Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Dandy

      Привет! Эй, это я. Конечно, меня не существует, можно почти не волноваться. И, да, я понимаю, что мой голос вполне соответствует представлениям о галлюцинации плохой постановки. Правда, данный аспект совершенно не помешает мне поведать о следующем приключении.
      Только нам надо познакомиться.
      Я — Дэнди (что является прозвищем), самопровозглашенный мудак-сибарит в возрасте 22 лет, перебивающийся заработками и сомнительными авантюрами, помогающими разбавить обычно скудный ритм жизни, разделяемый с моими родителями (их долбанное присутствие в моей реальности ощутимо даже сейчас, когда я перестал быть пленником семейного гнезда): самовлюбленной и надменной дурочкой-матерью, вбившей давно и прочно себе в голову мысль о своем даре сверхманипулятора и жиголо-отцом, редко появляющимся дома по причине разделения своего досуга с тремя любовницами по очереди. Если смотреть на этот оплот маразма со стороны, то напрашивается вывод, что с такими предками может вырасти без серьезных повреждений психики либо обыкновеннейший обыватель, которой легко поддается влияниям извне со стандартным набором ценностей «хуй-бабло-красотки-престиж», точно и без сбоев повторяющий судьбу папашки-авторитета-хренового; либо угрюмый мизантропический дегенерат, возомнивший себя тем, чего никогда не случится. Сомнительное счастье состоит в том, что я не являю собой ни первое, ни второе. Хотя и мой случай не столь уникален. Я — асексуал. И это, как по мне, лучшая (ибо она самая примечательная среди остальных) моя черта.
      Ах, да. Я должен кратко отвлечься от темы, дабы пояснить происхождение своей «клички». Во времена буйного цвета крутости игровых приставок, я был маленьким владельцем «Dandy», что по тогдашним временам придавало мне статусность в среде маленьких сопляков, пнущихся вон из кожи в желании быть взрослыми. Но не это дало мне мое прозвище, а следующая ситуация.
      Кажется, мне тогда исполнилось шесть лет. Родители, как и полагается, забабахали детский праздник, где в числе гостей скорее желанными были родители приглашенных ущербов, которые мирно нажрались за мое здоровье, в то время, как оные малолетние монстры своей неудержимой энергией и соплями превратили мою приставку в груду неработающего хлама. Я озверел настолько, что шесть детишек (среди которых были две девочки) прекрасно запомнили, (что поддерживалось длительным безусловным рефлексом недержания мочи при пережитых стрессах вплоть до третьего класса), то как я надрал им задницы. После этого случая я стал Дэнди. Многим позже к этому присоединились последствия в лице подколов в обществе псевдоинтеллектуалов и надменной хипстерсткой тусовки, создавших мне образ картинно самовлюбленного чувака, бесперестанно и неукоснительно кончающего от самого себя во всех пяти плоскостях, стесняющегося называться очередным косящим под яппи по причине отсутствия толстого кошелька.
      Насчет большинства тех кто меня окружает, могу сказать следующее — без них мне бы пришлось посещать дешевенькие спектакли в третьесортных театрах. Так что, я им даже благодарен, ведь они лишили меня возможности выбрасывать и без того немногочисленные деньги на ветер.
      А сама история следующего содержания.
      Итак, закладывал я как-то за галстук с одним своим дружком-маскулитом в приятном мне заведении. Естественно, мой товарищ был очень патетичен в своих сокровенных рассказах о завоевании женских сердец и гениталий в недолгосрочное пользование:
      - Ну, блядь, я ей так смачно засадил в рот, что на секунду мало не перепугался, как бы она не удавилась к ебеням, а я обкончаться не успею! - тут он выдал довольно таки зычную отрыжку, коей он очень гордится, считая ее своим козырем и важным показателем мужественности. К черту всякие приличия! Он продолжил, утирая пасть, - Но эта сучка оказалась стойкой в таких делах. А кончил я тогда просто сказочно. Ох, надо бы ее еще пару-тройку раз так же выебать, а то хороша, блядь — когда еще отыщешь телку с отменной горловиной, то?...
      И в том же духе еще полчаса пустопорожностей о девушках, бабах и шлюхах и о том, почему они такие суки, не желающие смиряться с ролью угождающих хую. Когда мои уши окончательно взбунтовались от незримой испорченной пластинки его гнилого разговора, амиго опомнился и прозрел:
      - Слышишь, Дэндишный, а у тебя-то как на линии баб?
      - Так, как тебе и не снилось, - мой ответ всегда стандартен, хотя постоянно варьируется. Всем привет, начинается мой интерактив лицемерия. Хотя, в кругу знакомых-гетеросексуалов я слыву загадочным малоразговорчивым субъектом, погруженным в себя, частенько вызывая у окружающих подозрения в стиле ненаучной фантастики, служащие мне перманентной потехой. Но мой дружок уже находился в кондиции «абсолютное доверие». И он, с оглядкой косясь в зал, шепотом мне поведал:
      - Дэнди, друг, только никому не слова.
      - Неужели тебя собираются замочить? - деловито уточняю, но у меня не получилось сдержать смеха.
      - Тссс, ты же внимание лишнее привлекаешь! Заткнись, бля, кому говорю! - от его грозного выражения лица, вдобавок заплывшего и слегка прыщавого за три версты несло нездешней ущербностью, а учитывая это, эффект «Заткнись» работает лишь в обратном порядке. Я уже не мог совладать со своим смехом. Он поработил все мое естество.
