Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Клаустрофобия

Наши страхи всегда больше, чем наши опасности.
Латинская пословица.


На магазинных прилавках еды не в проворот, но они, как обычно, выбирают лишь самую вредную, калорийную и жирную пищу, слепо пропуская мимо себя ряды полезных овощей и спелых фруктов. Объёмная пачка картофельных чипсов со скоростью света летит с верхней полки, бесшумно приземляясь на дно железной корзины, и Мэтт, решая, что этого явно недостаточно, кладёт пачку сырных с верху. Карен, в принципе, не против, ведь единственное, чего ей на данный момент жутко хочется - это пара банок сладкой газировки и многочисленные пластинки мятной жвачки, какие она разом запихнёт в рот, надувая гигантские пузыри.

Её шелковистые, любимые многими телезрителями, волосы завязаны в тугой конский хвост, что болтается сзади, раз за разом ударяя по ровной спине, лишь слегка и в некоторых местах выбиваясь змеиными прядями из общей композиции. Чёрная толстовка, любезно одолженная Смитом, мешковато висит на худощавом, от вечных физических нагрузок, теле, непроизвольно создавая впечатление некой домашности и незаменимой уютности. Синяя в светло-голубую полоску кепка практически полностью закрывает глаза, да и не накрашенное лицо в целом, словно оберегая известную актрису от преследования вездесущих папарацци и горящих желанием поклонников. Тёмные джинсы-бойфренды также висят на довольно широких бёдрах прямо, как в рекламе или, предположим, в модных каталогах, а белые кеды, слегка потрёпанные и испачканные в дорожной пыли, в точности повторяют силуэт её миниатюрной стопы.

Карен жизнерадостно смеётся, чуть позже прикрывая расплывшиеся в широкой улыбке губы тыльной стороной ладони, когда Мэтт демонстративно жонглирует взятыми где-то оранжевыми апельсинами. Молодая женщина в белом узорчатом платье, явно американка, звучно хмыкает, нарочито кашляя в слабо сжатый кулак. Её толстые брови хмурятся, достаточно сильно прилипая, как банный лист, к носу, но никто из наших героев не обратил на негативную реакцию особого внимания, не отрываясь от своих беззаботных так называемых дел. Мэтт, абсолютно серьёзный и старающийся держать в руках не только цитрусовые, но и собственные эмоции, внезапно спотыкается, тем самым провоцируя падение временно летающих предметов. Тогда Гиллан помогает поднять укатившиеся по всей площади магазина сладкие мячи, а затем, взяв лучшего друга под руку, направляется в сторону работающих касс, дабы оплатить покупки и поскорее уйти домой, где их ждут "Звёздные войны" и мягкий клетчатый плед.

***

Ещё на улице, где неприятно моросило мелким дождём, Карен согласно избавилась от сигареты, потушив и выкинув заключённый в цепкие оковы бумаги яд. На лестничной клетке, чуть погодя, Мэтт остановился, резко развернувшись к девушке спиной, никак не объясняя сделанного поступка. Просто остановился, наверняка, о чём-то раздумывая.

- Ты чего ?

Поинтересовалась Рыжая, спрыгнув со ступенек вниз, и уже оказываясь с ним на ровне. Парень многозначительно улыбнулся в никуда, а далее сбежал, резким порывом нажимая красно горящую кнопку лифта.

- Мои ноги гудят, я устал. Поедем на лифте ?

Одна мысль о лифте приводит Каз в неописуемый ужас: тело, словно парализовало, а руки сами собой опустились вдоль туловища, болтаясь где-то у морского дна, ведь ниже уже невозможно. Карен слегка приоткрывает рот, ища определённые слова в своих запасах, но те остаются проглоченными, мгновенно умирая на кладбище Несказанных фраз. Не говорить же ему, лучшему другу, человеку, с которым и в пылающий огонь, и в бушующую воду, и чрез медные трубы, что у неё есть небольшой, но смертоносный и душераздирающий секрет. Тайна самого детства, всё это время бережно хранимая в чертогах разума, перелистываемая тёмными временами и вводящая в состоянии апатии. Не говорить же, мол, давай-ка пешком, это улучшит здоровье, ведь мы курим, как паровозы, хотя эта идея, откровенно говоря, забиралась в её голову. Однако, была выгнана бессвязными и не контролируемыми приступами паники.

- Ну, э-э..давай.

Она пожимает плечами, припоминая все известные молитвы, заклинания и обыденное, такое типичное, но моментами помогающее: "Господи, боже мой, пожалуйста, пожалуйста."
Ведь она даже в Бога не верит, не верила, по крайней мере, до этого момента, хотя это и смахивает на лицемерие и что-то подобное, в этом плане. Гиллан не спеша подходит, желая убежать, подняться пешком, а в конце путешествия радостно закричать:" Шутка ! Ха !", но ненадёжные дверцы камеры для пыток и убийств закрываются с каким-то странно-подозрительным скрипом.

Мы точно свалимся, думает Карен, беспечно ухмыляясь ничего не знающему другу, мы точно все здесь умрём.

Он в этой квартире, недавно купленной по некоторым обстоятельствам, не был ни разу, а потому это похоже на тихую вечеринку с едой и сериалами, с едой и громко звучащей музыкой, с едой и..достаточно просто еды, пожалуй.

- Который этаж ?

Он спрашивает, уже подставляя указательный палец для нажатия кнопки в то время, как Карен нервно качается, что-то незнакомое,состоящее из нескольких гласных напевая себе под нос для успокоения. Мысленно считает фиолетовых баранов, которые нелепо перепрыгивают через деревянную ограду, но это, признаться, ни черта не помогает.

