Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Человек-пародия

Я не хочу жить, как живёт Хэ, он же по-другому жить не умеет. Донхэ плохо - я рядом, хорошо - тоже рядом, но где-то уже в сторонке. Слежу из-за угла, краду кусочки его счастья.

- Хёк…
- Ммм?
- Не давай мне сгореть.
- Хэ, ведь ты же сам людей отталкиваешь.

Парадокс, но так оно и происходит. Донхэ легко очароваться, к нему привыкнуть, и даже полюбить, но понять получается редко. Хэ без своих колкостей собой не будет. И всё что тебе остаётся, если хочешь быть рядом с ним, так это принимать его со всеми колючками, позволяя им рвать себя на куски. В этом весь Ли Донхэ. А такой людям не нравится. Настоящий он слишком горький.

- А ты, Хёкки?
- Что я?
- Зачем горишь?

Я ничего не смог ответить, а он был прав. Сам того не замечая, я горел вместе с ним. Хэ пылал ярым пламенем. Я же тлел медленно, мучительно, подпитываемый его дымом.

- Не принимай меня. Или настолько привык во мне разочаровываться? - лезвием по моей уверенности, с вызовом и нарочитостью, остриём по самому сердцу.
- Ли Донхэ, пошёл ты!

Конфликт назревал давно, эгоизм перешел все пределы, чаща переполнилась и, наконец-то, вылилась через край.

Я тогда ушел, хлопнул дверью, решил, что раз и навсегда, что не буду возвращаться. Гордость важнее чувств, убеждения, какие еще остались, важнее веры, что если не сейчас, то больше никогда. Раз и навсегда застряну в этой трясине карих глаз, без надежды на спасение.

Хэ с реальностью не дружил совершенно, жил в своем мире из открытых настежь окон и бесконечных исписанных листов, к людям относился априори скептически, не надеясь увидеть в них свет. Часто говорил мне, что я – его единственная связь с реальностью, но настолько тонкая и ненадежная, что только потянуть - порвется.

Я давал ему за меня цепляться, сам все больше погружаясь в болото отчаяния и безнадежности.

А когда на следующий день мне пришло от него смс, я не нашел ничего лучше, чем не ответить. Гордость взяла верх, да я и не сильно сопротивлялся, а Донхэ предпочитает не приходить, когда его не ждут.
***
Время тянулось медленно, а происходило всё до тошноты быстро. Наше общение свелось к нулю, он нашёл свою очередную жертву, каждый раз громче прежнего смеялся и так искренне сверкал глазами.

Мы стали чужими. Хэ дома почти не бывал, я тоже. Сначала было тяжело, потом стал пропадать в компаниях своих знакомых, когда-то друзей. По частям выкидывал его из мыслей. Уже почти смеялся, а об отсутствии кого-то очень важного в жизни старался не думать. Актёр из меня, увы, не очень, поэтому и смех был стеклянный, а мысли пропитаны ложью. Впервые я узнал, каково это - себя обманывать. Но врать самому себе, как известно, долго не получается.

В один из вечеров, я просто остался дома. При этом соврал друзьям, конечно, зато уже не себе, и от этого стало чуточку легче.

Донхэ тихо проскользнул в комнату тем самым вечером и тут же получил от меня взгляд с неподдельным остервенением.

- Когда звонят, отвечать надо. Не учили? - съязвил Хэ.
- Когда не хотят разговаривать, трубку не берут. Не знал?
- Поговорить хотел... – немного не уверенно, пропуская мои слова, - но как-то не клеится.
- Ты даже ещё не начал.
- Зато ты уже закончил, - больше утвердительно, чем вопросительно.

Щенячьи глаза, украдкой поглядывающие из-под чёлки, неловкая нервная улыбка - всё так, как будто он снова вернулся ко мне, с тех дней, когда он возвращался на время. Но в этот раз что-то было по-другому. Могу поклясться, я точно видел, как в тот момент в нём угасла надежда, и зародилось отчаянье. В этот раз он не собирался уходить.

Только одного Донхэ не учёл: он сам заставил от него отказаться, почти поверить в его нежелание быть принятым. И я поверил, почти.

- Не получается, - особо нехотя выдавил из себя Хэ.
- Что не получается?
- Всё, Хёк, всё. Ровно до того момента, пока речь не заходит о тебе. Представляешь?

Я знал, что верить ему глупо, принимать слова за чистую монету и надеяться на их правдивость бесполезно. А то, что я подвинулся ближе к стенке, освобождая место Донхэ – машинальное движение, привычка, не более.

Красные от отодранных заусенец пальцы, мятая футболка, синяки под глазами, взъерошенные волосы – типичный Хэ. Выглядел он так, будто не ел несколько дней, впрочем я выглядел не лучше. Я знал, что приму его, когда только собирался уходить, знал, что окружая себя тысячей людей-пародий, находя в каждом что-то от своего, родного, так и не смогу променять подделку на оригинал, какую бы цену мне не пришлось за него заплатить.

- Врешь, Хэ, да так безбожно, что первым тебе стоять в очереди в Тартарары.

Особо не церемонясь, Донхэ стянул футболку, обнажая тело в синяках, и лег рядом. Пару часов беспокойного сна, призрачное спокойствие, а завтра все как обычно, наше убежище, что я называю домом, окажется замком из пепла, без окон, дверей и воздуха, где Хэ не спасется от себя, а я от него.

- А, знаешь, Хёк, мне все равно, если вторым на очереди будешь ты.