Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Четыре века.

      Тракт, идущий через Забытый лес, казался тихим и безопасным. Но таким он только казался. Сто с лишним человек, идущих сейчас на юго-запад от столицы, чувствовали, как лес не желает их здесь терпеть. Люди шли в колонну по три. Шли быстро, хотели быстрее добраться до Долов, добраться хоть куда-нибудь. Хотели просто выйти из леса и ни за что не застать в нем ночь.

      Король Лэнс Несби – правитель Цинтрайна, казалось бы, шел по своей земле, но, отнюдь, хозяином себя не чувствовал. И без того бледный мужчина, бледнел ещё сильнее, опасливо озираясь по сторонам, всматриваясь в кустистые заросли, вслушиваясь в каждый шорох и скрип. Не то чтобы он был трусом, разве можно королю бояться? Просто слухи, что ходили об этом месте, были пугающими, и король, будучи молодым, но хорошим полководцем, чувствовал холодящий страх, исходивший от солдат, и ему это совсем не нравилось.

      Правитель слышал, как воины рассказывают друг другу эти страшные истории о чудовищах, таившихся в норах днями, и выходящих из своих убежищ ночью. О друидах, поклонявшихся огненным богам, сжигавших заживо людей, перед этим запирая их в ивовые клетки. Слухи о нимфах, околдовывающих своим голосом всех мужчин. Про нимф солдаты слушать любили, собственно, как и король.

- Дориан? – король негромко позвал командира Королевской Гвардии – рыжебородого гнома.
- Ваша Светлость? – нелюдь подъехал ближе к Лэнсу, притормаживая такого же рыжего коня, как и его борода.
- До темноты мы выедем из леса? – монарх смотрел вперёд и говорил нарочито тихо, почти шепотом.
- Конечно, Ваше Величество. Вон как ребята резво идут, ещё час-два и будем уже у реки! – Дориан ободряюще улыбнулся.
- Там река за Лесом… - размышлял вслух король, - Как она там называется? И есть ли там брод?
- Незабудка, Ваша Милость. Незабудкой речку ту кличут, а брод нам и не понадобится. Там воды по колено, до самого Рояна.
- До самого… чего?
- Ну, как же… Роян, городок такой к югу отсюда. Рыбой там промышляют, а лучшая к Вам на стол попадает… - Дориан потупился, глядя на ничего не понимающего короля.
- Да, точно, Роян. – Лэнс сдвинул брови, - Запамятовал я, Дориан, понимаешь ли? А чародейка где?
- Госпожа Линд? Она где-то в конце едет. Позвать? – спросил командир Гвардии и, получив утвердительный кивок, приказал одному из солдат позвать чародейку.

      Прошло не меньше четверти часа, прежде чем чародейка, верхом на гнедом жеребце, молча, подъехала к королю.

      Это была синеглазая эльфийка. Темноволосая, хрупкая, маленького роста. На вид ей было лет двадцать-двадцать пять, но эльфы, а тем более маги, никогда не соответствовали своему настоящему возрасту. Девушка, одетая в свободное чёрное платье, казалась неестественно бледной.

- Чего хотел, Твоё Величество? – чародейка улыбнулась, показав ряд белых мелких зубов без клыков.
- Я разве взял тебя с собой, чтобы ты еле ехала в самом конце? – Лэнс не смотрел на неё, он упорно всматривался в кустарник справа от дороги. Король был готов поклясться, что видел там чудовище или друида, во всяком случае, это точно была не нимфа.
- А что, торопишься? – эльфийка ухмыльнулась,- Боишься не успеть убить древнее реликтовое животное?
- Камий, - монарх вздохнул, умоляюще глядя на чародейку, - Ты же знаешь, без дракона Селина не примет моё предложение. А я люблю её.
- Её или её земли? Её кукольное царство довольно плодородно, если правильно им пользоваться. – Камий нахмурилась.
- Повторяю. Я её люблю.
- А, по-моему, всё-таки земли. Кстати, она-то тебя любит?
- Конечно.
- Тогда на кой чёрт ей шкура изумрудного дракона? – теперь эльфийка, по-настоящему разозлившись, повернулась к монарху лицом и почти зарычала.
- В Солисе такой обычай, - Лэнс скривил губы, - Сама ведь знаешь.
- Драконов этим невестам перестали приносить ещё лет сто назад. Но вот что я знаю точно: изумрудный дракон и в прежние времена был великой редкостью, и никто никогда не подумал бы покушаться на его жизнь. А теперь он, быть может, последний в своём роде. Оставь его, дай ему спокойно дожить свой век, он уже стар. Он не убил ни одной овцы и не украл ни одной девки. Его лишь раз заметили летающим вокруг пустыря.
- Ты предлагаешь ждать, пока он перебьёт стада и всех девок?
- Я предлагаю тебе перестать строить из себя идиота. Чем тебе помешал этот дракон?
- Ничем. Мне только интересно, давно ли ты защищаешь животных? В друиды записалась?
- Ещё раз сравнишь меня с друидами, и я отдам тебя и твоё горе-войско тем друидам, которые глаз с тебя не спускают всю дорогу через Лес. – Камий усмехнулась, снова улыбаясь.
- Что?!
- Они следят за вами Лэнс, всю дорогу, как я уже сказала.
- Камий… - король испуганно замямлил, осматривая заросли кустарника по обе стороны тракта.
- Без паники. Они дадут нам выйти, не все слухи про них - правда.

