Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Лабиринт

Порой мне казалось, что за всеми проделками в школе стояли мои злобные клоны, которых каким-то образом создал мой младший брат. Ну невозможно, чтобы я совершал столько глупых и ненужных выходок в стенах этого «замечательного» заведения под названием школа. К примеру, затопил девчачий туалет вишневым киселем. Что, простите?! Вишневым киселем? Вы вообще в своем уме? Чтобы я, Джеймс Поттер, тратил свой талант на вишневый кисель? Я скорей утоплюсь в бочке с острым соусом, чем буду этим заниматься. Ладно, там вишневый кисель, но выращивание одуванчиков на потолке школьного коридора уже ни в какие рамки не лезло. Я понимаю, что одуванчики это очень мило, и половина школы нашло это забавным, но это не мой стиль. Если бы я что-то выращивал на потолке, то это точно не были бы какие-то поганые цветочки.

Теперь же, сидя перед профессором Никсом, я разглядывал портреты бывших директоров Хогвартса, чтобы хоть как-то убить время. На самом деле я за год уже настолько успел налюбоваться каждым из них, что на всю оставшуюся жизнь хватит, но, видимо, профессор Никс так не считал. Он снова корпел над какими-то бумагами, периодически разглагольствуя о том, чего я не совершал. Маразм крепчал!

– … мало того, что ты затопил весь второй этаж киселем, так еще эти цветы на потолку в коридоре. Поттер, у вас недостаток витаминов? – спрашивает он.

Это был самый оригинальный вопрос с оттенком сарказма, который я вообще слышал за всю свою жизнь. Боже, Никс, да ты превзошел самого себя! У меня нет слов.

Я перевожу свой взгляд на него и выгибаю одну бровь дугой для пущего эффекта. Уже не было нужды в который раз говорить ему, что это был не я. Он все равно не поверит мне, если у него появлялся шанс встретиться с моим отцом. Поверьте, на самом деле я сидел в этом душном кабинете только из-за прихотей самого профессора. Возможно, это он и подставил меня, вырастив цветочки на потолку, чтобы потом отправить гневное письмо отцу с просьбой прибыть в школу.

– Непременно скажите это отцу, когда он прибудет сюда, – отвечаю я.

Никс отрывается от своих бумаг и смотрит в мою сторону тем самым взглядом, который так выводит меня из себя. У меня скоро голова от набора сарказма лопнет.

Он еще немного сверлит меня взглядом, а потом возвращается к своим драгоценным бумажкам. Мне всегда было интересно, что же он там постоянно пишет. Обдумывает новый план подставы? Вполне возможно, учитывая его идиотский стиль повторяться на каждом шагу.

Мне в этот раз повезло больше, потому что отец прибыл в школу почти сразу. Когда он вошел в кабинет, я мысленно помолился, чтобы Никс снова не начал втирать отцу очередную сыворотку молодости, или еще чего похуже.
Отец садиться возле меня и выжидающе смотрит на профессора. Тот в свою очередь скрючился так, что со стороны походил на самый настоящий вопросительный знак, только точки под ним не хватало. Я переглядываюсь с отцом и пожимаю плечами. А что я? Я тут не причем!

– Итак, мистер Поттер, мне в очередной раз пришлось вас вызвать с целью оповещения плохого поведения Джеймса, – говорит Никс, отложив ручку-перо в сторону. – На этот раз ваш сын умудрился затопить весь женский туалет на втором этаже вишневым киселем…

Мерлин, откуда он знает, что кисель был вишневым? Неужели пробовал? От этой мысли не легче.

– … потом сразу после этого на потолке в коридоре вырастает поляна желтых одуванчиков…

"…красных тюльпанов, белых роз, синих лилий, зеленой травы", - мысленно перечисляю я. Такое чувство, что отцу так был интересен цвет одуванчиков.

– … нам пора применить строгие меры воспитания…

На этом месте я перестаю слушать. Мне было неинтересно, поэтому я возвращаюсь к своему занятию – разглядывание директоров школы. Я качаю головой Снейпу, махаю пальцами Дамблдору, а кому-то даже показываю язык.

