Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Главное - не спалиться!

Моя панель еще не закончилась, а я уже как на иголках, да еще и этот вопрос. Господи, чертов Миша… любимый Миша. Так, не отвлекаться. То, что ты не видел его уже целых минут сорок, еще не значит, что нужно всем своим видом и действиями рассказывать об этом публике. Никто ничего не должен узнать. Скоро он придет на свою панель, и твои глаза снова пробегутся по его замечательному телу, язык предвкушающе облизнет губы… Ах, да, вопрос. Романтическая подоплека в отношениях Дина и Каса. Не спалиться, главное – не спалиться.

Не знаю, откуда у меня проснулось желание говорить, но я долго и упорно рассказываю фанатам о том, что никакого подтекста нет и в помине. Да, Дин и Кас – родственные души, да, у них много общего… И все. Ввернул про то, что наличие небольшого количества совместных сцен только к лучшему, потому что дружба Дина и Каса будет только развиваться. Кажется, не палюсь. Продолжаю убеждать дальше и дальше, и вдруг, как гром среди ясного неба, до меня доходит: спалился! Сотни раз в интернете я видел кадры сериала, гифки, фотографии, и невольно любовался нами… Нашими взглядами… Вот именно, что НАШИМИ! Моими и Мишиными, но никак не Дина и Каса… И я только что сам же это подтвердил. Как там всегда говорил Бобби? Балбес!

Быстро сворачиваю тему. Нужно отвлечь зал, пока эта истина не дошла до них. Коробки, на этом коне всегда есть спасительные коробки. Открываю одну из них… Черт! Долбанный Рим! Все против меня! Внутри сценарий, и там сценка из «Хитча». Романтическая, мать ее! И почему я уверен, что фанаты снова все свалят на Вселенную? Пытаюсь как-то пошутить, пробегая глазами текст, а в голове этот сценарий уже вовсю раскручивается с понятно кем. Замечтавшись, роняю несчастную коробку. Ладно, сделаем вид, что так и надо. Следующий вопрос!

Правда, задать его никто не успевает. На сцену выбегает… Миша. Мой Миша. Контроль сразу теряется, и я не понимаю, чему так радуется зал, пока не ощущаю его губы на своей щеке. Господи, Коллинз! Лицо у меня сейчас, наверное, как у первоклассницы, и зачем-то понадобилось срочно поправить волосы. Он что-то говорит мне, дурачится со шляпой, а я только сижу и улыбаюсь. Снова пытаюсь шутить, но все получается как-то неестественно. Миша предлагает все же разыграть сценку, и я не в силах ему отказать. Злополучные листочки в руках, нужно распределить роли. Нет, Дмитрий, нет, прекрати палить до самого конца и так уже спалившегося по всем фронтам меня. Я не буду читать женскую роль. Ни за что. Пощади!

Я вошел во вкус. Необходимость читать с одного листочка позволяет постоянно находиться рядом с Мишей, и моему счастью нет предела. Забыв обо всем, первым тянусь к нему с заигрываниями и флиртом. Сначала он отстраняется, помня про данное мне когда-то обещание, но потом срывается и сам целует меня. Конечно, рука была демонстративно выставлена вперед, да только вот никто не знает, что это были всего лишь доли секунды. Его губы накрывают мои, и земля уходит из-под ног. Слишком запретно, слишком дерзко и горячо. Он ныряет в мой рот языком, но я, каким-то чудом собрав волю в кулак, тут же отталкиваю его. Не спалиться, только не спалиться!

Пора покидать сцену. Не хочу, хочу быть тут, рядом, слушать этот голос, рассматривать сияющие во время смеха глаза. Просто любоваться. Но надо. Ухожу за кулисы, да так и остаюсь там. Желание уже кипит внутри, а слова Миши о «разговоре» со мной по поводу мнения о Дестиэле разогревают его еще больше. Ширинка давит, становится душно, и я не знаю, как выдерживаю час его панели. Когда он спускается вниз, я уже словно тот самый демон, которым проснулся Дин. Не видя ничего вокруг, хватаю его за руку и тащу куда-то в лабиринт коридоров, подальше от других людей. На наше счастье, в двери какой-то маленькой комнатки торчит ключ, и я не задумываясь толкаю Мишу туда, трясущимися руками защелкивая замок.