      Из леса, как Камий и сказала, выехали спокойно, без происшествий. Перебравшись через реку, все быстро стали разбивать лагерь, в середине которого располагался большой шатёр короля. Рядом с ним было начали ставить шатёр чародейки, но она возразила, попросив поставить его с краю, подальше от центра, ближе к реке.

      Солдаты всегда относились к магам скептично, считая, что войну, например, магией не выиграть, а чародеи только лишь хвалятся собой и больше ничего не делают. Посему сначала все сто королевских гвардейцев Камий невзлюбили, не понимали, зачем королю понадобилась магичка. Но чародейка себя оправдала в первые два часа пути. Когда один из гвардейцев упал с лошади и получил открытый перелом. Камий быстро вправила кость и залечила увечье. У мужчины не осталось даже шрама, а эльфийку стали уважать.

      Теперь, когда лагерь был до конца организован, сам Дориан любезно позвал девушку к костру, пообещав угостить кроличьим рагу и вишнёвой настойкой, даже не надеясь на согласие, просто из уважения к её персоне. На его удивление, эльфийка согласилась поужинать вместе с воинами, пообещав подойти через пару минут.

- А я вам говорю, что в Империи совсем сбрендили! Этот их император, засранец малолетний, собирается войной на Кэл’Вар идти, чтобы всё северное побережье в руках держать, ну и территории раздвинуть. Только вот со стороны Кизали, с Чёрных гор, на побережье чудовища приходят и весь северо-запад теперь почти необитаем. И зачем ему северное побережье совсем непонятно! – распинался Дориан, помешивая почти готовое рагу длинным прутиком, - А потом, явно ведь не он эту войну затеял, кто-то его науськивает… О! Госпожа Линд, хорошо, что вы пришли. Присаживайтесь, пожалуйста, у нас всё почти готово.
- Спасибо, - улыбнулась чародейка, присаживаясь на застеленное попоной бревно, - И называйте меня просто Камий, Дориан. И на «ты», пожалуйста.
- Хорошо, Камий. Тогда уж и ты меня на «ты»! – хохотнул гном, - А мы тут с парнями об Империи болтали, и о королевиче этом, мать его туды-сюды…
- Император Волдрик ещё юн, не понимает всей опасности развязки войны с Кэл’Варом, ведь и Кизали поддержит северян и Ил’кех, даст армию. Они все питаются рыбой из Северного моря, - вступила в разговор Камий, - Но я не думаю, что это он принимает решения.
- Вот и я о том! Кто-то за него правит, он же мальчишка совсем. – Один из солдат, именно тот, которого Камий вылечила в начале похода, тоже влился в беседу.
- Существует мнение, что у императора есть придворная чародейка, имя её неизвестно. Известно лишь, что она тоже эльф. Это кстати, очень портит репутацию магов, особенно эльфов, - улыбаясь, сказала чародейка, - За последний месяц от моих услуг стали отказываться гораздо чаще, да и косых взглядов стало больше. Благо хоть камнями не закидывают.
- Не понимал я таких людей, которые всех под одну линейку судят. Да и чёрт с ними! Настоящее гномье кроличье рагу готово! Верелл, тащи сюда тарелки! – Объявил Дориан.

      Рагу, действительно, было приготовлено замечательно, и очень хорошо сочеталось с настойкой. Компания из семерых солдат и чародейки долго трапезничала и пила, рассуждая о политике разных стран, перемывая кости старым и новым правителям. В конце концов, им это надоело, тогда один из гвардейцев – Олаф – достал колоду карт,и вояки стали учить Камий играть в «Дворцовый треугольник». Игра оказалась несложной и затягивающей, но и она стала надоедать. Поэтому единогласно решили выпить ещё.

