Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Магнит для неприятностей

– Это не очень хорошая идея, Поттер, – как можно ровнее постарался сказать Северус, хотя и понимал всю тщетность своих возражений. Годы, прожитые рядом с героем магического мира, ныне занимающим должность начальника Отдела борьбы с магическими правонарушениями, с одной стороны, не позволяли молчать в ответ на очередную безумную идею, а с другой… В общем, было ясно: Поттер все равно поступит по-своему, невзирая на предостережения, запреты и даже нарушения закона: мысль, однажды посетившая голову Гарри, никогда не покидала ее просто так, не проросши чем-нибудь сногсшибательным и оригинальным.
– Северус, – Поттер посмотрел на мужа печально, как мог только он – несчастная сиротка, обнять и дать конфетку.
– Не говори только, что я тебя не предупреждал.
– Не скажу, – кивнул Гарри и вздохнул.
– Поттер, ты взрослый мужчина, вот скажи мне, зачем, ну зачем тебе возвращать своих родителей? Ты их не знаешь, они тебя тоже…
– Я могу это сделать, понимаешь? – да-да, вот в этом был весь Поттер: «могу», Северус выжидательно смотрел на мужа: – Они так много сделали для меня и погибли такими молодыми. Они заслужили пожить спокойную тихую жизнь…
– Гарри, Джеймс и «тихая жизнь» не имеют права стоять рядом! Подумай о чувствах своей матери, которой двадцать, а у нее сын почти в два раза старше! И чем, чем они будут заниматься в нашем времени?!
– Отец был аврором, без работы не останется, – отрезал Гарри и, отбросив салфетку, встал из-за стола.
– Поттер! – начал было Снейп, аккуратно положив салфетку рядом с тарелкой, но увидев упрямый огонь в зеленых глазах мужа, сбавил тон и уже довольно мирно сказал: – Я хочу видеть полное описание ритуала и проследить источники. Я волнуюсь, и уж если переубедить тебя невозможно, то дай мне неделю на то, чтобы разобраться.
– Не могу, – заупрямился Поттер, нахмурил лоб, сдвинул брови – ни дать ни взять суровый аврор, – книгу конфисковали не так давно при обыске, могу пересказать сам ритуал.
– Мне не нужен пересказ!
– Там защита от копирования стоит, – нехотя признался Поттер.
– В таком случае ручками перепиши, – язвительно отозвался Снейп, – и имей в виду: не будет копии, будешь спать в гостиной на диване, а Джеймса с Лили на порог не пущу и на твои похороны не приду!
– Ну что сразу на диване, – казалось, Гарри услышал только эту часть тирады, – принесу, перепишу и принесу. Не дуйся. Се-ев!
– Иди, – Снейп и не подумал подняться со стула – он еще не закончил завтрак, и поцелуй Гарри получился смазанным, куда-то то ли в ухо, то ли в висок, – иди, опоздаешь.

Через два дня Северус изучал криво исписанные неразборчивым поттеровским почерком листки.
– Черт, – тихо ругался Снейп, – откуда это взялось? Как мог почти святой Поттер польститься на такой сомнительный и, главное, темный ритуал?
Северус попытался проанализировать написанное. Да, сомнений быть не могло – темная магия во всей ее красе. В тексте присутствовала полночь, новолуние, до которого оставалось менее недели, кровь юной девственницы, чешуя дракона, пепел феникса и другие ингредиенты, которые законопослушным и лояльным к власти магам иметь в доме не полагалось.
– Поттер, где ты возьмешь свечи из жира повешенного?
– Найду где, – судя по упрямо выдвинутой вперед челюсти, действительно найдет, решил Снейп.
– Хорошо. Нужный нам день настанет в понедельник. Не самый лучший день для проведения ритуалов, связанных с вмешательством в ход времени. Отложить не хочешь? – произнес Северус.
– Сев, ну куда откладывать? У меня все почти готово, некоторые ингредиенты не хранятся, а достать другие проблематично даже для меня.
– Хорошо, – нехотя согласился Снейп, – я пока посмотрю кое-что в библиотеке. Нужно быть готовым к неожиданностям, у тебя ни одна затея еще не прошла гладко, – не смог он удержаться от шпильки.
– Сев, ну что ты в самом деле, все будет хорошо. Неужели не хочешь увидеть Лили?
– Ее, может, и хотел бы. Меня беспокоит твой папенька. Он тоже сначала действовал, а потом думал. Заавадит, а потом будет разбираться.
