Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Unbearable

Ah...the darkness is rising
Still...everything will end
VELVET EDEN - Cold Sleep



      - Ты боишься смерти?
      Хро растеряно усмехается. Дада как всегда говорит странные вещи на странные темы и в совсем неподходящее для этого время. Невыносимо. А ведь какой закат! Солнце плавит город яркими слепящими лучами, освещая и окрашивая в теплые тона каждую частичку вокруг. И прохладный ветер приятно обдувает лицо, развевая волосы. Так хорошо, спокойно и думать ни о чем не хочется. Только Дада лишает его возможности расслабиться, почувствовать своеобразную свободу.
      Всего один вопрос, и сказка рушится прямо на глазах. Уже нет ощущения нереальности, его словно поймали и за локоть привели обратно на землю, вернули с эфемерных облаков.
      Поправив растрепавшиеся волосы, он поворачивается к Даде. Даже здесь, на небольшом мосту через не менее крошечную речку, в лучах заката он выглядит как обычно – окруженный какой-то темной, загадочной аурой. Одним своим видом этот человек уничтожает очарование этого места, принося свою сказку – черную, жестокую, тяжелую. Его мрачные истории, сюжеты, песни - вот из чего он состоит, вот что неизменно с ним. Какими бы милыми и невинными вещами он не увлекался, его мир навсегда с ним.
      - Хро?
      Дада окликает чересчур задумавшегося клавишника. Атмосфера давит на него, слишком много воздуха, открытого пространства и тянет на разговоры, которые точно смутят Хро, он знает это наверняка. Но именно этим они и прелестны, не так ли?
      - Не знаю, честно, - сзади них по мосту проходит шумная компания, но все равно остается незамеченной, растворяется в мире в теплых тонах, - мне некогда об этом думать.
      Дада прикрывает глаза. Он устал. Не физически, нет. Он устал жить с ноющей болью внутри, раздирающей его душу на куски. Устал собирать свое сердце, лелеять и беречь его от очередного кошмара, который непременно случится. Это он тоже прекрасно знает.
      - Как-нибудь задумайся и дай мне ответ, я буду ждать.
      Добрая улыбка совершенно не подходит ни этой беседе, ни ситуации. Сюрреалистическая, таинственная, пугающая, но до мурашек искренняя. Хро давно пытается разгадать Даду, но все его старания тщетны. Он сложный. И именно поэтому Хро всегда будет рядом.
      Солнце лениво садится за горизонт, одаривая последними крупицами прошедшего дня. А на небольшом мосту через крошечную речку время застыло для двух определенных людей, а может и для всего человечества, не имеет значения.
      Дада разворачивается и уходит прочь отсюда, бросив напоследок взгляд, исполненный надеждой. На что именно он надеется? На ответ Хро? На помощь? Но в чем? На… спасение? Для Хро чуть ли не каждое действие Дады – тайна. И он идет вслед за ним, влекомый собственным любопытством.
      В клубе пока тихо, насколько это возможно в подобном месте. Только в служебных помещениях бегают туда-сюда работники сцены, настраивая аппаратуру и подготавливая все к концерту.
      В гримерке так вообще идеальная тишина и приглушенный свет. Дада накладывает макияж с особой тщательностью, шаг за шагом создавая себя почти с нуля. Это отнюдь не маска, это его второе «Я». А может и не второе, но одно из – точно. Однако, ни сложный грим на лице, ни вычурные платья не скроют истинные чувства и глаза, в которых восторг и возбуждение мешаются с разочарованием и разлагающимися мечтами.
      Остальные музыканты уже ушли настраивать звук, один Хро по привычке ждет вокалиста.
      - Ты часто задумываешься о последствиях своих поступков?
      Внезапно прозвучавший вкрадчивый низкий голос пугает клавишника и тот чуть не роняет стакан только что налитой воды.