      Пока пили стали обсуждать и сопоставлять различные разумные расы. Дориан, как настоящий гном, родившийся в Митталисе и с тринадцати лет работавший в шахте, страшно гордился тем, что он гном, но осуждать другие расы не стал. Шестеро солдат, будучи людьми, тоже своей расой гордились, один из них – Билл, до этого вечера считал себя расистом, и не хотел идти под командованием гнома. Но удивила всех Камий. Она рассказала, что всегда ненавидела эльфов и ненавидит до сих пор, объясняя это тем, что её народ слишком уж зазнался, считая себя первыми хозяевами земель и морей. Чародейка поведала, что до эльфов на теперешних землях жили великаны, погибшие от недостатка пищи. Из-за Великого моря приплыли эльфы, с помощью магии восстановили земли и постройки, а потом с севера пришли люди и в пух и прах разбили эльфов. Эльфы поражение не приняли, а лишь закрылись от людей, когда-то шедших к ним на встречу.

- Так и было, Кэм? – спросил Гном.
- Да, я читала об этом в Академии, еще на первом курсе. Думаю, что если бы эльфы приняли людей, то сейчас не было бы никакой расовой дискриминации. Всё вообще могло быть по-другому. Никто не обращал бы внимание на детей полукровок, и межрасовые браки тоже не вызывали бы смешения чувств. Мои праотцы должны быль быть умней.
- Выпьем за это!
- Выпьем!

      Пили до поздней ночи, разошлись от костра уже далеко за полночь, когда небо над ними стало совершенно чёрным и будто бы бархатным, усеянным белыми точками звёзд. Камий пообещала вылечить всех от похмелья утром. А гвардейцы пообещали как-нибудь повторить такую замечательную попойку.

      Чародейка, распрощавшись со всеми, нетрезвой походкой подошла к своему шатру, недолго постояла около него, плюнула и подошла к реке. Она скинула сапоги, подняла подол платья и вошла в воду, доходившую ей до середины икр. Ледяная вода тут же заставила её протрезветь, стало холодно.

      Вернувшись в шатёр, Камий разделась и свернулась в клубок на лежанке. Мысли не давали ей покоя, а думала она о драконе, которого за что-то все так хотели убить. Самый редкий и самый могущественный вид. Прекрасное и величественное создание невероятной красоты. Последний раз такого дракона она видела в Чёрных горах, и, кажется, он был последним из изумрудных. Неужели это тот самый…

      Чародейка съёжилась ещё сильнее, чувствуя, что вот-вот зарыдает. Прижала ладонь ко рту, зажмурилась. Она никогда не верила в богов, но сейчас, молилась. Молилась всем эльфийским и человеческим богам, готова была бежать к лесным друидам, чтобы помолиться вместе сними богу Огня. Эльфийка знала, что молитвы не помогут, ну а вдруг? Да и просто лежать здесь, ничего не делая, девушка не могла. Бездействие её угнетало.

      «Надо скорее уснуть… скорее…» - думала Камий, накрываясь шерстяным одеялом с головой. Думала и о безжалостности людей, в особенности короля. Даже если это не тот дракон, смерти которого чародейка так не хотела, то нельзя ведь просто так, ни за что, лишь ради прихоти какой-то жалкой королевы убивать редчайшего из ныне живущих существ. Но дракон ещё и сильнейший из всех живущих. Одолеть его можно только магией. Все сто гвардейцев, прислуга и король не справятся с ним. Вся надежда возлагалась на Кэм, но девушка даже не собиралась биться с ним. Она только шла проверить тот ли это Изумрудный дракон, которого она знала.

***

      Утром Гвардия снова отправилась в путь. До Долов оставалось два дня пути. Путь же лежал через один из небольших городков и множество деревень, а дальше шла степь. Вернее, поля, засеянные горчицей, овсом и льном. Стоял сентябрь и некоторые посевы уже убирали. В полях работало много людей. Камий нравилось за ними наблюдать. Такие занятые, серьёзные. Они ведь даже не понимают, что сейчас, они обеспечивают страну едой на целую зиму. Они спасают королевство от голода, не дают ему умереть.

      За день прошли три четверти пути, по подсчётам Дориана, до логова дракона в Долах должны добраться к раннему вечеру следующего дня. Король был несказанно рад, вся гвардия ликовала. Камий плакала всю ночь. Горько. Навзрыд.

      Но утром, она снова была невозмутимой и улыбающейся чародейкой. Только одета она была как-то не для боя, а бой как раз намечался на вечер. На ней было воздушное голубое платье, такое лёгкое и нежное, будто сотканное из лазурного неба. Многие удивились, а многие делали ей самые разные комплименты.