– Точно! Нужно будет сразу разоружить их! – оживился Гарри, а Снейп прикрыл глаза, сдерживаясь, чтобы не сказать колкость.
– Отличная мысль, – деликатно произнес он, а Поттер насупился, – какого века эта книга? Мне нужно хотя бы от чего-то оттолкнуться в поисках контрритуалов. Вдруг придется срочно отправлять их обратно…
– Как ты можешь так говорить?! Это же мои папа и мама, а ты их обратно! Это все равно что убить их собственными руками!
– Гарри, нужно быть готовыми ко всему…
– Делай как знаешь! Но я тебе не позволю навредить родителям.
– Поттер! Включи мозги, в результате ритуала, темномагического ритуала, в пентаграмме может вообще оказаться кто угодно! И как подействует перемещение на человека, неизвестно. И я тебя изначально предупреждал, что идея мне не нравится, но ты упрямый осел и раз за разом суешь голову в петлю, и мне приходится спасать твою задницу!
– Так и знал, что во мне тебе нравится только задница…
– Конечно, – Снейп говорил убийственно спокойно, – ее надо беречь, потому что в ней сосредоточено все: и красота, и мозги.
Поттер набычился, обиженно засопел и ушел в кабинет делать вид, что работает. Северусу это было на руку – никто не будет лезть с вопросами, и не придется выдумывать ответы. Врать Снейп не любил, а говорить правду порой было совсем не нужно. Через четверть часа Гарри остался в особняке Блэков один…

В подвале было почти совсем темно – четыре свечи давали тусклый свет. Гарри стоял с одной стороны едва заметной в полутьме пентаграммы, Северус с другой. Песочные часы отсчитывали оставшиеся мгновения до начала ритуала. С последней упавшей песчинкой Гарри заговорил, стараясь не перевирать слова древнего заклятия. Центр пентаграммы медленно наливался красноватым светом, внутри сгущался туман, и в подвале ощутимо похолодало. Порыв невесть откуда взявшегося сквозняка загасил свечи, и даже свечение в пентагармме вдруг потухло.
– Люмос, – раздался голос Снейпа, – экспелиармус!
– Люмос, – произнес Гарри и поднял палочку выше, напряженно всматриваясь в замершую фигуру.
– А-и-и-и, – вдруг завизжала она, Поттер чуть не выронил волшебную палочку – настолько это было неожиданно и оглушительно.
– Лили? – осторожно спросил Снейп.
– Кто здесь? – отозвался дрожащий женский голос.
– Это я, Северус, и рядом со мной твой сын Гарри.
– Где? – фигура в вязаном свитере и твидовой юбке шагнула навстречу.
– Здесь.
– Верни палочку, Север, – потребовала она, – ты что, притащил меня на собрание Упивающихся? Мерзавец!
– Нет-нет, – торопливо сказал Гарри, – мама, просто ты сейчас в будущем. Волдеморта давно уже нет.
– Гарри? Как же так? – женщина подошла ближе, протянула руку, потрогала.
– Мы нашли ритуал и выдернули тебя в последний момент. Только я не понимаю, почему без отца…
– Боже мой, Джеймс! – воскликнула Лили и закрыла лицо руками.
– Мама, мы обязательно разберемся и, может быть, проведем еще один ритуал…
– А Снейп тут как замешан? – не отнимая рук от лица, глухо сказала она.
– Он помогал…
– Конечно! – взвизгнула Лили. – Чего еще ожидать от него! Поэтому я без мужа здесь оказалась. Сын? Сколько лет этому сыну? Верните моего мальчика, моего крошку, мою кровиночку!
– Мама…
– И где Джеймс, я вас спрашиваю?! Верните мне его!
– Мы не можем сейчас, – попытался объясниться Снейп.
– Еще бы! Такой мерзавец, как ты, на самом деле не может! Верни мне палочку! А ты! – она повернулась к сыну, которого не хотела признавать. – Как ты мог спутаться с прихвостнем лорда?
– Сев всегда был на нашей стороне, он помогал…
– Сев? Помогал? – расхохоталась женщина. – Предатель!
– Мама, успокойся! – попытался урезонить ее Гарри. – Не оскорбляй моего мужа.
– Чудны дела твои, господи: Снейп моего сына захомутал. Что, я тебе не по зубам оказалась, видела тебя насквозь, так ты на сыне решил отыграться?!
– Лили, перестань, пожалуйста, – устало выговорил Снейп.