      - Блин, чувак, ты даже в гребанные параноики записаться успел! Черт, а я тебе говорил же, нечего отлипать от работы и пикаперства во имя минета, а то реальная жизнь сделает тебе очень бо-бо... Ой, я не могу... Ладно, - я успокоился, потому что парень обещал из недовольного мачиста превратиться в озлобленного сурриката, а мне грызуны, с ненавистью впившиеся в задницу, априори противопоказаны. - Выкладывай, что с тобой приключилось, - осушив надцатый стакан горячительного, я вяло состроил располагающую к секретам гримасу и превратился в слушателя.
      - В общем, - переход на трагически пьяный шепот, - Я с педиком неделю назад случайно перепихнулся.
      Если бы он знал, что я ни капельки не удивился... Переборов саркастическое желание уточнить, не пассивным ли он случайно оказался, я получил все ответы:
      - Меня с Гувером потянуло на экзотику. Решили мы возле ихнего однополого притона лесбиянок по пьяни подоставать или вполне таких себе горяченьких бишечек («Тоже мне, доморощенный дрочер-идеалист от ночных порно-ситкомов. Герой-любовник по энциклопедии Hustler», - подумалось мне, от чего я снова чуть не расхохотался) для групповушки подцепить. Но, в окрестностях никто не ошивался, потому мы, набрав полные легкие воздуха, вошли в этот клуб, дабы разведать в нем обстановку, ну и выпить ради годится еще по нескольку стаканчиков. Войдя, мы челюсти чуть не уронили — у них там какой-то сраный фестиваль трансвеститов в одной части зала шел по полной программе, а в другой девомальчики и мужики, бабомужики и девушки спокойненько попивали свои коктейли. Им всем ничего не стоило сразу вычислить «новичков», что нас слегка насторожило. Гувера вдруг быстро потянуло в не столь отдаленные места, а ко мне, едва успевшему сделать заказ, немедленно подсел парниша, ни разу не похожий на гея в моем представлении. Мы мило с ним разобщались, я, потеряв бдительность, забыл и о Гувере, которого и след простыл, и о себе самом.
      Сигнал бедствия дошел до меня только в тот момент, когда я с этим новоявленным дружком, грузился в такси. Конечно же, мы поехали к нему. Бегло оценив обстановку, мне стало ясным - парень не бедствует. Потом был чай и массаж (я уже настолько чувствовал себя бессильным, что мне было плевать на все, кроме быстрого засыпания — потому и не противился его затее). Некоторое время спустя я понял, что остался абсолютно обнаженным. Мне стало жутко. Почувствовал, что дружок непонятно какого хуя внаглую лапает мой зад! Но на этом моё удивление не заканчивалось — этот придурок обильно облил мне задницу этим, блядь, гелем-смазкой для удобной ебли. И тогда парень принялся вначале аккуратно расширять диаметр моего ануса своим немаленьким прибором. Все, что мне было под силу — это только материться и проклинать его на чем свет стоит, потому что предприимчивый гадёныш к тому же успел связать меня надежно, ловко и совершенно незаметно для меня!!! В ответ я слышал партию коротких и ехидных смешков, после которых он всадил мне во всю длину и держал до тех пор, пока я не прекратил всхлипывать от боли. Дальше я помню только свой дикий ор, его сумасшедшие заходы в мою задницу и оргазменные конвульсии ублюдка.
      Наутро он накормил меня и увенчал мой позор небольшой стопочкой купюр, интеллегентно выставив меня за дверь и так же рафинированно попрощавшись. Никогда еще я не чувствовал себя столь дерьмово и унизительно. И, подобно последнему кретину, я взял отгул с работы на 2 дня, накупил пакет дешевой текилы и ушел в запой на деньги, чей бывший владелец всю прошлую ночь меня ебал в одну сторону. Так произошел крах моего самолюбия. Знаешь, я теперь от чувства противности всегда смогу распознавать запах ванили или, блядь, ванилина...
      - Это еще почему? - спросил я, раздумывая над тем, чтобы со стороны мое лицо не выражало насмешку.
      - Смазка у этого педрилы с ванильным ароматизатором была, вот почему, мать твою!!! - крикнул прыщавый победитель по жизни и быстро просканировал помещение на предмет среагировавших на его реплику. Если таковые и были, то они предпочли ничем себя не выдавать.
      - Мужик, мне нечего тебе ответить. Главное, что я тебя выслушал и понял, в какую неприятную ситуацию ты попал.
      Он замолчал, изображая на лице яростный процесс переработки информации.
      Черт, как же хочется рассмеяться! И, возможно, слегка посочувствовать тем тупым курицам, которых он снимет в будущем. Но только иронично. Поэтому я решил, что после пятиминутной паузы пора вновь заставить придурка разговаривать, проявляя зачатки жалости, принимаемой за участие:
      - Я рад, что ты нашел в себе силы и решил со мной поделиться. Это останется только между нами.
      - Спасибо. Несмотря на то, какого все о тебе мнения, твой язык всегда прочно держится за зубами.
      Три ха-ха! Еще чего! Или я идиот, чтобы лишить себя перманентного шоу?
      Так, еще немного сплетничая мы и разбежались. Выходя из бара, я захотел добавки — во первых, меня вдруг одолели странные размышления, во вторых — пока мы трепались о Великом Позоре Мачо, мне пришла SMS о начислении аванса на карту за одну услугу. Почему бы не выпить джина по такому случаю в компании приятного Себя?