      - Стараюсь, ведь это важно. Понимать, что может произойти в том или ином случае, важно. Куда я приду в результате…
      - Это ничего не решает. У поступков нет скрытых последствий и думать об этом бессмысленно, только изведешь себя.
      Дада меняется, он раздражен, похоже, эта тема не раз обдумывалась им и переосмысливалась, и никто не смеет опровергать его выводы.
      - Но…
      - Бессмысленно нагружать себя такими раздумьями. В конце концов, станет невыносимо…
      Кажется, Дада уже забыл про Хро и говорит с самим собой. Он открывается всегда так непредсказуемо, неожиданно и каждый раз не до конца, недоговаривая порой самое главное. К чему все эти вопросы – еще одна головоломка, которую Дада любезно ему предоставляет.
      Раньше Хро и не предполагал, что его жизнь настолько скучна и однообразна, поэтому и не смел надеяться на то, что появится кто-то, кто покажет ему сколь глубока тьма и как много синонимов к слову «боль». Выдумщик, жестокий сказочник, прячущийся за собственными сказками.
      - Пора.
      Коротко выдохнув, Дада в последний раз придирчиво осматривает свое отражение в зеркале с ног до головы и, довольно кивнув, властным жестом манит Хро за собой. И он идет. Безропотно, послушно, завороженно.
      Выступление запоминается красочными всплесками, отрывками. Хро вновь и вновь чувствует себя загипнотизированным, но ему даже нравится такая эйфория, когда не ощущаешь своего тела, только разумом наслаждаясь происходящим.
      Они опять в гримерке наедине. В комнатке, где случаются самые невероятные чудеса и перевоплощения. Скоро Дада переоденется, снимет сегодняшний образ, но в сущности ничего не поменяется ни в нем, ни в окружающей его энергии.
      - Что насчет ответа, Хро?
      В какой момент Дада оказывается рядом с ним, Хро не замечает, слишком был погружен в свои мысли, и не сразу понимает, что вокалист имеет в виду.
      - Как и тогда, так и сейчас…
      - Вранье. Как и тогда, так и сейчас, – резкой отрывистой фразой он ставит все на свои места, ломая последнюю защитную стену. – Обними меня.
      Приказ, самый настоящий, которому нельзя не подчиниться, да Хро и не собирается. Но прежде, чем исполнить приказанное, он грубо берет вокалиста за руку и ведет к зеркалу. И стоит позади него, рассматривая их отражения, точнее, отражение Дады. Он ищет хотя бы малейшую зацепку, хоть что-то, что может помочь разгадать тайну последних лет своей жизни – лет знакомства с Дадой. А тот лишь самодовольно ухмыляется, терпеливо выжидая.
      То, что ты ищешь, сокрыто в тебе самом, - сказал бы он в другой день другому человеку, но отпускать Хро так просто неинтересно. Обернувшись, Дада крепко хватает Хро за длинные волосы и тянет к себе. Касается его губ своими, отравляя собой раз и навсегда. Трагичная, невыносимо легкая нежность, покрытая слоем печальной безысходности, в этом поцелуе встречается с безжалостной пульсирующей страстью. Всего за несколько десятков секунд мир обрушивается, вместе с ним падает и Хро. Ниже, как можно ниже, туда, где темно и влажно. Туда, где он сможет продлить мгновения абсолютного покоя.
      - Так чего ты боишься больше смерти? Ведь боишься?
      Хро никогда не скажет. Медленно раздевая Даду, он клянется себе в этом. Любуясь его извращенной красотой, он молчит и изредка целует его белую, словно испускающую неземной свет, кожу. Разгадать Даду, узнать о нем все – стало навязчивой идеей, тягуче-сладким желанием, требующим удовлетворения. Боится ли он, что это невозможно и все старания и мечты тщетны? Вряд ли.
      Страшнее будет, если Дада уйдет, не позволив больше себя изучать, сожжет мосты и презрительно посмеется над глупым Хро. Пока этого не произошло, он готов мириться с неизвестностью и неопределенностью.