Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Невалидный архангел

Ангелы-хранители становятся на защиту человека и сопровождают его от рождения и до самого конца. Они сами выбирают своего человека. Оберегают, помогают, наставляют. Такой же ангел был и у Сэма Винчестера, малыша, что появился на свет совсем недавно.
Габриэль уже знал, кто будет его человеком и когда это произойдет. Он чувствовал, что должен явится к нему совсем скоро и как только это крохотное создание явилось на свет и впервые открыло глазки, встречаясь со счастливыми глазами своей матери, позади неё уже стоял его ангел-хранитель, с теплой улыбкой глядя на малыша.
Проходили годы, и Габриэль всегда оставался подле своего человека и оберегал его. Даже когда произошла та ужасная трагедия с его матерью. Именно тогда Габриэль направил малышей и помог выбраться из горящего дома. Казалось, что с того момента ангел старался как можно ближе оставаться рядом с ним и оберегать сильнее прежнего. Но время - дама капризная. Обстоятельства пошли против них, когда малышу исполнилось четыре года. Когда его старший брат, Дин, оставил мальчика одного и мерзкая тварь Штрига, чуть было не убила дитя. Тогда-то и было решено Габриэлю показаться на свет, и отогнать мерзкую тварь. Малыш проснулся и сонным взглядом оглядел мужчину, что сидел на краю кровати и мягко улыбался ему.

- Эй, привет, малыш Сэмми, - мужчина протянул раскрытую ладонь и подушечки пальцев коснулись пухлых щёчек ребёнка.

Сэм хмурил бровки и пытался отвернуться от тёплого прикосновения.

- Не бойся. Я не причиню тебе вреда, - Габриэль убрал руку, поправляя одеяло, что сползло до уровня живота.

Сэмми надул щёчки и попытался спросить у сидящего перед ним мужчины "кто ты", но получилось не очень, вместо связанных слов вышло что-то вроде: «То ть?».
Мальчик ещё не до конца проснулся, а пережитое недавнее событие теперь призывало нутро всегда быть на страже и бояться.

- Я тот, кто всегда с тобой, малыш. А теперь спи. - И с этими словами Габриэль наклонился к мальчику, нежно целуя в лоб.

Малыш прикрыл глазки и ухватил ладошками щёки архангела. Что-то внутри теплело и ясно давало понять, что его бояться не нужно. Что с этим мужчиной он в безопасности. Габриэль тоже прикрыл глаза, и стоило тяжких трудов, чтобы оторваться от этого крохотного родного комочка тепла и покинуть его вновь. Но покинуть лишь для глаз ребёнка. На самом же деле просто исчезнуть во мраке комнаты и оставаться рядом, охраняя сон, но уже не для видимости малыша.

- Я всегда с тобой... - в тишине прошептал Габриэль, прежде чем исчезнуть.

Сэм улыбнулся и закрыл глазки. Сон посетил малыша мгновенно. Только теперь не тревожный и боязливый, а тихий и спокойный. Будто сон теперь под надежной защитой, как и он сам.


***


*Штат Небраска 1998 год*


Сэм сидел в библиотеке под мирное перелистывание страниц и звук дождя за окном. Нужно было найти всё о тех тварях, на которых сейчас ведут охоту отец и Дин. Но что это? Знать бы... Нет ни единой зацепки о том, что бы это могло быть.
Кажется, что не один он так увлечённо читает книгу... Время от времени на младшего Винчестера бросала взгляды симпатичная девушка, что сидела за соседним столом читального зала библиотеки, однако, как только мальчик поднимал, прожженный взглядом девушки затылок, и поворачивал голову в её сторону, та тут же опускала свою светлую макушку в какую-то книгу, делая вид, что ничего не было.

Габриэль все-то время, что его Сэмми сидел за книгами, стоял позади, скрестив руки, и также бросал взгляды на девчушку, что явно им заинтересовалась, но боялась подойти. А ещё мужчина знал, кем является эта юная особа на самом деле. Он мог разглядеть её истинный облик. Она та самая тварь, на которую охотиться семья Винчестеров. Но Габриэль не видел в ней того монстра, кем она должна быть по своей сути. Она словно не хотела такой жизни и хотела вырваться.

- Она не та, кто тебе нужен, Сэмми. Но ты должен спасти её, - мужчина положил, невидимую для своего человека, руку на его плечо. Он знал, что должно произойти с этой девушкой и Сэм должен был ей помочь.

По правому плечу разлилось тепло, но Сэм отогнал эти мысли, смахнув все на то, что уже слишком долго сидит за книгами. Встав со своего места, Сэм направился к стеллажу, около которого и стояла та самая девушка. Подойдя, Сэм поставил уже не нужный фолиант и посмотрел на белокурую особу, смущённо ей улыбнувшись. Девушка лишь приподняла уголки губ и тут же поспешила отвести взгляд, второпях ставя книжку на полку и уходя прочь. Сэм опешил. Мальчик был удивлён таким странным поведением, но что он мог сделать?