      Шел я домой в бодром и легком состоянии духа. Квартира встретила меня умиротворенным безразличием закатного неба. Бросив шмотки в углу между кухней и моей «кельей», я приготовил себе джин-тоник и с сигаретой ушел рассуждать на балкон.
      Черт, в истории Слима (да, так этот кретин любит подписываться на всяких тематических сайтах для съема кукол с Барби головного мозга) нет ни одного момента, стоящего удивления или другого эмоционального ярлыка кроме насмешки. Но. Что-то в этом приключении меня заинтересовало. Да так, что я ощущал сразу азарт, легкое возбуждение и желание самому в таком поучаствовать на фоне привычного безликого отвращения к половым актам. Блин, я, что, начинаю хотеть? В ответ на это откровение разума я получил интересную реакцию от организма — почти забытое странное покалывание внизу живота — старый сигнал тех времен, когда мне еще были интересны порнографические изображения и иногда — девушки. Срань Господня! Впервые за четыре года ощутить небольшой прилив сексуального вожделения! И к чему? Да, мой хороший, да. Я хочу трахнуть гея. Жестко. Скорее даже изнасиловать. Мерзость хренова. Но это привлекает. Прощайте, остатки рассудка!
      Я осушил стакан почти за один раз. Нервно, будто в рабочей горячке, докурил сигарету и побежал за бутылкой и остатками тоника. Так, налить порцию, никаких 50/50, теперь 90 к 10 в пользу алкоголя. Мне нужно раздавить этот импульс, ибо, кроме идиотизма случки и пустой траты времени на бессмысленные дерганья гениталий, в нем ничего привлекательного нет. Еще один залпом выпитый заряд горячительного.
      А что если трахнуть актива?.. О, ты загнул, парень. Давай, давай, еще мне бреда на блюдце подай.
      …Его можно отвлечь сумасбродной дозой бухла или... кокса, к примеру. Можно даже самому подставиться ему под хуй вначале... Чтобы не смог адекватно расценить катастрофу своего положения. Как в ситуации со Слимом. Блядь!!! Хрень какая. Но если следовать закону фрустрации, то все верно, несмотря на гадость замыслов. Только активы любители выебываться силовыми методами почем зря. Может быть травмоопасно. Все равно. Я же хренов мастер импровизаций на ходу. Да и не тюфяк, в конце концов. Решение и применение найду.
      Джин-тоник — тайм третий. Теперь меня охватил интерес к предприятию. У меня много знакомых в этих кругах. Можно прямо завтра смотать в «Один мир» для «охоты за головками» - там часто ошиваются любители страстного обмена острых ощущений погони за быстрым кайфом. И хорошая фильтрация знакомых лиц. Покатит.
      От адреналина начались покалывания в кончиках пальцев рук и ног. Да уж, предвкушая скорые приключения на задницу сразу во всех сферах! С гарантией.
      А вот сейчас меня интересует — хватит ли у меня духу завтра воплотить свою авантюру?
      Четвертая порция джина. Шестая сигарета. Так, что, Дэнди, ты готов к промискуитету однополому? Ты точно его хочешь, придурок? Ты готов преступить отвращение ради экспериментов с собой и другими?
      Да.
      Я готов.
      Омерзительно — не значит невозможно.
      Я устрою избранному фанфарону ночку содомии.
      - Я сделаю это и не буду сожалеть впоследствии, - я повторил эту фразу вслух пять раз. Самое смешное, что я почти не чувствовал опьянения. Теперь воображение начало шутить со мной, подсовывая самые невообразимые развития сценария кульминации моего плана. Мне было смешно, непривычно и противно. Но смех взял свое. Пошло оно. До завтра.
      После пятой порции меня наконец-то развезло. Поэтому я решил предаться праздности и пробежался по профилям в соцсетях, надоедая некоторым приятелям в разумных пределах, слушал музыку, читал книгу и спать улегся. Перед самым моментом засыпания мне подумалось — хорошо, что я редко запоминаю свои сны. Наверное, после такого органического шторма мозга и тела мне могла присниться любая муть. А так... Господа фрейдисты, вы можете свободно гулять по лесным просекам — на моих сновидениях вы в свой маразм далеко не зайдете...

*****

      Утром с пробуждением я заорал «Эврика!» и решил окончательно, что развеюсь все-таки с геем каким-нибудь. Теперь уж точно смеха ради исключительно. Полдня готовил берлогу к предстоящему визиту возможной кандидатуры. Особого отклонения от вчерашнего плана у меня не намечалось. Во славие мохнатым, меня в данных тусовках никогда не считали гетеросексуальным козликом отпущения, за чей счет можно получить легкое и незабываемое развлечение. Посему, успех на моей стороне.
      Я уже и забыл, когда с таким рвением собирался куда-либо, как в тот вечер. Я шел на огонек в относительно неизведанные мне края во избежание прибавления новых фактов к моему столь спорному амплуа со стороны соответствующих приятелей-знакомых. Этот бар располагается в другом конце города от того, где так мило опустили в лужу моего нерадивого горемыку (и бармен там — один из лучших моих друзей); я бывал в этом месте лишь однажды, просиживая очередную получку и ненавязчиво флиртуя с некоторыми из ребят. Хороший, скажу я вам, выдался день тогдашний.