Когда же Никс прекратил перечислять все мои проделки–которых–я–не–совершал, он говорит, что я свободен. Напоследок смотрю на отца и быстро удаляюсь из душного кабинета, оставляя его на растерзание профессору. Пусть тоже помучается в обществе этого козла.

Выходя из кабинета, я успеваю схватить несколько фруктовых конфеток из какой-то вазочки. Надо будет узнать у Фреда, что эта за конфетки такие, потому что в Сладком Королестве таких не видел.

Идя по коридору, я встречаюсь со своей сестренкой, которая при виде меня ехидно улыбалась. Вот еще! Лили явно пора пересмотреть свои фишки по поводу улыбки. Меня аж в дрожь бросает от одной ее кривой ухмылки.

– Я слышала, что отец в школе, – говорит она. – Опять неприятности, Джим?

Я только от одного произношения «Джима» готов всех уничтожить. Увы, Лили была сестрой, поэтому ее трогать нельзя. Улыбаюсь в ответ и киваю головой.

– Да, Лилек.

Шах и мат!

– Джим, вот только не нарывайся, – фыркает она и уходит дальше своей дорогой, гордо вздёрнув носик.

Моя семья просто самый странный вид людей на свете. Мало того, что она многочисленная, так еще каждый ее представитель отличался своенравным характером. Даже в школе от них нет покоя.

Решив, что не стоит сильно заморачиваться с мыслями о семье, я направился в стороны библиотеки, где меня должна была ждать Кэти Ллойд, моя замечательная девушка.

Так получилось, что с самого начала пятого курса я встречаюсь с Кэти. До этого мы состояли в хороших дружеских отношениях, которые меня вполне устраивали. Я мог бы спокойно обойтись и милыми объятиями после каждого матча по квиддичу, но Кэти это не устраивало. Так что теперь я - официальный парень мисс Ллойд.

Добравшись до пункта назначения, я сворачиваю в нужную мне секцию и вижу Кэти, восседавшую за столом возле окна. Она не замечает меня, что очень хорошо сыграло мне на руку. Я подхожу к ней со спины и закрываю ладонями ей глаза.

– Джеймс, – тихо-тихо произносит Кэти, ощупав мои пальцы. – Долго же мне пришлось тебя ждать, – улыбается она.

Я шутливо тереблю ее по волосам и сажусь на свободное место. Как обычно, на столе была огромная стопка книг по травалогии и зельеваренью. Уже стоило бы не удивляться такому стремлению Ллойд овладеть способностями зельевара.

– Как успехи? – спрашиваю я.

– Ты был у Никса? – одновременно со мной задала свой вопрос Кэти.

Я откидываюсь на спинку стула и мысленно даю пинка под зад своему лучшему другу – Малькому Одэйру. Утром, перед тем, как отправиться в кабинет Никса, я просил его не выдавать меня Кэти, но друг не справился с задачей.

– Ну да, был. И что? – мне не хотелось сейчас об этом говорить, но по выражению Кэти я замечаю, что разговора не избежать.

– Это не может продолжаться вечно! – повысив тон, говорит она. – Ты должен уже прекратить делать такие глупости.

Самое противное в наших отношениях с Кэти было то, что она не верила мне. Я много раз твердил ей о том, что это не моих рук дела, но она отчаянно хваталась за последние лживые сплетни и обвиняла меня. Когда-нибудь мое терпение кончиться, Ллойд!

– Это был не я! – отвечаю я. – И хватит на этом.

Кэти недоуменно смотрит на меня, но продолжать разговор, слава Мерлину, не стала. Хотя бы сегодня Ллойд промолчит и мне не придется в сотый раз убеждать ее в том, что это не я. Убью Малькома!

– Поговорим позже, – говорит она и возвращается к своим записям.

Отлично, мать вашу! Только этого мне не хватало. Тогда лучше было поругаться сейчас, чего тянуть то? Я хватаю чистый лист пергамента и начинаю скручивать в трубку. Ужасно обидно, когда такой вроде бы близкий человек, как любимая девушка, не верит тебе.