– Что перестань? – в голосе женщины слышались истерические нотки. – Что? Как я сюда попала? Что я здесь делаю? Зачем?! Какой это мне сын, как он может меня называть матерью?! Он же старше меня! А я… Гарри, милый, спеть тебе колыбельную?! Животик не болит? Скушай кашку-у-у!
Поттер растерянно топтался на месте – действительность разительно отличалась от мечты. Снейп решительно взял мужа за руку и выволок из подвала, прикрыв дверь. Воющая как гиена Лили даже не заметила маневра.
– Доволен? – холодно поинтересовался он.
– Сев…
– А я предупреждал! – злорадно добавил Снейп.
– Сев, а можно ее обратно, а? – у Гарри вышло жалобно и просительно.
– Нужно, Поттер, нужно. Не место теням прошлого в будущем. Иди, я сам справлюсь. Наложу обливейт и верну туда, откуда она явилась. Так будет правильно.
Гарри уныло кивнул в ответ и, заглянув в последний раз в приоткрытую дверь, поплелся к выходу из подвала.
Северус несколько мгновений наблюдал за удаляющимся мужем. Тот шел, опустив голову, и едва переставлял ноги, являя собой классический образец Поттера-в-очередной-раз-севшего-в-лужу. Снейп усмехнулся и захлопнул за собой тяжелую дверь, наложив заглушающее и запирающее заклятия. Зажег светильник.
Лили уже молча стояла посреди помещения и вопросительно смотрела на Северуса.
– Ушел? Получилось? – спокойно спросила она.
– Да. В некоторых вопросах Поттер до сих пор поразительно наивен. Спасибо.
– Не за что, – хмыкнула женщина и задрала подбородок, – было весело. Обращайся, если что.
– Обязательно, – усмехнулся Снейп.
– Ты ловко подменил свечи, – Лили кивнула в сторону пентаграммы.
– Не только свечи, – пожал плечами Северус, – перестраховался.
– Ладно, мне, пожалуй, пора, – Лили криво улыбнулась, – верни портключ.
– Держи, – Снейп протянул ей волшебную палочку, и за секунду до того, как сработал портал, началась обратная трансформация и женское тело начало приобретать совсем другие черты.
Гарри сидел в библиотеке. Улыбался: все-таки его муж был поразительно наивен в некоторых вопросах, и его мнение о недалеком уме Гарри так и не изменилось, что, в общем-то, последнему было только на руку. Северусу нужно было знать, что он умнее, мудрее, серьезнее, и время от времени вытаскивать мужа из всяческих передряг. Тогда в семье царил мир и взаимопонимание. Старший аврор Поттер мечтательно разглядывал потолок – ритуал вышел что надо. Снейп виртуозно поменял кровь козы-девственницы на кровь еще какого-то животного и свечи из магловского магазина на товар из какой-то лавки в Лютном. Надо будет потом устроить проверку – чем это они таким торгуют, что вонь стоит неимоверная?
Гарри прикрыл глаза. Он сегодня видел мать. Потрясающе, Сев потратил на оборотное свое самое дорогое, тщательно оберегаемое сокровище – локон Лили Эванс. Гарри был уверен, что теперь медальон, где он хранился, совершенно пуст. В таких вещах муж не мелочился, действуя только наверняка – за давностью лет, оборотное могло дать сбой, если частиц нужного тела было мало. Это Гарри усвоил очень хорошо еще когда Снейп готовился запатентовать свое очередное новаторское изобретение, значительно расширяющее свойства оборотного.
Гарри уважал и любил мужа, да и как не любить такое сокровище? Стервозное, язвительное и жертвенное?
– Поттер, ты здесь? – Снейп вошел в библиотеку, и Гарри спешно придал лицу соответствующее выражение печали и уныния.
– Ну что, снова я оказался прав? Твоя задница, Поттер…
– В полном твоем распоряжении, – отозвался Гарри, заискивающе глядя в глаза мужа и предвкушая жаркую ночь. После очередного «спасения» Северус бывал особенно горяч в постели.
– Просто магнит для неприятностей, – закончил свою мысль довольный Снейп.
Гарри опустил глаза, давая понять, как смущен и пристыжен, думая о том, что неплохо бы выразить признательность третьему участнику мероприятия, но так, чтобы тот не догадался…
Через неделю Люциус Малфой получил в подарок огромную корзину белых роз… Если бы ему прислали лилии, он бы все понял, а так личность отправителя осталась для него неизвестной.