      Ближе к полуночи (часу так в одиннадцатом) я потягивал за барной стойкой «Jagermeister”, отвечая улыбкой на редкие кивки меня узнавших и выискивал свою жертву. Мое внимание привлек жилистый парень, с виду мой ровесник, в черной футболке с логотипом «Pink Floyd». Интуитивно я ощутил в нем актива. То, чего мне и требовалось. Через пятнадцать минут он заметил меня и подмигнул. Я же приглашающим жестом показал на пустой стул рядом. Улыбаясь так самодовольно, что это выглядело почти академически, он направился в мою сторону. Я не остался в долгу и тоже скорчил дежурную гримасу. Парень плюхнулся на предложенный стул и с легкой вальяжностью принял от меня угостительный шот. И чуть не поставил свою буффонаду под угрозу уличения в недальновидности, пригубив напиток и едва заметно поморщившись — мне стало ясно, что предо мной дитя коктейлей и разбавленных бормотух, и что у него редко водятся финансы дольше запланированного променада, но когда такие мелочи помеха ерепениться призрачными достижениями?
      Тем временем, в клубе обстановка начала двигаться в направлении к первой стадии веселья. Все замерли в демократичном выжидании тряски под не пойми что и хмельных объятий случайных приятелей в темных уголках. Музыка пока не была слишком громкой, но все равно резала уши. Я улыбнулся. А мой латентный собеседник расправился с выпивкой и решил подать голос.
      - Я раньше тебя здесь не встречал, чувак, - сообщил он, приглаживая свои намертво зафиксированные гелем темные пакли. Хм, интересный жест. Сколько ты его отрабатывал, дружок? Вижу, что не один день разыгрывал мизансцену «Я — неподражаемый мистер Невъебенность». И полированные ногти под слоем темного лака говорили сами за себя. Бабочки живут меньше суток, парень, перед кем ты так стараешься? Ладно, все равно ты — случайность в биографии и не более того.
      - Удивительное совпадение. Я тоже никогда тебя здесь не видел до сегодняшнего дня, - Стремительный прыжок в импровизацию отвлеченной беседы. Парень напустил на лицо выражение завсегдатая клуба и немедленно запустил мозговой штурм. Что не помешало ему улыбнуться даже очень искренне. Зачет, - Но, как ты заметил, меня здесь знают.
      - Стэн, - протягивает руку.
      - Дэнди, - совершаю ритуальное рукопожатие, наблюдая удивление и желание расспросить, что безапелляционно пресекается, - Это прозвище, и для меня оно предпочтительней всяких официальных имен.
      - Почему?
      - Удобно, лаконично и слегка отдает ностальгией.
      - Хм, а ты не слишком страдаешь разговорчивостью.
      - Может, еще по шоту и разговоримся? - вкладываю в новую улыбку всю куртуазность, которая необходима здесь и сейчас.
      Стэн замялся. Видно, он пока не сделал обо мне никаких выводов средней опрометчивости, чтобы возыметь смелость раскрутить меня на дайкири или родственное ему коктейльное пойло. Он ответил с наигранной обреченностью, которую замаскировал под задорность:
      - Хорошо! - теперь его улыбка была призвана на соблазнение.
      Я сделал знак бармену и он лихо наполнил наши стаканы приятной рубиновой брагой.
      - Дэнди, а чем ты занимаешься? - спросил Стэн, старательно изображая не только однозначный интерес.
      - В основном я работаю в колл-центре организации T. А еще подрабатываю на одном сайте в лице корректора и составителя рефератов для школьников и студентов. Иногда балуюсь в хэнд-мейде, но особых успехов на этом поприще не достиг, да и пока не планирую. В общем, я бездельник-недогедонист, - отвечаю честно.
      Хотя, на самом деле я почти ору, ибо наконец-то клубный конгломерат дождался желаемой раскачки и поспешил вкусить танцев и съема кадров для совместного досуга.
      - Оу, хэнд-мейд — здоровоооо! - прокричал он мне в ухо, очевидно расслышав только это. Вот и отлично. Я решил его вытащить из этой какофонии в более мелодичное место на улице.
      - Давай выйдем покурить на улице! - предлагаю ему жестами и криком. Он соглашается и залпом допивает шот. Я последовал его примеру и уже через несколько мгновений пробивания сквозь начавшийся кокаиново-таблеточный экстаз толпы мы оказались у входа в клуб.
      Я вдыхал приятный майский воздух вместе с дымом своих сигарет. Мой новый знакомый курил одновременно стараясь сохранить не присущую ему манерность и ежился от прохлады ночи. От моих глаз не укрылись его регулярные нервные колебания, словно намекающие, что у парня начинается легкая ломка. Что ни говори, я предусмотрел и это, но пока отложу кульминацию.
      - Стэн, а какие у тебя занятия в жизни сейчас?
      - Я официантом работаю в «Сернаде».
      - И я так понимаю, что в последнее время чаевыми вас клиенты там не слишком балуют? - улыбаюсь, делая очередную затяжку.
      - Да, а как ты догадался? - неожиданно нервно спросил он.
      Подхожу к нему ближе, аккуратно вторгаясь в его зону комфорта, и доверительно шепчу:
      - Ты ведь перед появлением в клубе не нюхал, Стэн. И сейчас у тебя огромная необходимость сделать это.
      Как ни странно, он согласился со мной кивком, никак не прокомментировав мое утверждение.