- Хочу тебя, Дмитрий Типпенс Крашник. Хочу прямо сейчас.

Я знаю, как это действует на него. Секунда – и я уже прижат к стенке, а его руки расстегивают пуговицы моей рубашки, обнажая пылающую кожу. Мое тело дрожит от прикосновений, и Мишина одежда совершенно не поддается, мешает и раздражает, но нельзя, нельзя ее срывать. Кое-как расстегиваю его ремень и ширинку, выпуская наружу предмет моего обожания. Коллинз не носит белья, и когда влажная головка упирается мне в пах, я закусываю губу и шумно выдыхаю. Только не тяни, пожалуйста!

Он отвлекает меня страстными поцелуями, пока стаскивает джинсы, а потом разворачивает лицом к стене и надавливает на спину. Холодная пряжка его ремня обжигает мою кожу, вызывая мурашки по всему телу, и все, на что я сейчас способен – это прогнуться под его руками, тихо постанывая. А он дразнится: гладит меня, едва касаясь, потом прижимается всем телом, целуя в шею и сжимая пальцами соски, и снова отстраняется, проводя языком дорожку по позвоночнику.

- Так что ты там говорил про Дина и Каса?

Мишин палец проникает в меня неожиданно, и я дергаюсь, сильнее сжимаясь вокруг него. Коллинз двигает им медленно, мучая меня, и, несмотря на то, что необходимости в растяжке нет и в помине, не спешит добавлять второй. В комнате слишком душно.

- Миша, пожалуйста…

- Так что там…

- Миииш…

Он добавляет сразу два пальца, и я вскрикиваю от наслаждения. Движения становятся более быстрыми и резкими, шум в ушах все сильнее, а Миша продолжает дразниться. Как только я подаюсь навстречу, он замедляет движение, а после и вовсе вытаскивает пальцы. Пустота лишает остатков разума.

- Миш, пожалуйста, умоляю…

- Ты не ответил!

- Каааас…

Кажется, мою задницу сейчас разорвет на тысячи кусочков, так сильно он вбивается в меня. Окружающего мира не существует, все пространство вокруг заполнено лишь развратными звуками шлепков, и это сводит с ума. Я из последних сил цепляюсь за стену, стараясь не упасть, и до крови кусаю губы, чтобы не кричать слишком громко, не привлекать ничьего внимания снаружи. Его пальцы, впивающиеся в мою кожу до синяков, совершенно не чувствуются. Есть только дикое, сумасшедшее желание и страсть, затмевающие все вокруг. Я не замечаю, когда он обхватывает мой член, не замечаю, как мы начинаем двигаться в унисон. Я замечаю только уплывающую стенку, когда его сперма разливается во мне, а потом ее сменяют тысячи самых ярких звезд, разом ворвавшиеся в мою голову.

Отдышавшись, я открываю глаза и пытаюсь сфокусироваться на окружающей обстановке. Миша уже полностью одет и с улыбкой Чеширского кота вытирает мой живот непонятно откуда взявшимися салфетками, после чего подает мне одежду и по-хозяйски поправляет мои волосы.

- Поднимайся, у нас еще фотографии впереди. И не вздумай меня провоцировать!

Он легко целует меня и отстраняется, а я лишь хмыкаю про себя. Еще кто тут провокатор, тоже мне! Быстро одеваюсь, открываю дверь – и вот мы уже как ни в чем не бывало идем по коридорам обратно к основным помещениям конвенции, сдерживая счастливые улыбки. Не спалиться – наше главное правило, но только в этом городе это получается хуже всего. Наверное, потому, что именно тут все случилось в первый раз, и, наверное, именно поэтому Рим для нас – особенное место. Ты ведь так там говорил, да, Миш?..