- Этаж ?

Карен, бестактно вытащенная из воображаемой реальности, вопросительно приподнимает брови, а потом выдаёт:

- Двенадцатый.

Чёрт её дери, это же сколько ехать !

***

Наверное, это случилось на седьмом или десятом этаже, никто из них толком не знал, но это случилось, что не могло не встревожить растерянную до неприличия девушку. Мало того, что лифт остановился, так, к тому же, злосчастная пробка выбила всё электричество, оставляя их не только без средств информации, но и в навалившейся толстыми облаками угрожающей темноте. С секунду они стояли молча, пока Гиллан, задыхающаяся не только от возмущения, но и осознания своего причастия к данному происшествию, не опустилась на корточки, впоследствии облокачиваясь на поверхность стенки.

- Ну, как всегда. Мы - лузеры, - констатирует факт Смит, от нечего делать присаживаясь рядом, - Это же надо..Надеюсь, скоро поломку устранят, ведь нас ждут фильмы из серии никогда-не-забыть.

Секунда, две, пять.
Вдох-выдох.

- Ка-а-аз ? Что не так ? - приторно, тягуче, как слащавый мёд, тянет сидящий подле молодой парень, внимательно всматриваясь в безразличное выражение её лица. Ещё никогда он её такой не видел: не только отстраненной, вырванной из "здесь и сейчас", но и глубоко печальной, грустной и подавленной, будто случилось нечто во истину отвратное, а это его, знаете, пугало.

- У меня клаустрофобия, - твёрдо сообщает Гиллан, но ловя его недоумевающий взгляд, поспешно продолжает, - Боюсь закрытых пространств. Очень. С детства.

Её руки зарываются в бесчисленных волосах, чуть ли не вырывая их с корнем, но Смит вовремя приходит в себя, осторожно беря её за руку, сразу не больно сжимая.
Вдох-выдох.

Карен, чувствуя некое подавляющее действие внутреннего страха, сжимается в цельный клубок, подбородком упираясь в острые выпирающие колени. Ей было действительно не по себе, казалось, сердце вот-вот выпрыгнет из грудной клетки или, как говорят в народе, со скоростью света переместится в пятки, забьётся в нежданных конвульсиях или вовсе умрёт, возрождаясь в более подходящий момент. Ей чудится, что стены такого тесного лифта сжимаются, вскоре превращая её тело в лепёшку, но это всего-навсего сформировавшиеся убеждения о страхе, которые вопят, напоминают о себе с одной единственной целью - держать в ужасе.
Мэтт же не знает что говорить, не знает как действовать в данной ситуации, а потому просто-напросто прижимается к испуганной девушке, замечая то, насколько сильно трясутся её тёплые руки.

- Эй, я же с тобой, всё в порядке, - неразборчиво шепчет Мэтт, кончиком холодного носа касаясь её широкого лба, - Всё хорошо, слышишь ?

Рыжая бездумно кивает, но не осознаёт, что всё в действительности может быть хорошо, если он рядом. Почему-то, когда Мэтт рядом, Карен чувствует себя не только нужной, но и гораздо спокойнее, будто он единственный на всём земном шаре может непроизвольно участвовать в замысловатом ходе её мыслей, понять и принять её душу, сливаясь воедино, в одну конструкцию, одного человека.

- Я знаю, да..да.

Не зная почему, но она также переходит на томный шёпот, и подняв лицо, встречается с ним неуверенным взглядом, будто спрашивая " ты же не оставишь меня ? ".
Нет, конечно.
А тишина продолжает бить по вискам, стучать, давить, наваливаться всей своей весьма нелёгкой тушей, пока эти двое, не по-дружески обнявшись, сидели на холодном полу, дожидаясь грандиозного освобождения.
Вдох-выдох.

- Моя маленькая девочка, Каз, ты очень смелая.

Осторожно, как на пробу, целует её в лоб, медленно переходя на мягкие участки щёк, носа и, наконец, потресканных, но таких желанных, не досягаемых до этого самого мгновения губ. Мэтт решается, заведомо провально борясь с необъяснимым приступом нежности, чтобы совершенно случайно не задушить хрупкую и беззащитную Карен в тёплых объятиях. Он, как бы не тривиально, чуть в космос, в открытое пространство, чёрную дыру не провалился, ощущая себя самым счастливым и одурманенным человеком, когда она вот так, доверяющее и ласково, смотрела на него из-под густых ресниц. Коснувшись губами - о да, наконец-то - её губ, Мэтт утопил самого себя, своими же руками вырыл могилу, закопал и смирился с тем, насколько это неправильно, потрясающе и, в то же время, волшебно. Так волшебно, что прикрыв глаза от некого приступа нагрянувшей, как гром средь бело дня, эйфории, Мэтт продолжал отчётливо видеть её изумительные глаза цвета коньяка и белозубую улыбку.
Получив безмолвное разрешение, он углубил поцелуй, отчаянно хватая её за предплечье и плечо, дабы не потеряться, не раствориться в этом наколенном до существующего предела воздухе, и та, прекрасно понимая, поддается, невольно прижав так называемого любовника к стенке.

- Нужно почаще ездить в этих лифтах, - говорит она, звучно усмехаясь сквозь поцелуй, - Застревать.

Наверное, действительно нужно, раз они оба чуть не сошли с ума за эти короткие, казалось бы, несколько минут.