      - Прохладно, - выдал он через две минуты.
      - Возможно, но мне нравится, - внес я свою лепту, наблюдая за собеседником и борясь с паранойей того, что я его отпугиваю от себя.
      - Ты не смахиваешь на актива, - похоже, объективная истина у этого парня никогда не задерживается на длительный срок в сознании. Так же как и логическая нить разговора. Но, мне плевать хотелось на такие нюансы поведения посторонних знакомцев. Сойдет и таким, - И еще ты кажешься начитанным парнем. Нет, мне нравятся люди, умеющие беседовать, - поспешил заверить меня ибо неверно трактовал мое выражение лица.
      - Приятно слышать это. Да, я не актив. Но подозреваю, что ты — да, - выдал я свое предположение с интонацией комплимента.
      - И ты правильно подозреваешь, - ответил Стэн хамовато. Да неужели? Ты начинаешь проявлять свои замашки? Черт, парень. Я прямо в восторге. Думал, что дождусь этого, когда поднимусь на Эверест. В другом измерении.
      - Хорошо бы, если правда подкрепится действием, - бросаю ему небольшую провокацию с натянутой томной улыбкой. Давай, парень, ведись, будь же мудаком правильным в конце концов! Мне неохота мурыжить эту дурацкую аллюзийную волынку с вовлечением тебя в еблю еще приблизительно несколько предстоящих часов. Черт, ты мне нужен в кондиции и на блюдечке. И если не прямо сейчас, то хотя бы через часик.
      - А кто сказал, что я с тобой захочу воплощать подтверждения? - изогнул бровью Стэн. Давай, похами. Очень брутально. - Вообще-то, я деньги сегодня забыл, а ты подвернулся вовремя со своим пойлом.
      - Тогда зачем проявлять приличия и интересоваться кто я такой? Возьми свое и не трепыхайся понапрасну! - да здравствует двухсторонняя демонстрация идиотизма. Хотя, по его выражению лица я убедился, что озадачивать — мое все. - Давай, нечего пялиться, вали уже, снимай другого!
      Надеюсь, легкую истерику я отыграть смог. Только вот Стэн оказался круче:
      - Да какого хрена вам всем от меня надо? - первый истерический позыв пошел. - Вам всем, что, не терпится попасть в список тех, кого я на хуе поверчу? А мне это надоело! Я жить хочу! Просто жить, твою мать! И мне надоели те, кто видит во мне одну еблю!- а чем ты еще-то заитересовать способен, отродье идиотизма? - Мне нужно нормальное отношение к себе! Уважение, в конце концов! - он уже орал. Патетичненько, однако. Сколько же ты не нюхал, дружок? Ну, выговорись, выговорись, Дэнди тебя угостит. Вовек не забудешь.
      - Тогда заткнись, и пошли нюхать вон туда, - спокойно сказал я, показывая в сторону темного закутка.
      - Так у тебя еще и есть, сволочь? - Стэн попробовал наброситься на меня, но я охладил его пыл легкой зуботычиной. Плохо портить твою мордашку, но ты меня весьма нервируешь. Так что, терпи.
      - Если прекратишь вести себя как зарвавшийся люмпен, я поделюсь. Нет — пеняй на себя. Сомневаюсь, что тебя захотят с разбитой рожей. Здешние пасивчики переборчивы, позволю тебе напомнить.
      Стэн, потрогал пострадавшую скулу, опустил руки и сделал пару глубоких вдохов. Вновь закурил и выдал:
      - Хорошо, пойдем. Прости за мое поведение. Я...
      - ...давно не нюхал и нервирую по любому поводу. Мне все ясно.
      - Да.
      - Пошли уже.
      И вот мы оказались в подсобляющей нашим делишкам относительной темноте. Благо, попалась ровная поверхность мусорного бака, на которой я и разложил все необходимое. Три дороги для меня, три — для Стэна. Черт, у меня небольшой мандраж. Обычно мне достаточно одной дороги. Но, в связи с предстоящими событиями, придется вмазаться втройне. Дилер, только не подведи!
      Стэн смотрел на меня округлившимися глазами и решился спросить:
      - Чувак, а ты меня травануть решил или как? Тут же вынос! Я еще никогда столько кокса не видел.
      - Считай, что к тебе на огонек в жизни заскочило чудо. Нюхай и не трепайся понапрасну. Я в курсе, что до этого момента ты был знаком только с феном.
      - Опять угадал, - сказал он, когда я добивал последнюю дорогу. Стэн последовал моему примеру. Некоторое время мы издавали характерные звуки носом, попеременно с этого смеясь. Я закурил.
      Кажется, наркотик пошел в действие. Чувствую привычные приятные иголки в кончиках пальцев. Хочется нести чушь. И забыть об этом придурке. Просто наслаждаться моментом. Дышать. Острее, чем в обычном состоянии.
Living this fucking moment....*
      Так, надо посмотреть, что там Стэн. А он будто бы завис в одном положении и глупо улыбается. Пора бы это исправить. Вот и я решил над ним подшутить:
      - А, знаешь, - говорю ему хрипло, - у меня был дружок один. Спарки его называли. Он часто сбегал ночью из дому и бродил по городу, всматриваясь в окна домов, желая застать картину, когда отец порет своего сына. Не могу знать точно о его наклонностях, но его эта сцена всегда доводила до катарсиса. Он прятался в тенях и начинал вздрачиваться, как одержимый. И при этом, чтобы достичь высшего наслаждения ему надо было кромсать свой хуй в аккурате той точки между стволом и основанием головки. Поэтому он всегда носил с собой перочинный ножик.