Габриэль осторожно прильнул к одному из стеллажей. Сэм только и делал, что стоял, но нужно было действовать. Хоть архангела и не радовал этот ход событий; и, по большому счету, он скорей сам бы отгородил эту особу от своего человека, но тогда его семья ещё долго бы не смогли разобраться с этим делом. Ведь скоро мамочка этой девчушки вместе покинут город, а Сэм останется здесь ещё на несколько дней.
- Не робей, Сэмми. Иди. - И Хранитель словно послал мальчику невидимые толчки, что понудило в дальнейшем Сэма отправиться за девушкой, выходя из библиотеки. - Умничка. - Ухмыльнулся Габри, отправляя в рот конфетку.

Сэм оставил все книги и поспешил за загадочной особой. Выйдя на улицу, мальчик не сразу обнаружил девушку, будто та просто испарилась и всё тут, но дойдя до угла здания и повернув, младший Винчестер обнаружил стайку парней, крутившихся около какой-то девушки. По всей видимости, это и была та самая особа, из-за которой Сэм покинул библиотеку.

- Ну что ты? Пойдем с нами? - один из парней облокотился рукой о дерево, к которому он со своим другом прижали девчушку.
- Отстаньте. - Блондинка попыталась пройти, но второй парень толкнул его обратно к дереву.
- Она сказала вам отвалить, что не ясно? - Сэм подошёл к группке и попытался попробовать уладить всё мирным путём, но нет...

Когда это ещё такие борзые парни сдавались так быстро? Да никогда! И потому один из них оголил зубы в злом оскале:

- Хочешь получить за неё тоже?
- Да, хочу, - Сэм гордо выпрямился. - Оставьте её, или я...
- Ну и что ты нам сделаешь, а?
- Я не хочу драться.
- А мы хотим.
Два парня стали наступать на младшего Винчестера, но по виду мальчика было ясно «Без боя не сдамся!»

Один из парней, что говорил с девушкой, набросился на Сэма первым, но тот успел уклониться от удара кулаком и нанести свой удар по ребрам. Второй пацан увидев, что его друга за считанные секунды поставили на колени, попытался ударить тогда, когда Сэм был занят, но потерпел фиаско и был также вознагражден хуком справа.

- Тц... уходим. - Прошипел первый, помогая другу подняться и кидая ненавистный взгляд на Сэма. - А с тобой мы ещё расквитаемся, фрик.

- Ну это вряд ли. - Вдогонку им усмехнулся Габри и одобрительно коснулся лохматой шевелюры мальчика. - Действуй дальше, Сэмми.

- Привет, - Сэм вновь улыбнулся девушке и помог поднять оброненные книги. - Я Сэм, а как зовут тебя?
- Эмми. Меня зовут Эмми. Спасибо тебе, конечно, но... Прости, мне нельзя общаться с мальчиками... я не такая, извини...

Сэм вновь был озадачен, глядя, как Эмми поспешно уходит.

- Постой! Куда же ты? Ты не хочешь ни с кем дружить?
- Дело ни в этом, Сэм. Я... мне просто нельзя, понимаешь? Извини.

- Ох, все за вас приходится делать, мелкие, - закатил глаза Габри.

Одного щелчка пальцем было достаточно, чтобы девушка поскользнулась и оказалась в объятиях мальчика, когда он успел подхватить её. Габриэль сам к этому привел и впервые ему было неприятно своё дело. Просто нужно было втереться к ней в доверие и приходилось предпринимать любые меры.

- Ой, прости я... - девушка замялась и засмущалась, оказавшись в крепких объятиях парня, что секунду назад не дали упасть. - Асфальт скользкий и я…
- Ничего, - улыбнулся Сэм. - Всё в порядке.

Эмми улыбнулась и пересилила себя:

- Может... мм... ты хотел бы зайти ко мне в гости? Мы бы поболтали... - при этих словах девушка жутко покраснела, на что младший Винчестер лишь улыбнулся:
- Конечно, было бы очень.... здорово тебя узнать... получше.

До самого дома Эмми, Габриэль не отходил от них и выслушивал, как ребята вкратце рассказывают о себе, как оказались в этом городе, о предпочтениях и прочих интересах. Словно встретились старые добрые друзья.

Войдя в дом, Сэм осмотрелся. Всё как обычно: тесная прихожая, гостиная и кухня вместе, посреди комнаты - просторный диван и стол перед ним. Если сесть поудобнее, глаза упрутся в телевизор, а чуть влево и назад - кухня. Такая же, как у всех, с холодильником, множеством полочек, буфетов и прочим инвентарём. На стенах были обои, кое-где весели кашпо. Всё как обычно, но что-то внутри Сэма трепетало, будто не так, не то, не правильно здесь. Что трепетало? Охотничий инстинкт, очевидно. Из размышлений вырвал мягкий голос новой знакомой:

- Сэм, будешь колу?
- Давай, - мальчик сел на диван, куда его пригласила взглядом Эмми, а сама девушка направилась к холодильнику за баночками.