- Хорошо выглядишь, - улыбнулся король Лэнс, когда Камий подъехала к нему, - А чего ради вырядилась?
- Нэсби, отстань от меня. И так тошно. – Чародейка зло фыркнула на мужчину.
- Тебе предстоит бой.
- Да уж, не тебе.
- Не язви. Ты справишься?
- Это не твои заботы, твоё Величество.

      Монарх не успел ничего возразить, ведь Кэм пришпорила своего гнедого коня и поскакала вперёд, утирая слёзы. Не будет никакого боя, не будет. Она уже давно это знала. Боя не будет.

***

      В пять часов по полудню королевский отряд добрался до Нирки – небольшой деревни, находящейся в миле от драконова логова. В деревне взяли провожающего – слабоумного сироту, у которого даже не было имени, его так и называли Сиротой.

      Парнишка быстро вёл Гвардию к месту назначения, что-то бубня себе под нос и иногда останавливаясь около обочины дороги, чтобы рассмотреть растущие там цветы. Но дорогу Сирота знал, не плутал, и бежал впереди всей колонны, размахивая собранными цветками.

      Камий готовилась. Собирала силы, концентрировалась. Заклинание, которым она решила воспользоваться, было трудным даже для самых признанных чародеев. Но Кэм старалась, медленно, но верно подготавливала себя и остальных.

      Через пару часов войско было на месте и король, нетерпеливо спрыгнув с лошади, расхаживал из стороны в сторону.

- Мальчик, эй! Как там тебя? Сиротка? – Позвал Лэнс, а парнишка медленно отвлёкся от собирания цветов, - Ты знаешь, как позвать дракона?

      Мальчик кивнул и достал из кармашка рубахи детскую свистульку, отдал её в руки королю и снова принялся собирать травы.

- И что я с ней делать должен? – удивился монарх, осматривая игрушку.
- Должно быть, свистнуть, Ваша Светлость, - улыбнулся Дориан.
- Не стану… Он её в рот брал наверняка…
- Свисти уже, королевич чёртов! – взревела Камий, больно ткнув короля в бок кулачком.

      Лэнс послушался. Брезгливо осмотрев свистульку, всё же обхватил её губами и свистнул. Звук этот не походил на обычный свист, он был во много раз тоньше обычного.

      Сирота сразу же бросил цветы и стал, улыбаясь, смотреть в небо. Все повторили за ним.

      Дракон не заставил себя ждать. Сначала в небе появилась тёмная точка, спустя мгновение у точки этой появились крылья. Ещё спустя секунды Дракона было уже хорошо видно. Он, действительно, был изумрудным. Чешуя вся горела и светилась, будто была сделана из драгоценных камней. Огромные перепончатые крылья закрывали солнце над пустырём. Голову дракона украшали длинные, слегка закрученные рога, а огромные глаза были янтарными и холодными.

      Чудовищно красивый монстр, наконец, опустился на землю, сровняв под собой высокие травы с землёй. Он шумно выдохнул, оглядев гвардейцев, которые, верно, не ожидали противника такого масштаба. Дракон уселся поудобнее, почти так же, как сидят кошки и стал… говорить? Нет, он не открывал пасти, общался, видимо телепатически.

- Приветствую вас, воины. – Говорил он, - Меня зовут Кайнд Мавис-Брайт. Я знал, что вы придете за мной. Кто станет говорить?
- Дориан! – шепнул Лэнс, и гном, раскрыв от изумления рот, вздрогнул, сделал шаг вперёд и заговорил.
- Меня зовут Дориан Бельтерен и мы, дорогой Кайнд, пришли, чтобы убить тебя. – Выступил капитан Гвардии, - С тобой сойдётся в бою наша чародейка – госпожа Линд. А ежели она не справится, то мы ей подмогнём…
- Как зовут чародейку?! – взревел низкий голос дракона в головах людей.
- Меня зовут Камий Линд из Агореваэна, эльфийской страны. Я буду драться с тобой, Кайнд, - сказала эльфийка, подходя ближе к королю, и щёлкнула пальцами правой руки.

Первым упал король. Затем стали валиться и другие гвардейцы, слуги, последним, кто не хотел поддаваться магии был Дориан. Гном зло глядел на Эльфийку и прорычал:

- Ведьма… Чёртова ведьма… говорили мне…
- Спи, Дориан. Это не твои заботы, - Шепнула чародейка, коснувшись лба капитана Гвардии, усыпляя его окончательно.

      Кэм огляделась, чтобы убедиться в том, что все спят. Спал даже Сиротка, обнимая свой прекрасный букет. Тогда эльфийка повернулась лицом к Кайнду и пошла к нему. Она шла медленно, поджимая губы и щуря глаза. Дракон, молча, глядел за ней, но когда девушка была с ним совсем рядом, не сдержал вздоха.

