Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Минутка спорта

Время спорта
Ночь в институте имени Склифосовского по всем прогнозам обещала быть спокойной: ни спортивных баталий, ни природных катастроф не предвиделось, оставалось надеяться, что человеческая глупость на сегодня взяла выходной. Брагин, Куликов и Дубровская сидели в ординаторской, лениво перебрасываясь ничего не значащими фразами. На верхней полке у входа что-то бурчал под нос старый телевизор.
Брагин следил за картинкой из-под полуопущенных ресниц: новости радовали истериками политиков, международными скандалами и сплетнями о знаменитостях разных масштабов – ничего грандиозного в мире не происходило, по крайней мере, так считал Брагин, пока всю эту блаженную тишину не нарушил взволнованный крик Лазарева:
- Включите спорт, у нас же ловит спортивный, да?
- Лазарев, ты чего орешь, как резаный, - Олег Михайлович снова расслабился, но пульт коллеге протянул: -Тебе надо, ты и включай.
- Действительно, ты чего, Германыч, я уже думала, что стряслось!
- Прости, Нин! Олег Михалыч, вы что, не смотрите?
- Что?
- Чемпионат мира по хоккею, в этом году в Минске, кстати. Я хотел поехать, да мне Павлова отпуск отказалась подписывать. Эх! Там сейчас народ пиво пьет, празднует. Олег Михайлович, а какие там девушки…
- Костя, какие девушки, у тебя же эта… как её.. Лиза?
- Лиза – это одно, а симпатичные фанатки в порыве радости – это совершенно другое, - Лазарев мечтательно закатил глаза, но потом поймал осуждающий взгляд Дубровской и, капитулируя, поднял вверх руки, что, впрочем, не спасло ни Лазарева, ни заухмылявшегося Брагина от комментария медсестры:
Лазарев, где твоя совесть, а? А ты чего ухмыляешься, как кот на сметану, - в Брагина полетел клубок ниток, который тот успешно поймал и швырнул обратно на диван. – Развелся и рад? Мало? Ну, мужики, доиграетесь, оба.
- Нин, а развод-то мой причем? - Брагин непонимающе оглянулся на подругу, но та только отмахнулась.
- Да ну вас, пойду-ка я поработаю, чего и вам желаю.
Словно вторя её словам, в приёмной разразился трелью телефон. Нина вышла, а Костя, найдя нужный канал, устроился на диване. На экране как раз представляли играющие команды: хозяйку чемпионата Беларусь и нынешнего чемпиона мира – Швецию.
- За кого болеем, Олег Михалыч? – Костя, продолжая улыбаться, уже выстукивал ногой ритм кричалки, разносящийся по всей арене. – Я бы не торопился с ответом: шведы, конечно, чемпионы, но братья-славяне радую формой и составом, плюс еще 2002 с Солт-Лэйк-Сити из памяти не стерт.
- Это ты про тот матч, когда маленькая и малоизвестная Беларусь выиграла у титулованных шведов с разгромным счетом? – Куликов довольно заулыбался, но поймав недоумение в глазах коллег, возмутился: - Не, ну вы чего, думали, что я сосем из лесу? Я хоть и не фанат, но такие вещи знаю. Да и Никитка любит хоккей.
- Да ладно тебе, Серега, мы просто думали, что ты со своей женатой жизнью совсем света не видишь, - хирурги рассмеялись, заставляя Куликова закатить глаза.
– Да, Беларусь тогда попортила кровушку Скандинавам, посмотрим, что будет сегодня. Литовцам и немцам уже не повезло. За Американцев мы отомстили, кто следующий.
- Нам, в принципе все равно с кем играть, но если Беларусы покажут Крунам Полтаву, то нам с ними потом за бронзу биться. Что с одной стороны – плюс, мы их уже выигрывали, а с другой стороны – а вдруг реванш удастся?
-А даже если и так, все равно свои победили, а не какие-то там захватчики, - Брагин рассмеялся, а потом добавил: - Жалко, что Украина не играет, хотя сейчас было бы все не так просто…
- Ладно, началось. Да это и к лучшему: натворили ребята наверху, а люди гибнут, - Куликов недовольно поморщился, как будто у него разболелся зуб. К политикам он всегда относился если не с опаской, то с крайним недоверием, а к тому, о чем сейчас кричал каждый новостной столб и вовсе с крайним презрением. Судя по молчанию, коллеги его полностью в этом поддерживали.

