Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Can you blow my whistle, baby?



- Can you blow my whistle baby, whistle baby, - издевательски напевает Хантер себе под нос. Его губы растягиваются в похабной улыбочке, и Смайта передёргивает, а внутри него всё сворачивается в тугой узел, собирающийся где-то под горлом.

- Cause I love it how you drop it, drop it, drop it, on me, - Кларингтон продолжает напевать строчки, которые, как ему кажется, отлично подходят к ситуации, вальяжно опускаясь в тёмно-бардовое кожаное кресло и чуть ли не утопая в нём. Белый кот тут же запрыгивает на хозяйские колени, и Себастиана передёргивает во второй раз, когда пальцы Хантера начинают поглаживать кота по холке, а взгляд скользит по его, Смайта, лицу. Он делает это так по-хантеровски, спокойно и отстранённо, но в его глазах в этот момент происходит что-то невероятное, от чего Себастиан переминается с ноги на ногу и с трудом сглатывает. Комок в горле стремительно перебирается туда, где ему совсем не место - так думает Смайт, но его телу на это, в общем-то, наплевать. Хантер выглядит сексуально, двигается сексуально и смотрит точно так же, и это, чёрт возьми, просто противозаконно!

Кларингтону нравится, какой эффект он производит на шатена, да настолько, что сопротивляться нахлынувшему с головой собственному возбуждению ему едва удаётся. Но Себастиан на первый взгляд всё так же непоколебим, хотя Хантеру и кажется, что тот вот-вот сломается, прогнётся под своим желанием, а чуть позже будет прогибаться снова, только уже в руках Хантера, ну или под ним - Кларингтон не привередлив к позам и любит по-разному. Но Себастиан не желает сдаваться так скоро, и поэтому, горделиво вздёрнув подбородок, разворачивается и покидает стены кабинета, в котором обосновался новоявленный капитан Соловьёв, свалившийся на их головы совсем уж неожиданно.

Хантер дёргает головой и несколько раз моргает, пытаясь собраться с мыслями и отогнать возбуждение, чтобы наконец-то осознать, что его маленькое эго снова осталось неудовлетворено. Он чертыхается, потом приправляет всё парочкой более грязных ругательств, раздражённо сгоняет кота с колен и хлопает за собой тяжёлой дубовой дверью. Собрание Соловьёв опять заканчивается не на самой весёлой ноте, но Хантер не торопится, у него есть время. И цель тоже есть. И желания хоть отбавляй.

Чёртов Смайт с его улыбочками и чуть прищуренными глазами не выходит из головы ни на минуту, только вот пересекаются в Далтоне они крайне редко, настолько, что Кларингтон начинает чувствовать себя тупой фанючкой, готовой ради одного взгляда своего кумира чуть ли на голове стоять. Именно поэтому Хантер во всей свойственной ему манере покоя Себастиану не даёт, зажимая его то тут, то там, как только представится случай. А потом кончает с чужим именем на губах в туалете, потому что именно сейчас какому-то кретину понадобилась помощь с биологией или кому-то прямо-таки не терпелось получить совет от бывшего лидера Соловьёв. И плевать на то, что они вроде как заняты, что Смайт прижат к стене за колонной, а колено Хантера где-то между его бёдрами. И на раздражённые взгляды последнего тоже всем плевать.

Вот только почему именно сейчас?! Сейчас, когда Хантеру охренеть как хочется затащить этого невозможного парня в ближайший кабинет, разложить на столе и... и... Едва открывший дверь кабинки туалета Кларингтон закатывает глаза и, сделав шаг назад, щёлкает замком на дверце.


- It's like everywhere I go, my whistle ready to blow, - зачитывает Хантер перед зеркалом и усмехается, одёргивая пиджак. В последнее время ему всё чаще кажется, что эта песня - саундтрек к его жизни, жизни с вечным недотрахом и мелькающей на горизонте причиной всего этого. В дверь стучатся, и Кларингтон, не совсем приветливо рявкнув, позволяет Соловьям пройти в кабинет на очередное собрание. Он поправляет туго сидящий на шее галстук и разворачивается, готовый смирить всех своим высокомерным взглядом, но в помещении никого не оказывается. Сначала Хантер теряется, потом - переводит взгляд на часы.

Помешать его всплеску ярости из-за опоздания всех членов хора мешает кот, который, размахивая своим пушистым хвостом, спрыгивает с кресла, задевая ногу хозяина, и ретируется к двери. Хантер следует за ним и замечает на полу под дверью белый конверт.

"Let me see you whistle ", - печатными буквами гласит записка, вложенная в него. И Хантер, думая, что над ним решили поиздеваться, резко распахивает дверь, надеясь поймать того, кто это придумал. В коридорах Далтона стоит тишина, а в нескольких шагах - записка со стрелкой указателем, а потом ещё одна - на стене. И Кларингтон, недолго думая, следует по ним.

"Если это шутка, то я лично задушу и закопаю этого смертника", - думает Хантер, но шага не сбавляет. Он спускается по центральной лестнице, сворачивает в сторону столовой, а потом поднимается по боковой. После десяти минут мотания по коридорам он оказывается у двери кабинета, из которого вышел. К этому моменту его ярость достигает своего предела, вскипает и пузырится, а чаша терпения просто лопается от перегрева.