– Хорошо, – фыркаю я и встаю со своего места. – С нетерпением буду ждать нашего разговора.

– Джеймс, – выдыхает она. – Ты куда? Мы же собирались…

– У меня появились дела поважней, – отвечаю я. – Увидимся позже, милая.

Кэти слишком труслива, чтобы последовать за мной. В этом я уверен на сто процентов, поэтому шаг у меня был умеренным. Ха, обычно в магловских фильмах показывают те сопливые сцены, когда девушка со слезами на глазах бежала за парнем, чтобы извиниться. В моем случае этого никогда не будет. Вот уж, я даже не могу представить себе плачущую Кэти. Да, она слабая и тихая, но слез никогда не роняет.

Когда я сказал о том, что у меня появились дела поважней, то я явно солгал. Так что теперь мне лишь оставалось вернуться на башню Гриффидора, чтобы подготовиться к завтрашнему дню. Но, как по иронии судьбы, я столкнулся с Малькомом. В самый раз!

– Одэйр, ты последняя задница! – говорю я, перехватив его на выходе. – Я же просил прикрыть меня перед Кэти!
Мальком усмехается и смотрит на меня непринужденным взглядом.

– Так я и не говорил, – отвечает он, хлопая меня по плечу. – Мы даже не виделись сегодня.
Не встречались?! Какого…

– Тогда откуда она знает о том, что я был у директора? – вероятно, я это произнес слишком громко, потому что все те, кто сидел в гостиной обернулись в нашу сторону.

– Я не в курсе, чувак. А теперь извини, у меня одно важное дело, – он еще раз хлопает меня по плечу и выходит.

Вот тебе и друг! Прекрасно! Я разворачиваюсь и встречаюсь взглядами с Альбусом, моим единоутробным младшим братом. Только жалости со стороны брата мне не хватало. Я качаю головой и иду прямиком в сторону лестниц, ведущих в спальню для мальчиков.

Пора уже отыскать ту свинью, которая подставляет меня уже на протяжении трех месяцев, а иначе я стану известен в истории Хогвартса как «Неудачник-проказник Джеймс Поттер-младший». Нет уж, такой славы мне не надо.

Я поднимаюсь наверх и вхожу в спальню для пятого курса. Как обычно – никого. Оно даже к лучшему, потому что мне не к чему лишние свидетели.

Подхожу к своему спальному месту и, взмахнув палочкой, отпираю нужный ящик. Я, конечно, не боялся того, что кто-то мог лазить по моим вещам, но в данном случае безопасность не помешает. Тем более в этом ящике хранилась очень нужная вещь – карта Мародеров. Я не был бы Джейсом Поттером, если бы не попытался стащить эту вещь из кабинета отца. Вполне уверен, что отец догадался о том, что я стащил карту, но никаких претензий он пока не предъявлял, поэтому пока могу пользоваться этой вещицей без зазрения совести.

– "Торжественно клянусь, что замышляю только шалость и ничего кроме шалости", – произношу я волшебные слова карте.

Постепенно на потрепавшемся пергаменте стали вырисоваться линии, которые изображали стены замка. Затем появились точки с именами. Я взглядом ищу точку "Гарри Поттер" и мысленно радуюсь, что обнаружил ее и не встретился с ним. Значит, Никс уже отстал от отца.

– Чертов, профессор, – фыркаю я.

Я пока сам не знал, что именно ищу. На самом деле такие вот поиски приводили к иным открытиям. Например, я заметил, что Альбус стал набирать лишний вес, а все из-за того, что он частенько проводил время на кухне. Вот засранец! И если к концу учебного года он окончательно превратиться в хряка, то я не виноват. Пробежав глазами по пергаменту, я отыскиваю точку с именем Малькома и вижу его в компании другой точки – Аманды Дуглас. И не нужно быть гением, чтобы догадаться о том, что мой дружок встречаться с самой сексуальной девчонкой на Слизерине. Я уже не первый месяц вижу, как их точки стремительно уходят в пустующие коридоры и прячутся в одних из пыльных кабинок для мелочей – метелок, календарей, проекторов и прочее. Мальком настоящий романтик.