Матч начался горячо: команды атаковали ворота друг друга, не давая защитникам передохнуть, в воздухе витало напряжение, адреналин лил через край: трибуны галдели, игроки яростно носились по полю. Камера то и дело выхватывала мелкие группки шведских болельщиков в красно-зелёном море национальных цветов Беларуси. Изредка мелькал российский флаг. Напряженную тишину ординаторской не нарушил даже вошедший Салам: он тихонько сел за стол, догадавшись, что отвлекать завороженных зрелищем хирургов может оказаться опасным мероприятием, и занялся заполнением бумаг. Смена подходила к концу и была реальная возможность уйти пораньше, заполнив все необходимые бумаги сейчас. Но возможность субстанция крайне непостоянная, в чем Салам убедился ровно в тот момент, когда шведы пробили первый гол: ординаторская наполнилась диким воем, а всегда спокойный и вежливый Куликов нервно запустил диванную подушку в стену.
- Да что же это такое, ну-ка Лаланд, соберись, давай, родной, не пропускай вражеских захватчиков на родную землю!
- Костя, он канадец, какой он тебе родной. Такой же как и земля ему, видимо, - Салам попытался пошутить, но трио лишь отмахнулось от него. Сегодня красные были родными, а для красных родной была белорусская хоккейная арена.
- Мальчики, спорт-минутка закончена, Павлова всех на совещание зовет, - Нина постучала в окно ординаторской, заставив уже всех троих болельщиков изобразить приступ острой зубной боли. – Вы меня слышали?
- Слыша, слышали, Нинок, идем уже. Саламчик, иди, занимай нам места, мы сейчас, - Брагин встал и подтолкнул молодого коллегу к выходу. – А сам как бы невзначай указал Лазареву на лежащий на столе планшет. Костя, расстроенный было сорванным просмотром, быстро сообразил, что от него требуется, и уже через десять минут группа заядлых хоккеистов шагала в сторону конференц-зала.

Ирина Алексеевна Павлова увлеченно рассказывала о новинках медицины, подозрительно поглядывая в сторону устроившейся на последнем ряду троицы из Куликова, Лазарева и Брагина. Мужчины сидели, напряженно уставившись перед собой, и странно эмоционально реагировали на её отдельные слайды, зачастую не в тему улыбаясь и переглядываясь.
Странное поведение компании заметила и Нарочинская, но в отличие от Павловой, главврач прекрасно видела, что мужчины смотрят вовсе не на слайды, распечатанные и заботливо предложенные каждому из присутствующих, а на экран планшета, совсем недавно приобретенного Лазаревым. При этом Брагин и Лазарев делили один наушник, вызвав у Марины нездоровые ассоциации с влюбленными парочками. Стараясь скрыть улыбку, Нарочинская отвела глаза и попыталась вчитаться в информацию на слайдах. Но её отвлек возмущенное восклицание Брагина, привлекшее на себя внимание всего зала:
- Да что ж такое-то!
- Что-то случилось, Олег Михайлович?
- А… Да так, Ирина Алексеевна, как сказать, нас с доктором Лазаревым срочно вызывают к пациенту, а тут такая захватывающая лекция, вот мы и расстроились, правда, коллега, - Брагин ткнул Костю локтем в бок и тот старательно закивал, вызвав в зале неприкрытые смешки. – Разрешите, мы пойдем?
- Ну, если пациент, то, конечно, идите. А вы, Сергей Анатольевич, куда?
- Так это и мой пациент тоже, Ирина Алексеевна, мы втроем его оперировали, правда, коллеги?
- Да, конечно, конечно втроем. Втроем и разбираться будем.
Зал уже откровенно перешептывался, восхищаясь наглостью хирургов. Нарочинская старательно закусывала губу, чтобы не рассмеяться в голос. Она понятия не имела, что смотрели доктора, но могла поклясться, что никакого пациента не было и в помине. Просто Брагин, как всегда в своем репертуаре, а Костя старательно копирует наставника. Что случилось с Куликовым, оставалось только гадать, но это было делом безнадежным, хотя и куда более интересным, чем пресловутая лекция.

После окончания лекции Марина решила проверить одного из своих ранних пациентов, каково же было её удивление, когда прооперированный всего лишь этим утром старичок бодро подскакивал на кровати в окружении той самой троицы и что-то эмоционально доказывал собравшимся. Ответ хирургов, судя по жестам, не уступал в эмоциональности.
- Что здесь происходит? Брагин? Лазарев? Это и есть тот самый пациент? Насколько я помню, Виктор Львович мой пациент, - Марина выделила голосом «мой», в упор глядя на Брагина. Тот попытался спрятать планшет за спину, но Нарочинская успела перехватить его руку.
- Хоккей? Брагин, ты серьезно? Вы сбежали с собрания и закрылись в палате недавно прооперированного пациента, чтобы посмотреть хоккей? Ты совсем рехнулся?
- Марина Владимировна, доказано, что положительные эмоции помогают выздоровлению. К счастью, ваш пациент оказался не патриотом, - Брагин недовольно покосился в сторону старичка.
- Какой же это патриотизм, что одни, что другие - какая разница! – больной в долгу не остался.
- так, мне совершенно все равно, кто выиграл…
- Шведы, - вставил Брагин, уворачиваясь от тычка начальницы.
- …а кто проиграл…
- Беларусь, - повторный тычок достиг своей цели.
- … вы все немедленно покиньте палату моего пациента. А вы, Виктор Львович, начните думать о своем здоровье, а не о идиотах, гоняющих по люду кусок пластмассы!
- Это шайба и она резиновая.
- Брагин! Вон, я сказала.
Троица поспешила удалиться, горестно покачивая головой и планируя, как они будут смотреть следующий матч между Россией и Швецией.