему твое знание зелий заставляет его испытывать гордость, но это так, и ты не собираешься спрашивать, не теперь, когда уже столь многое печалит его.
– Не стой же там, входи.
Он машет рукой, и дверь закрывается за тобой. С кем-то другим это было бы попыткой произвести впечатление, но ты знаешь, что с тобой это просто жест. Еще одно неосознанное действие, которое показывает, насколько комфортно Северусу рядом с тобой. Это согревает тебе сердце – знание о доверии между вами, – учитывая ваше прошлое.
– Этому зелью нужно немного больше времени, чтобы подавить боль, однако я считаю, что эффект будет более длительным.
Его руки двигаются по твоей мантии, пока он говорит, пальцы ловко скользят по пуговицам, расстегивая их, раздвигают полы, почти раздевая тебя.
Здесь что-то не так, что-то, что ты не совсем понимаешь, но это ощущение становится реальностью, когда он встает на колени перед тобой. Он ненавидит это. Не минет, он счастлив дарить удовольствие, а не только получать. Нет – на коленях, вот что неправильно.
– Северус?
Он поднимает взгляд глубоко-черных глаз.
– Я хочу тебя.
Никогда он не был большим романтиком, твой Северус, но ты чувствуешь правду в этих словах, даже если все еще не понимаешь, что именно происходит.
– Ну, я знаю, что школа предоставляет тебе очень удобную кровать, – говоришь ты с веселой улыбкой, приближаясь к нему.
Он встает и коротко кивает, прежде чем направиться к своей спальне. Тебе остается только следовать за ним. Ты не пропускаешь тот факт, что он раздевается на ходу, и вот через несколько мгновений он обнажен и в постели.
– Я понимаю, ты не настроен на прелюдии…
Он прерывает неожиданно:
– Иди в постель, Альбус.
Смотришь на него вопросительно, надеясь, что он сам скажет что-то еще, потому что за эти годы ты уже выучил, что никакие подталкивания не преодолеют этот особый тон, что зарезервирован для неловких первых лет (и безрассудно влюбленных, любит добавлять Северус).
– Как хочешь, – наконец говоришь ты, но он только фыркает в ответ.
Ложишься рядом с ним и начинаешь исследовать его тело с дотошной точностью. Ваше с ним время настолько ценно, что ты не хочешь пропустить ни одной детали.
Он смотрит на тебя со смесью вожделения и любопытства, и ты все еще не понимаешь, но затем толчок... что-то... тебе трудно даже описать ощущения – жажда, желание и боль, что хлещет через твои мышцы.
Он гладит твои волосы.
– Это зелье, – говорит он спокойно. – Не борись с ним, и скоро все будет в порядке.
Тебе следовало бы расстроиться, но ведь это Северус, твой собственный змей-интриган, и ты веришь, что он не причинит тебе боли.
– Оно должно сделать это проще.
Его губы прижимаются к твоим, прежде чем успеваешь спросить, а что будет проще.
Твои поцелуи обычно томные прелюдии к ночам, проведенным вместе, но сегодня не так, как бывало. Еще один толчок сотрясает тебя – и вкуса его губ недостаточно.
Ты опрокидываешь его на спину, прижав к матрасу сырой магией, в то время как твой язык проникает в его рот. Ты ожидаешь, что он призовет свою палочку, чтобы защититься от этого недозволенного использования магии. Вместо этого он лежит, ноги раскинуты, чтобы дать тебе больше возможностей.
Тебе уже трудно, и ты толкаешься в него бедрами. Это неправильно, очень неправильно. Ты слишком стар, чтобы трахаться, как бездумный озабоченный подросток. И вот еще раз, ты смотришь на него:
– Что же такое это зелье делает?
Даже эти несколько слов требуют огромное количество самоконтроля, потому что на данный момент ты чувствуешь этот порыв, эту безумную потребность погрузить свой член в его тугую плоть.
Он ухмыляется:
– Хочешь, чтобы я дал урок зелий прямо в эту минуту? Я бы мог подумать, что ты наслаждался бы им, – говорит он, аркой выгибаясь под тобой.
Мерлин благой, он сведет тебя с ума, твоя жажда безумна.
– Прекрати, – шипишь ты, все еще пытаясь удержать контроль, – или тебе будет больно.
Он смотрит на тебя вопросительно, вглядываясь, как если бы хотел найти какой-то невыразимый ответ, просто наблюдая твою реакцию, но это только на мгновение, а затем он снова непредсказуем:
– Ты не сделаешь этого, не сегодня.
Что это значит? Ты не способен понять это сейчас, не в этот момент, и ты оставляешь все на потом.
– Упрямый мальчишка, – шепчешь ты, и он на самом деле смеется, дерзкий негодник.