      Стэн вернулся в реальность и опешил. Но все же решился спросить:
      - И чё?
      Я истерически расхохотался, ловя себя на том, что теряю грань между игрой и правдой. Плевать. Завершив со смехом, продолжаю:
      - Однажды его копы поймали за этим занятием. То ли они были не в настроении, то ли обдолбались не тем, но все же они сначала побили Спарка до полусмерти, дальше отвезли на Кринтуйскую пустошь и там выебли его своими дубинками, забрызгивая при этом слезоточивый газ ему в глотку. Завершив свои забавы, они выбросили его за первым попавшимся углом. Месяц о нем ничего не было известно. После этого инцидента он начал орать, что попал в полицейский участок потому что стырил у патрульного дубинку и сам себя жахал в анал и дрочил при этом смотря, как его соседка бабка-инвалид спарвляет нужду. Понятно, что очутился он в психушке, но перед этим немного потусил в наркологии, ибо любил иногда побаловать себя барбитуратами. При всем этом, Спарки мог рассказать на память любой тезис или диалог из Кафки. Не знаю теперь, что с парнем. Может и окочурился.
      Чего теперь стоят его глаза и выражения лица! Но наркотик в нем действует точно по сценарию:
      -Ты что, блядь, чокнутый? Придурок ебанутый!
      Я вновь рассмеялся. Облизнув губы, говорю елейно:
      - Стэн, вся эта история — чистейшая лажа и выдумка.
      - Чокнутый, ты, Дэнди. - выплюнул он. Нехорошо, парень. Я это использую против тебя, сам не сможешь опомниться.
      - Возможно. Но мне сейчас хорошо, это же кокаин! - снова партия дикого хохота. Черт, когда я научусь рассчитывать дозы? Мысли возникали и передвигались словно улитки из ваты.
      Я закурил. Зря. Мой одноразовый компаньон прижал меня к стене. Сейчас я нахожусь между его вытянутых рук, смотря на огонек выпавшей из руки сигареты. Маленький оранжевый светоч намекал на весь идиотизм моего сегодняшнего предприятия. Но мне плевать, в очередной раз плевать на намеки.
      Лицо Стэна теперь очень близко к моему. Я отрешенно смотрю на его губы, которые, как по мне, приоткрыты слишком театрально. Черт, ах ты же великий ученик сраного Голливуда в «языке жестов». Какая интрига! А драматичная выдержка — высший пилотаж.
      Минуту мы сверлили друг друга пустыми взглядами. Я хотел уже было съязвить, но он меня опередил.
      - Ты странный, - и поцеловал меня. В трипе мне показалось, что его язык — это мексиканский таракан с бесконечными лапками-усиками, который превращается в огромного и настойчивого слизяка (Черт, бро, черт! Слизневый трип тебе, что, не по вкусу? Дэнди, ты - переборчивое ничтожество), которому я всеми силами пытался дать отпор. Восприятие времени по сценарию наркоты немного исказилось. До моих заложенных ушей дошел сдавленный стон. Мой сдавленный стон. Пиздец.
      Стэн отстранился и мерзко улыбнулся, хитро смотря на меня:
      - Что, понравилось?
      Сдержись. Не надо смеяться этому придурку в глаза прямо сейчас. Завлекай, чтобы утратил бдительность.
      - Да, - только и вздохнул я. Что может быть интересного в обдолбанном поцелуе? - Только не говори, что на этом твои умения исчерпаны, - шепчу ему с удачной ноткой нежности на ухо, облизывая кончиком языка все завитушки.
      - А-ха. Нееет, - протягивает он со змеиной улыбкой. - Понравилось, - факт для пространства, - я же вижу, - и рукой лезет к молнии на моих джинсах. Я изо всех сил уповаю хотя бы на экстренный стояк, который таки был.
      С этого момента я превратился в постороннего наблюдателя за происходящим со своим телом. Стэн расстегнул мои джинсы, приспустил их вместе с бельем и взял рукой мой член. Порывистым движением провел по стволу. Кажется, я посмотрел на него удивленно, но он не счел это достойным своего внимания и опять приник к моим губам, не забывая о моем дружке. Мне оставалось только отвечать на его поцелуй и постанывать для годится. А вот он прервал ласки и поцелуй, смотря на меня с некой долей неистовства и говоря следующее:
      - Может ты хочешь прямо здесь? - и вновь вздрочил меня. От неожиданности и легкой грубости его движения я ахнул. Он уже было принял это как сигнал согласия, но я остановил его, не дав окончательно спустить штаны:
      - Нет, поехали ко мне. И давай еще навернем перед этим, - простонал я.
      Он улыбнулся и, ущипнув меня за задницу, сказал:
      - Хорошо, но только вот я хочу сделать это...
      Стэн вновь схватил мой член и начал проводить по нему с удвоенной скоростью, иногда поглаживая пальцами отверстие на головке. От этих манипуляций я обхватил руками его плечи и вновь противно застонал. Тогда он, не прекращая ласк, засунул мне в рот свои пальцы, которые я облизал на чистых рефлексах. Стэн вытащил их из моего рта и, не дав мне отдышаться, вновь поцеловал. Я спиной привалился к стенке от того, что один его палец очутился во мне. Через мгновение он ввел и другой. Теперь я попросту оказался в ловушке собственной зарождающейся похоти. Тело начало реагировать предоргазменными конвульсиями на эти примитивные тычки и дерганья.
