Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
Одежда для новорожденных оптом от производителя Жёлтый кот

Доможитель

      Кот был абсолютно черный, гладкошерстный и желтоглазый. Компактный, даже изящный, но более поджарый, чем следовало бы. Свернувшись в шарик, он удобно устроился в развилке толстой липовой ветки и, укрытый листвой дерева, просидел так, не шевелясь, почти сутки, всматриваясь в окна дома напротив.
      Кот наблюдал, изучал обстановку, принюхивался к атмосфере человеческих жилищ, сравнивая и запоминая, примечая и прикидывая.
      Кот был голоден и оттого зол. Настороженный, сосредоточенный, он был готов к отражению любых напастей, но старательно маскировался, снижая вероятность негативного развития событий.
      Кот был умен и опытен, а главное – он знал, чего хочет, и продвигался к поставленной цели. Пока статично, без лишних движений: вибрирование усов, повороты ушей, шевеление кончика носа, редкие зевки – это мелочи. Он выжидал – терпеливо, с упорством, какому не грех позавидовать, и с безграничной верой в себя, что тоже является неоспоримым достоинством.
      Когда ночная темень стала гуще, а звезды в небе засияли ярче, кот вскочил так резко, будто, наконец, настало нужное время. Выпрямившись, потянувшись, еще крепче вцепившись в древесную кору когтями, чтобы проверить их на прочность, он широко, с наслаждением зевнул, удовлетворенный собственным состоянием. Каждая мышца тела была ему подвластна и трепетала в предвкушении, слух, обоняние и зрение обострились, выражая готовность, а интуиция в полном согласии с разумом указывала, что и как надо делать.
      Неторопливыми шажками, балансируя с той ловкостью, что не дано, ни одному канатоходцу, кот продвигался по ветке липы, утончавшейся мало-помалу, в сторону окон и балконов дома. Достигнув подходящего для прыжка места - и по приемлемому расстоянию для свободного полета с удачным приземлением, и по возможности хорошо оттолкнуться – кот напрягся, мгновенно сжавшись, и будто выстрелил самим собой из древесной кроны.
      Посадочной площадкой стал балкон, где кот не задержался ни одной лишней минутки, перебравшись сразу на карниз и двинувшись по нему к распахнутому настежь окну. Резво вскарабкавшись на жестяной подоконник, он заглянул в комнату, потом сделал один и другой осторожные шаги, а следом, одним прыжком, очутился в жилище человека.