Потом его пальцы медленно скользят по твоей щеке, и выражение его лица меняется. Ты видишь на нем жажду, которая отражает твою собственную.
– Не борись с этим, Альбус, – говорит он низким голосом, сплетая свои ноги с твоими.
Ты перестаешь думать и подчиняешься этой общей потребности, ты подчиняешься ему. Твой ствол упирается в его анус, и прежде чем ты мог бы высказать возражения, он подается к тебе, и тепло окружает головку.
Способность остановиться испаряется, как только напряженный член погружается в тугое тело Северуса. Канал влажный и расслабленный. Зелье или чары, ты не знаешь, но возможности Северуса разнообразны, как в спальне, так и вне ее.
– Ты все еще думаешь, – говорит Северус, запутываясь пальцами в твоих волосах, и втягивает тебя в обжигающий поцелуй.
– Мерлин... Боже...
Волны ощущений все ближе, сильнее, уничтожая все остатки рациональности, и ты сдаешься, используя свое тело и свою магию, чтобы толкнуться еще сильнее и глубже в тело Северуса.
Ты можешь почувствовать мощную силу магии, изливающейся из тебя и скручивающейся в комнате, потрескивающей в воздухе, пока она не окутывает вас обоих. Северус смотрит на тебя, жирные волосы прилипли к лицу, с каждым новым толчком ему требуется все большее усилие, чтобы глаза оставались открытыми. Потом он, наконец, закрывает их, и ты чувствуешь некоторую вину – за использование его таким образом, за это физическое и магическое нападение. Ты хотел бы смочь остановиться, но зелье не позволяет тебе этого. Ты молишься, чтобы он простил тебя, но ведь он всегда это делает.
– Альбус... боже... пожалуйста...
Северус всегда так тих в постели, но сейчас слова его звучат как мольба, пока он не замирает, а затем кричит. Прежде чем твое чувство вины обостряется, ты протягиваешь руку между ваших тел и чувствуешь влагу на животе.
Последний остаток вины разрушается, когда ты видишь удовлетворение на его лице, и ты купаешься в силе магии и любви. Новая энергия высвобождается внутри твоего тела, нарастает, пока не взрывается оргазмом.
Ты падаешь на него, и все же ты не так устал, как должно было быть.
– Что произошло, Северус?
– Зелье вскрыло твою магию. Это был самый быстрый способ заставить ее работать, без твоих попыток медленно наращивать ее, которые могли бы сказаться на студентах, – говорит он спокойно. – Как рука?
Ты замечаешь, что она больше не болит. Ты даже не уверен, когда она перестала болеть.
– Прекрасно.
– Эффект должен продлиться около месяца, по моим расчетам, – отвечает он удовлетворенно.
Ты отстраняешься и смотришь на него мгновение. Наконец говоришь:
– Мы не можем использовать его снова.
– Но оно работает! – отвечает он раздраженно.
– Я понимаю, – ты смягчаешь тон, лаская его лицо. – Но я не хочу причинять тебе боль.
Он закрывает глаза и отворачивается от тебя.
– Я же сказал, что ее не было.
Ах да, он сказал, но ты был слишком занят, чтобы как-то осознать его слова. Теперь ты концентрируешься на нем. Ты слишком хорошо его знаешь, ты видел, как он растет – от ребенка до сильного волшебника, ты научился распознавать его опасения и желания.
– Тебе это понравилось, – наконец говоришь ты, зная, что прав. – Ты мог бы сказать что-то, и, конечно, тебе не нужно было зелья.
Он поворачивается, гнев искажает его черты:
– Я устал от того, что ты обращаешься со мной так, словно я вот-вот сломаюсь. Но это ты, ты – тот…
– Тот, кто умирает, – говоришь ты мягко.
Он кивает и прячет лицо у тебя на груди.
– Вот как ты причиняешь мне боль, – бормочет он. – Заставляя меня…
– Убить меня?
– Остаться в живых, – он отодвигается.
Ты прыскаешь.
– О да, тяжкое бремя, в самом деле. Но у тебя есть работа, моя дорогой, – добавляешь ты, и твой тон теперь серьезен. – Я полагаюсь на тебя, Северус. Я доверяю только тебе.
– Когда это будет сделано...
Ты отбрасываешь его волосы в сторону и целуешь в лоб.
– Когда это будет сделано, ты можешь присоединиться ко мне... если еще будешь хотеть.
Он снова кивает.
– Я бы очень этого хотел.
– Ну и отлично.
Смерть, следующее большое приключение. Ты знаешь, оно близко, но ему придется подождать, пока Северус не будет готов присоединиться к тебе. А до тех пор ты можешь оставаться в Лимбе, наблюдая за ним.