      Вскоре Стэн добился желаемого. Я кончил. Мне было противно. И странно приятно. Вот значит как это все происходит? И от этого люди сходят с ума? Нет, мне не понять их. Я живу в мире идиотизма.
      Мой «оргазм» был подкреплен очередным поцелуем. Я едва держался, чтобы не блевануть. Наконец, он отпустил меня, дав возможность одеться.
      - А с тобой не соскучишься, - сказал Стэн, буравя меня взглядом. - Кто бы подумал, что мне сегодня попадется такой страстный девственник.
      Я пропустил эту полуязвительную реплику мимо ушей. Пошел ты, уебок.
      - Ну, что, пойдем? - спрашиваю.
      - Ну да.
      Клуб встретил нас разгаром веселья и дурости завсегдатаев. Вот уже одни имеют друг друга и приличия прямо в одном из уголков, куда не успевают дойти софиты, другие остервенело нюхают возле туалета и целуются, будто бы желая проглотить партнера.
      Стэн держал меня за руку. Мы шли к стойке, находясь в поединке с сумасшедшей силой трения. Наконец, в наших руках оказались шоты. Очередная дурная затея, но я все еще не чувствовал себя уверенно.
      Теперь остается полагаться на волю второго тайма опьянения. Некоторое время мы по отдельности отсутствовали, сидя за стойкой. Потом Стэн потащил меня на танцпол, несмотря на мои попытки отпираться. У меня закружилась голова. От сотрясательных движений, напоминающих танец лишь в альтернативной реальности, в моем мозгу все происходящее разбилось на осколки, из которых уже не было возможности собрать цельную картину.
      Стэн кружился и трясся почти так же как я. Я иногда мог сфокусироваться на его глазах-осколках, неотрывно смотрящих сквозь меня. Я попытался размыслить над тем, что наркотик проявил чудеса своеобразия в этот раз. Но не смог. Все мысли убегали от меня как от прокаженного. Кажется, по этой причине у меня потекли слезы. Стэн приблизился ко мне и поцеловал. От потери координации я упал, потащив его за собой. И вот он, лежа на мне, глупо смеется, но я могу это только видеть ибо музыка заглушает все посторонние звуки. Он взял мое лицо в руки и продолжил поцелуй. Потом нас кто-то настойчиво попытался поднять и разнять. Поднялись мы без посторонней помощи, после чего Стэн жестами указал на выход, куда мы и направились.
      Выйдя из клуба, я быстро убежал за угол. Меня вырвало. Стэн подошел и как-то странно похлопал меня по плечу. Откашлявшись и отплевавшись, я с ним прошелся до стоянки, где мы поймали такси.
      Поездка домой прошла без эксцессов. Расплатившись с водителем, мы, идя по очень кривой траектории, миновали вход в подъезд и добрались до лифта. Еще никогда подъем на мой этаж не казался мне таким длинным. Но меня радовало улучшение самочувствия. Стэн бубнил себе под нос всякую чушь. В скудном освещении лифтовой кабины я даже нашел его лицо красивым. Правда, это продолжалось только до того момента, когда мы зашли в мою квартиру.
      - Туалет — налево по коридору, вторая дверь. Ванная — первая, но сейчас ее займу я. Подожди, - мой голос был немного чужим.
      - Не надо мне, - ответил Стэн сипло. - Я сразу в твою комнату.
      - Хорошо.
      Он ушел и включил свет, резанувший глаза. Я на полуватных ногах направился в ванную. Зеркало там встретило меня пустым взглядом существа из другого измерения. Очень жалкого существа. Я зло плюнул в свое отражение и быстро смыл растекающиеся ручейки слюны. Автоматическими движениями почистил зубы и прополоскал горло. Намочил руки холодной водой, слегка побил себя по лицу. Мне полегчало еще на порядок.
      Закончив свои гигиенические манипуляции, я пошел к Стэну, который уже погасил свет.
      Мой «одноразник» обнаружился на кровати в полной готовности к тому, зачем приперся сюда со мной. Действуя по сценарию, я апатично плюхнулся рядом. Не тратя времени на словесные излияния, Стэн принялся раздевать меня. Оставшись без одежды, мое тело покрыли мурашки зябкости и легкого страха. Он схватил меня за ноги и потянул к себе на колени, пошире раздвигая мои деревянные конечности. Расслабляющими движениями прошелся по туловищу. Только вот мне от них было абсолютно похуй, но мои гениталии среагировали иначе. Вот и заготовленный лубрикант пошел в дело. Стэн обильно смазал им мой член, попутно его лаская и другой рукой распределяя смазку на анусе. Я, ради игры, издал несколько скулежных ноток. Он улыбнулся мне и сказал:
      - Мне так нравятся обильно смазанные стонущие мальчики, - после чего лубрикант растекся по моему торсу и прессу.
      Стэн впился губами в мою шею, засаживая при этом мне в зад сразу два пальца. Я зло зашипел от боли и начал его кусать за плечо. Он оторвался от своего занятия и гневно прошептал:
      - А этого я уже не прощаю.