Изучая карту, я совсем не обратил внимания на точку с именем Роза Уизли. Обычно я вижусь с Розой за обедом или на тренировках, но никогда не обращал внимания на ее повседневный график. И даже сейчас меня не особо заинтересовала ее точка, которая находилась в относительной близости с точкой Кэти.

– Девчонки, – язвительно говорю я.

Если я хочу найти тех самых неоригинальных проказников, то я должен мыслить как они. Что бы я сделал после того, как затопил туалет девчонок киселем? На этот вопрос сложно найти ответ, потому что я не те проказники. Думай, Джеймс, думай!

Возможно, моим следующим ходом был бы туалет мальчиков, который бы я разукрасил в розовый цвет. Хотя идея кажется настолько тупой, что я сразу же отметаю ее. Даже эти самые проказники вряд ли бы пошли на такую банальщину. Следующая мысль опирается на Большой Зал. Если нужен тупой прикол, то точно на виду у всех. К примеру, подсыпать в картофельное пюре искусственных глаз или мух.

Как раз в самый разгар мозгового штурма в комнату входит один из моих соседей. Я быстро прячу карту под свой пятой точкой и внимательно смотрю на парня по имени Карлос Бут.

– Привет, Карлос, – здороваюсь я. – Как дела?

Видимо, вид у меня был очень дурацкий, потому что Карлос смотрит на меня как на идиота. Он пожимает плечами и заваливается на свою постель.

– Неплохо, Поттер, – отзывается он и переворачивается на живот. – А ты снова прячешь свой девичий дневник?

Я качаю головой и отмечаю про себя, насколько Карлос бывает тупым. И тут мне приходит новая мысль. А вдруг за всеми этими одуванчиками и киселями стоял именно он? Вполне, возможно. Карлос не особо довольствовался моей компанией, поэтому у него были основания мне насолить.

– Извини, у меня нет такой привычки, как у тебя вести мемуары.

С этими словами, я встаю и быстро сворачиваю карту.

– А теперь извини, нужно дописать эссе в полном одиночестве. Вдохновение не дремлет!

Я выхожу из комнаты и мчусь уже другую спальню, а точнее в спальню третьего курса. Перед тем, как появился Бут, я успел отметить про себя, что мой кузен Хьюго давно прятался в спальне своего курса. Не церемонясь, я вхожу и вижу там очень странную картину – Хьюго висит верх тормашками.

– Здравствуй, кузен. Это ты так решил потренироваться? – спрашиваю я.

– Ты настолько тупой, Джеймс? – огрызается Хьюго. – Нет, просто решил отдохнуть. Повисеть верх головой так весело!

Я смеюсь в голос и вытаскиваю палочку, чтобы помочь бедолаге.

– А я все думаю, почему же ты тут, – говорю я, помогая Хьюго подняться на ноги.

Он хватается за голову и жмуриться. Неприятно, конечно, когда кровь приливает к голове. Я усаживаю кузена на кровать.

– Так кто это сделал? – спрашиваю я, чтобы хоть как-то скрасить скуку от ожидания.

– Ты не поверишь, но Лили, – отвечает кузен. – Она сегодня сама не своя. Пришла, накричала и повесила меня вверх тормашками. Я, наверное, так часа два провисел. Красные дни у нее что ли? Совсем с ума сходит.

– Эта же Лили, – говорю я. – Думаю, пора привыкать к ее перепадам.

Хьюго наконец-то приходит в себя и открывает глаза. Я довольно улыбаюсь и сажусь рядом с ним. Мне теперь требовалась его братская помощь. Во-первых, обратиться за такой помощью к Альбусу я не мог. Во-вторых, Хьюго умел держать язык за зубами. В-третьих, младший сын дяди Рона был одним из самых сообразительных учеников в младшем потоке.

– Так чего тебе нужно? – спрашивает он, заметив мой взгляд.

– Твоя помощь в поимке подлецов.