- Я знал, что это будешь именно ты…
- Трансформируйся. Стань человеком.

      Кайнд послушался, его вдруг окружило мутное серое облако, и минуту спустя перед Камий стоял высокий мужчина. На вид тридцать-сорок лет, светло русые волосы, почти доходящие до плеч, острые скулы и тонкие полосочки губ. Его лицу придавали мужества несколько шрамов на лбу и щеке, и холод ледяных янтарных глаз.

- Я знал, что это будешь именно ты… - Кайнд смотрел в синие глаза чародейки.
- У тебя есть, где присесть? – покусывая губы спросила девушка.
- Да. Но сколько они будут спать? – указал мужчина на спящих воинов.
- Сколько я захочу.

      Кайнд кивнул и пошёл в сторону невысоких гор, находящихся в четверти мили от пустыря, а Кэм последовала за ним. В горах была пещера, в которой дракон и жил. Только жил он там в человечьем облике. Потому-то пещера была хорошо освещена, и её можно было назвать даже уютной. Большой стол у стены, шкаф, кровать у стены противоположной, полы были застелены коврами, на стенах было несколько гобеленов с животными.

      Дракон предложил девушке сесть за стол и быстро разлил вино по кубкам. Он был таким же гостеприимным, каким Камий его помнила. Кайнд и чародейка медленно и, молча, потягивали вино. Тишина отражалась от стен пещеры и множилась в голове, нагнетая.

- Что это за парень? Сирота? – спросила Камий, решив рассеять молчание, - Я чуяла в нём магию, да такую, что и ты мог бы позавидовать. Кто он?
- Исток. Маг. Сильнейший. – Пожал плечами дракон, - Он помогал мне тут. Носил еду и помогал схорониться до поры, до времени. Но ты же не о нём пришла поговорить?
- Я вообще не знаю, зачем я пришла, - эльфийка отодвинула кубок, отвернулась от Кайнда, - Я только боялась, что тебя убьют. Зачем ты вообще объявился? Драконов истребляют, ты это знаешь!
- Быть может, я хотел, чтобы меня истребили.
- Нет! Не хотел! – Камий закричала, вскакивая со стула, - Не говорит так при мне никогда! Я плакала, все дни пока сюда ехала. Рыдала ночами. Думала, вдруг не успею тебя спасти. Вдруг местные отравят тебя раньше, чем я доберусь до Долов. А ты, значит, хотел, чтобы тебя истребили? Тогда иди и буди эту свору королевских псов и можете переубивать тут друг друга!
- Тс-с… - Кайнд встал, обнял рыдающую девушку за плечи, прижал к себе, - Прости меня, я не это всё имел в виду. Я просто хотел… увидеть тебя.
- Почему не приехал в Ломерриль? Почему вот так?
- Я не знаю. Мне десять веков, Камий. А тебе шесть. И я четыре века ждал тебя. Ждал и любил, - дракон посмотрел на эльфийку и вдруг улыбнулся, - И никакая ты не Камий. Ты добрая принцесса Дженти. Наследница Эльфийских Королей.
- Я отказалась от трона, - прошептала чародейка.
- Я знаю, только почему?
- Отец не дал мне уехать с тобой. – Камий всхлипнула, - Я прогнала тебя, а потом ушла от эльфов к людям. Стала лечить, помогать. Я пыталась искупить вину моих отцов.
- Ты всегда брала на себя слишком много вины, Дженти…
- У меня теперь новое имя.
- Но я буду называть тебя по старому, - Кайнд поцеловал её в мокрую от слёз щёку, - Потому что я люблю тебя и твоё имя.

***

Лёжа в постели, Кайнд мягко гладил чародейку по плечу, а она прижималась губами к его щеке.
- Кайнд?
- Слушаю.
- Я хочу остаться с тобой.
- Так оставайся, малышка. Я только рад.

***

      Война с Тарайнской Империей всё-таки началась. Император Волдрик напал на Кэл’Вар, захватил северное побережье. Дженти не могла остаться равнодушной и отправилась помогать раненым на север. Кайнд не оставил её. Они вместе пережили войну, длившуюся семь лет. Прожили вместе ещё четыре года.

      Но однажды, к Дженти обратилась женщина с больной полуторагодовалой девочкой на руках. Ребёнок уже почти умер, но эльфийка истратила все свои силы, но девочку вылечила. Магия в чародейке иссякла, и она умерла через месяц, мучаясь от лихорадки и постоянных видений.

      Кайнд погиб через год от тоски.