***

      - Вау! – растерянный и удивленный мужчина, войдя в комнату, увидел посреди нее кота, которого там, и не должно было оказаться, и не могло быть.
      - Не ждал? Да! А я вот он - приперся, - развязно заявил в ответ котяра, дирижируя себе плавно покачивающимся хвостом, но человек услышал лишь мяуканье, не понимая смысла речи.
      «Ограниченный! Недоразвитый вид приматов, а поработили всю планету благодаря стадности, называемой ими коллективизм», - напомнил себе кот и стал приближаться к мужчине, показывая пантомимой, жест доброй воли. Он склонял голову набок, не разрывая зрительного контакта глаза в глаза, протягивал вперед лапку и отдергивал ее прежде, чем сделать очередной шаг, то вертикально поднимал хвост, то взмахивал им. И грациозно извивался! При каждом движении, почти непристойно для уважающего себя кота, но завораживающе до гипнотического транса.
      - Ой! Красава! Видимо голодный, - умиленно мямлил мужчина, расплывшись в улыбке.
      - Дошло! Виват! – победно, отрывистым и громким мяуканьем, возвестил кот и, поощряя человека за сообразительность, и понуждая его в то же время к действиям, огладил хвостом ноги мужчины. Выждал, повторил движение, совершая круг почета, и завершил ритуал, потершись щекой о тапок.
      Мужчина наклонился, робко коснулся одним пальцем кошачьего затылка, потом провел несколько раз вдоль основания ушка и в полном восторге от того, что ласка была благосклонно, без агрессии, принята, воскликнул:
      - Подожди, киса, не убегай только, я сейчас, быстро!
      Ответом ему стало мелодичное мурчанье, понятное и без перевода: «Ну, ну. Ну, ну! Ну, ну же!?». А когда человек, теряя в спешке тапки, выскочил за дверь, кот позволил себе злобно расшипеться, дабы слегка разрядиться за счет эмоционального всплеска:
      - Киса?! Каков неандерталец! Мужлан, болван, слепец – я кот! Кот, понимаешь, а не какая-то там киса. Фу, всему надо учить, даже культурному обращению, а мнят-то о себе!
      И с целью преподать первый урок хороших манер, к приходу человека кот расселся, задрав одну заднюю лапу вертикально вверх и, выставляя напоказ свои достоинства. Вылизывался для проформы, оправдывая позу, и был вознагражден за смекалку – вошедший с блюдечком в руках мужчина резко вздернул брови и приоткрыл рот, каким-то чудом удержав от выпадения челюсть.
      - Ого! А ты, оказывается, кот. И, судя по всему, мужик ты стопроцентный, хоть и мелкий. Или ты такой тщедушный от того, что оголодал? Ну, кушай, котик!
      В поставленном на пол сразу после слов, блюдце, была свежайшая, ароматнейшая колбаса, предусмотрительно мелко порезанная кубиками – все это, включая выступление человека, кот и оценил, мяукнув:
      - Вот так-то лучше. Я все же не ошибся в тебе, homo vulgaris, и напоминать о промахах не буду, а со временем притремся.
      Нюхнув, лизнув, куснув предложенную пищу, кот зыркнул на застывшего вопросительным знаком человека, и заурчал, и наудивленье тот час же был понят – ему довольно скоро подали второе блюдце, уже с молоком.
      Отдавая должное еде, кот удовлетворенно думал: «Все правильно, ты обучаем, а я неприхотлив вообще-то. Да, я нуждаюсь в заботе, ласке и внимании не меньше, чем в свободе, только не стану признаваться в этом. Свой кодекс чести, знаешь ли, vulgaris, есть и у котов!»
      Отужинав, умывши мордочку при помощи языка и лапы под пристальным взглядом, пребывавшего в растерянности человека, кот сделал следующий шаг к сближению с избранником – запрыгнул к сидящему мужчине на колени. Потоптавшись, он прилёг, мурлыча:
      - Мечтаю обрести уютный уголок, тепла хочу, особенно зимой и в непогоду. Ага, за ушком почеши, не бойся, не оцарапаю, я сытый - добрый! Нет, о еде не беспокойся, не разорю и не объем, я не капризный, ты только не наглей, договорились? И не хами мне, не люблю я фривольного общенья, но пузико погладить можешь. Это приятно и способствует пищеваренью. А хвост оставь в покое! Это гордость, хоть то, что под хвостом ценнее. И усы не трогай! Чудак-человек, это же не просто волоски, а мой локатор, целая система, похлещи вашего GPS. Не понимаешь в этом ничего, так не сбивай настройки! Не раздражай назойливостью, слышишь? Вот, правильно, чеши мне подбородок и шею - я от этого балдею, даже мурчать охота громче. Так-так, а на чём, собственно, я остановился? Ах, да! Пристанище, питанье и ласковое обращение – это было, теперь о гигиене сообщить пора. Уже! А ты как думал!? Я же не игрушка плюшевая, набитая опилками, я тоже в туалет хожу, как все живые, по маленькой и по большой нужде. Пусти! Не убегу! Пойдем вдвоем, посмотрим, где тут у тебя удобства и как устроены? Я очень даже умный в отличие от тебя, пойму! И приспособиться сумею, не сомневайся, homo, я культурный и чистоплотный, аккуратный кот, а не какая-то скотина, зря ты. И это еще не царапина, поверь, но и не вздумай нарываться – пусть я не впечатляю внешне, как тигры, все равно я зверь.
      Поставив в монологе точку своей когтистой лапой, кот соскочил с коленей ошарашенного мужика и опрометью бросился за дверь с намереньем обследовать квартиру. А где-то час спустя все страсти улеглись, и новоиспеченные соседи – кот и человек – затихли. Дезориентированный окончательно мужчина, с глупой улыбкой осчастливленного идиота, спрятался под одеяло на своей постели и пробовал уснуть. Кот обосновался рядом, возлежал на стуле, свернувшись бубликом, и благостно мурчал, баюкал, выписывая кренделя в картинках их будущей совместной жизни:
      - Тебе понравится, мы сможем сосуществовать друг с другом. Я буду провожать тебя, и встречать у порога, и ластиться обещаю не в благодарность и, не выпрашивая что-то, а демонстрируя приязнь. Мешать не стану, мой кошачий бог свидетель – я не навязчив. Ты вскоре сам не сможешь обо мне забыть, даже начнешь испытывать ваше чудное человеческое чувство – любовь. Правда-правда! Кого ж еще тебе любить!? Долгими зимними вечерами мы вместе будем коротать время – ты на диване или в кресле, а я у тебя на коленях. Уют и нежности, так славно! Как у вас это называется – мы с тобой будем жить душа в душу, я это чувствую своим шестым кошачьим чувством. Поверь мне, homo, я не просто так болтаю, и это не самовнушенье. Я в некотором смысле прорицатель и ясновидец, я ведаю, чего не дано людям. Кстати, ты не задумывался никогда о том, с чего вдруг домового вы довольно часто рисуете котом? Черным котом, для справки, слышишь, homo?
      И словно что-то уловив в кошачьих песнях, мужчина прошептал в этот момент:
      - Накормлен, разобрались с туалетом, в общении вроде нашли общий язык, так пусть живет, раз сам пришел, лапуля. Не буду заморачиваться больше – вдвоем с котом, значит, вдвоем с котом. Все лучше же, чем в одиночестве. И точка!