      Я оказался поваленным на спину. Стэн, потираясь головкой в кольцо мышц, резко входит наполовину. В моей башке словно лопнул дирижабль, в следствии чего я окончательно отрезвел и вполне громко выматерился. Он, некоторое время не двигаясь во мне, был все так же занят надрачиванием и сжиманием соска. Когда я, от злости и омерзения выматерился еще, Стэн вогнал мне на всю длину и задвигался в скоростном ритме спаривания любого животного вида. Я матерился уже неперестанно, слушая противное хлюпанье, втрахивальные звуки и его противные стоны. Мне это уже давно надоело, но Стэн и не думал кончать, чем окончательно разозлил меня, что заставило меня податься навстречу его движениям. Он ускорился как ебанутый агрегат-далбостаночник. Я сдерживал злой смех и уповал на скорое кончание этого дебила. На свое было честно похер.
      Аллилуйя! Десять минут придурочных фрикций в жопу с подсобляющей реакцией с моей стороны и Стэн обильно кончил. Чуть позже свою лепту внес и я. Теперь пора усыплять его бдительность.
      - Ты просто милашка, - произнес он мне на ухо, обнимая. - Давно мне не попадались такие.
      - Ммм, - я поцеловал его. - Давай, я сделаю тебе массаж, и, может, мы повторим?
      - Я уже засыпаю, - пробубнил он едва внятно. - Но, делай.
      Долго меня уговаривать и не надо. Быстро вытащив заготовленные веревки, я, имитируя массажирование, привязал полусонного Стэна за руки и ноги к ручкам кровати. Кажется, он что-то вякнул, но я его не слышал, находясь в раже от предстоящего. Капнув немного лубриканта на пальцы, я ввел ему один в зад. Он взметнулся.
      - Какого хера ты творишь, мразь?
      - Расслабься или как хочешь. Кайф закончился, мурло, - смеясь, сообщил я.
      - Уебок, да я тебя...
      - Ты уже меня. Теперь дай возможность поиграть другим.
      С этими словами я вогнал в его анус сразу три пальца. Он заорал. Меня это рассмешило пуще прежнего. Тогда я явил его взору инструмент, которым собирался его немного поиметь чуть ранее, нежели своим половым придатком к испражнению — это была металлическая ручка от швабры.
      - Смотри, кретин. Эта штука сейчас окажется о твоей заднице, - я смазал ее лубрикантом, понимая, что разорвать его — совсем уж не комильфо. Он прожег меня очередным ненавистным взглядом, сменившимся на страдальческий после того, как она оказалась в нем, - и я сделаю вот так, - я вогнал ее глубже и вернул в исходное положение, - и это будет продолжаться раз двадцать. Если хочешь побыстрее о ней забыть, советую провести отсчет вслух, - я разразился диким приступом смеха и продолжил ебать его ручкой, не обращая внимание на то, что его анал начал кровить.
      Естественно, вместо подсчета фрикций он разражался проклятиями и руганью в мой адрес, на что я плевал с поистине космической высоты. Стэн таким поведением заслужил лишь десять штрафных заходов ручкой. В отместку за мою зудящую задницу, ублюдок. Потом я все таки пожалел его и дал ему пару минут передышки, вытирая его кровь и наново смазывая, чтобы подготовить к своему члену. Чести ради, он почти не стонал, ограничиваясь матами и шипением.
      Я вошел в Стэна полностью. Он заорал. Тогда я, не выходя из него, быстро нащупал валяющийся вблизи кляп и засунул ему в пасть. Довольно, амиго. Мне уже осточертело тебя слушать. Я продолжил свою рекреацию, втрахиваясь в него ровно так же, как и он в меня. Вот уже пришел мой черед кончать. Я излился, но это было болезненно и еще менее напоминающим категорию «приятно», чем раньше.
      Мой план был исполнен. Поскольку Стэн был более обдолбан, нежели я, то я не нашел иного варианта решения сего казуса, как простой удар по затылку ребром ладони после того, как я вытащил кляп. Он отключился.
      Я быстро его развязал. Пусть пока поваляется, а через два часа можно и выставить к ебеням. Поэтому, я пошел на кухню пить таблетки от мигрени и готовить чай.
      Убив время курением, музыкой и книгой, я ровно в 5.00 утра привел в чувства Стэна. Он вначале не мог понять где находится, что уж тут о моих проделках-то говорить? Тупо посмотрев на предоставленные вещи, парень оделся. Я направил его в оказавшийся необходимым ему туалет. Он передвигался как сомнамбула.
      Через десять минут Стэн уехал на вызванном мной такси. Деньги у него таки оказались. А жаль. Было бы забавно, если бы он постарался заплатить водителю отсосом. Во умора.
      Оставшись в одиночестве, я вновь курил на кухне, сложа ноги на стол, и смеялся над событиями прошедшей ночи, как дурак. Даже зад прекратил болеть, черт. От данного факта я начал смеяться еще сильнее. Я в шутку подумал о том, не податься ли мне в серийные убийцы? А что? Попаду в историю как псих, который своих жертв расчленяет, возможно, засовывает им во все отверстия всякие предметы и дико с этого ржет. Эта мысль заставила меня прослезиться. От хохота.
      Вывод у меня напрашивается всего один: даже побывав в шкуре гея и познав эту ипостась универсально, я остался все той же асексуальной сволочью.
      История окончена. Бис не прокатит.


      От автора: *в тексте использована строчка из песни Sadist – Fog.