Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Неприятнейший тип.

Хакуба был неприянейшим типом. Бартоломео познакомился с ним не так давно, но уже знал обо всех его недостатках не по наслышке. Хакуба просыпался, когда засыпал Кавендиш, и это было вдвойне неприятно. Во-первых, Кавендиш сам по себе был довольно изматывающим, а, во-вторых, Хакуба был в десять раз хуже. Или даже двадцать.
Он просыпался глубокой ночью и тут же вскакивал на кровати. Бартоломео не успевал разлепить глаза, когда летел с кровати вниз. Хакуба спрыгивал следом и склонялся над Бартоломео, смотрел на него заинтересованно:
- Надо же, вы всё ещё не расстались, поразительно!
Он усаживался на Бартоломео сверху и смотрел ему ровно в глаза, не позволяя отвести взгляда. Он говорил:
- Ты бесишь меня! - и следом добавлял. - Меня все бесят!
Бартоломео зевал, показывая, насколько ему скучно, хотя на самом деле он был насторожен, отвечал:
- Всем насрать, что ты чувствуешь. Давай, проваливай.
Хакубу это не злило, а заводило. Он тут же улыбался безумной улыбкой и приближался к Бартоломео, упирался лбом ему в лоб, говорил:
- Хмм, ты такой нелепый. Будто я прислушаюсь к твоим словам!
- Кавендиш говорил так же, слово в слово, - Бартоломео закатывал глаза. Хакубу просто выводили из себя сравнения с Кавендишем, бесили настолько, что он не мог сдержать себя, и уже через мгновение после сказанного его руки смыкались на шее Бартоломео. После он успокаивался, так же во мгновение, улыбался сладко-сладко и говорил:
- Я отлучусь на пару часов, ты не возражаешь? Закину тело тебе с утра.
И злился уже Бартоломео. Не то, чтобы он был против незаконной деятельности или чего-то такого, но Хакуба был совершенно безрассуден и приносил неимоверное количество проблем, расхлёбывать которые в итоге приходилось Бартоломео. Хакуба понимал, как это бесит Бартоломео, и специально делал так, чтобы всё ему выходило боком.
- Я пошалю немножечко, - говорил Хакуба довольно, кусая Бартоломео в шею, тут же отстраняясь, и облизывался, - совсем чуточку.
После он поднимался на ноги, накидывал плащ и уходил. И действительно возвращался поутру. Если Бартоломео доводилось застать приход Хакубы, это тоже был тот ещё спектакль.
Хакуба не мог перенести чужой помощи, но его бесчисленные и жестокие драки серьёзно его выматывали. Быть может, если бы у него была возможность управлять телом так же часто, как это делал Кавендиш, он не выкладывался бы во все свои возможности, не тратил столько энергии впустую. Но Хакуба вёл только иногда, пару раз в месяц, и в эти ночи был абсолютно безумен. Он возвращался домой, неуклюже ворочал ключом в замке и распахивал дверь, сходу стаскивал грязный плащ, бросал у двери, закрывал саму дверь и падал на пол. Ложился на спину и скалился в потолок. Его лицо было залито чьей-то кровью, а он от этого выглядел счастливым, по-настоящему. Лежал так минут десять, смакуя воспоминания. Мягко шевелил губами: "Знатная была битва!" - и вновь облизывался. Он говорил, ему нравится вкус крови. Он вообще напоминал во многом вампира, разве что, с манерами у него было туго.
Бартоломео не помогал Хакубе ни в чём, в чём бы точно помог Кавендишу. Хакуба пусть и выглядел беспомощным, но никогда таким не являлся. Ему было тяжело двигаться, но он никогда бы не опёрся ни на чьё плечо. Такова была его суть.
Хакуба поднимался с трудом и шёл в душ, садился там на пол кабинки, сжимался, ухватывая руками собственные колени, и подставлял лицо под воду. Он не любил мыться самостоятельно, ему нравилось чувствовать, как вода всё снимает сама. Грязь, следы чужих людей и драки, усталость.
Хакуба выходил из душа, не вытираясь и не прикрываясь. Просто ложился на кровать и усмехался едко, тыкал Бартоломео под рёбра, на случай, если тот спит.
- Тебе же нравится это тело? - говорил. И Бартоломео искренне недоумевал, зачем он озвучивает столь очевидные вещи.
А потом Хакуба раскидывал руки и ноги свободно, вдыхал глубоко и прикрывал глаза. Получив свою долю удовольствия, он мог позволить Кавендишу вести ещё долго, пока сам вновь не изголодается по ощущениям, пока вновь не захочет ощутить себя живым. Бартоломео думал, что Хакуба уже спит, а он скидывал его с кровати жёстким пинком. Скалился в полудрёме и шипел: "Сладких снов, Барто ~".
Бартоломео поднимался и со стоическим терпением ложился обратно. И думал, что терпеть не может этого типа, но не представляет себе Кавендиша без него. Не представляет без этих глупых ночных представлений уже и собственной жизни.