Кларингтон срывает с двери записку, гласящую: "Now, Shawty, let that whistle blow", и рвёт её на кусочки, а после распахивает дверь и замирает на пороге.

- Yeah, baby let that whistle blow, - допевает строчку сидящий в его кресле Себастиан, и его тонкие губы растягиваются в победной улыбке.

Уставший от беготни по коридорам Хантер ещё пару секунд отходит от шока, а потом срывается с места. Удар получается не достаточно сильным, но голова Смайта дёргается в сторону, а из уголка губы начинает течь кровь. Кларингтон хватает парня за лацканы пиджака, заставляет встать, разворачивает и снова бьёт - на сей раз под дых, и Себастиан надрывно закашливается, но остаётся стоять на ногах. И улыбки своей он скрыть не может. Ему нравится, когда Хантер злится. Ему нравится, когда Хантер недоволен. А ещё ему нравится, когда тот возбуждён, и когда причина этому - он.

- Секси? - уточняет Хантер, вспомнив последнюю записку. Его ужасно раздражает это слэнговое слово, особенно по отношению к нему, как и улыбка-ухмылка Себастиана, поэтому он снова наступает и хватает парня за горло, притягивая к себе.

Во взгляде Смайта что-то меняется, и он судорожно выдыхает, слизывая с губы кровь. Хантер чувствует, как движется кадык под пальцами, и останавливается. Ухмылка медленно сходит с его лица, в нём словно что-то переклинивает. Себастиан смотрит точно в глаза, не смея отвести взгляда, тяжело дышит, буквально задыхается, и Кларингтон сдаётся, резко дёргает его на себя и впивается в губы. Они ударяются зубами, и Хантер рычит, всё ещё не разжимая ладони на чужом горле. Это всё настолько странно, настолько невероятно и настолько желанно, что противиться этому нет сил. И Кларингтон решает всё за двоих, разрывая поцелуй и отталкивая парня от себя.

- Can you blow my whistle baby, whistle baby... - его голос немного дрожит из-за возбуждения, а на губах появляется привычная ухмылка.

Смайт вытирает рот тыльной стороной ладони, приводя дыхание в порядок. Хантер даёт ему право выбора, и Себастьян выбирает: делает несколько шагов к двери и под выжидающим взглядом щёлкает замком.

Кларингтон внимательно следит за тем, как длинные пальцы Смайта перебирают чудом уцелевшие пуговицы на пиджаке, и тяжёлая ткань падает на пол. Себастиан не торопится, движется ему навстречу, ослабляя галстук, и Хантер, поддавшись его игре, отступает назад, с лёгкого толчка оказываясь сидящим в кресле. Смайт немного тушуется под взглядом капитана, но всё же опускается перед ним на колени.

Хантер, едва сдерживаясь, наблюдает за тем, как чужие ладони ложатся на его колени, раздвигая их в стороны. Себастиан устраивается между ними, а его руки скользят выше, по бёдрам, пальцы быстро разбираются с ремнём и ширинкой. У Хантера стоит, и Смайту это ужасно льстит.

- You just put your lips together, - подсказывает Кларингтон, и Себастиан поднимает на него возбуждённый взгляд. Его губы блестят, кажется, словно их вымазали в кроваво-красном блеске, и всё это настолько сексуально, что Хантер протягивает руку и касается нижней большим пальцем, а потом тянет парня на себя и развязно целует, зарываясь пальцами в волосы. Податливый Себастиан, стоящий перед ним на коленях, вызывает внутри целую бурю эмоций, поэтому, когда тот обхватывает его член ладонью, сдержаться просто не получается.

Хантер стонет, прерывая поцелуй, и Смайт опускается вниз, тут же заглатывая член на всю длину. Где Себастьян научился делать отменный минет, парень не знает, но ревность пробирает до самых кончиков пальцев, и Кларингтон вцепляется в его волосы, сжимает короткие пряди и задаёт темп, заставляя Себастиана заглатывать глубже.

Внизу живота тянет, не переставая, и Хантер задыхается от каждого движения головой, откинувшись на спинку кресла и наблюдая за тем, как его член скрывается в чужом рту. Это зрелище невероятно возбуждает, и капитан кусает губы, гладя сидящего между его ног парня по голове. Смайт в ответ на по-странному нежное прикосновение поднимает взгляд. В нём проскальзывает удовольствие и усмешка, и Кларингтон закатывает глаза, влажной ладонью вцепляясь в противно скрипящую обивку кресла, когда Себастиан сжимает губы на головке его члена и надавливает на неё кончиком языка.

Он держится из последних сил и кончает только после того, как Смайт касается его губ своими и несколько раз передёргивает, заглушая стоны влажным поцелуем.


- Can you blow my whistle baby, whistle baby, - пропевает чуть охрипшим голосом Хантер на следующий день, держа в руках список их песен на отборочные. Себастиан привстаёт на кровати - спина ноет, и ходить получается с трудом - и его глаза округляются, когда он видит, какая песня значится первой в списке. А довольный Кларингтон светит своей шикарной улыбкой и забирается на кровать, притягивая теперь уже своего парня за талию и затыкая его рот поцелуем.