Мальчик развернулся, чтобы посмотреть и тут же нахмурился: холодильник был почти пуст, в нем не стояло ни одной кастрюли или сковородки, зато было много банок с каким-то непонятным содержимым. С дверцы девушка взяла пару баночек и поспешно закрыла дверцу.

- Держи, - Эмми немного смущенно улыбнулась. Девушка поняла, что мальчик что-то почувствовал.

Габриэль стоял позади не предпринимая никаких попыток. Сейчас это дитя в скором времени должна была открыться ему, и архангел чувствовал приближение опасности, но не от неё. От кого-то сильнее и ловчее. От кого-то взрослее.
- Так... ты здесь ненадолго? - развеяла долгое молчание девушка, слегка хлопнув себя по коленкам.

В этом жесте не утаилась вся нервозность и глаза девушки бегали от каждого угла, проверяя нет ли чего подозрительного на видном месте. Все-таки зря она притащила его сюда.

- Да, на несколько дней. Сейчас брат и отец занимаются работой. Как только они выполнят её, мы уедем. - Сэм уловил всю неловкость, что летала по комнате.

Вдруг, девушка резко встрепенулась и вскочила с дивана. Кожа её побелела, а глаза были полны страха и ужаса.

- С-сэм... - прохрипела девушка. - У нас проблемы... Быстро иди за мной!

- Ну, нет... слишком быстро, - даже в голосе Габриэля были слышны нотки разочарования. Он в одно мгновение оказался на улице. Машина подъезжала к дому, и когда женщина хлопнула дверцей Форда, Хранитель щелчком заклинил входную дверь, чтобы она не могла зайти. Но это ненадолго.

- Эмми, что случилось?
- Тсс... молчи... - девушка приложила палец к губам. Сердце бешено билось в грудной клетке.
- Эмми?

Девушка судорожно сглотнула, когда услышала, как внизу дёргается ручка. По всей видимости, дверь заклинило.

- Сэм, тебе нужно уходить. Срочно!
- Но...
Она закатила глаза и потянулась к парню. В следующее мгновение теплые губы прижались к губам Сэма, прикрывшего глаза.

Момент требовал немедленно убраться, а видя, что они тут ещё и телячьи нежности устраивают, Габриэль и вовсе фыркнул.

- Быстрее, ребятки. - Поторопил архангел и отлепил подростков друг от друга, хотя они сами этого и не ощутили.

- Прячься, живо! - Эмми отстранилась и, не дав мальчику прийти в себя, толкнула его в сторону шкафа, закрывая. В этот же момент ручка двери, наконец, поддалась и в дом влетела яростная мамочка.
- Собирай вещи, мы уезжаем! - на ходу говорила она, холодным тоном, не терпящем возражения.

Девчушка была напугана до полусмерти, но старалась сохранять спокойное лицо.

- Да, мама... я пойду соберу вещи, - она опустила глаза, собираясь подняться наверх.
- Эмми!
- Что?
- Что это? - женщина указала на две баночки, что стояли на столе.
- Это газировка, мама.
- Я вижу что это! Я спрашиваю, почему их две?!
- Я не напилась одной.
- Не лги мне! Где он?
- Ты про что? - коленки жутко тряслись.
- Где он, где? Я его чувствую! Человек! Кроме того, ты всегда мне закатывала скандал по поводу переезда, а сейчас так спокойно согласилась? ГДЕ ОН!? - полагаясь только на своё чутье, женщина грубо оттолкнула дочь в сторону и та не удержала равновесие, падая на пол.

Женщина тем временем добралась до шкафа, а когда резко распахнула дверцы, то в её лоб тут же было наведено дуло пистолета.

- Мелкая мразь...
- Кто вы? - строго спросил Сэм, держа под прицелом женщину и помогая Эмми подняться.
- Кто я? Аха-ха-ха, мальчик, позаботься о себе, что мне эта твоя игрушка? - женщина махнула рукой, и пистолет Сэма отлетел куда-то в противоположную сторону.
- Мама, нет! - Эмми преградила путь женщине, за что получила пощечину и вновь её оттолкнули.
- Не смей останавливать меня. Я повторяла тебе тысячу раз, Эмми, - женщина подошла к мальчишке, хватая того за грудки, при этом полоснула удлиненными ногтями от шеи и до самой щеки. - Они... - выплюнула женщина, с омерзением глядя на мальчика, - наша еда. Мы не должны сближаться с ними! Я говорила тебе! - она грубо отпустила Винчестера и тот не удержался на ногах, рухнув на пол, словно безмолвная кукла.

Пистолет был откинут куда-то в сторону, а серебра по близости нигде не наблюдалось. Мать наклонилась над ним, оскалившись хищной ухмылкой.

- И теперь ты будешь едой на дорогу.

Женщина хотела нанести последний удар и Эмми кинулась к ней, дабы остановить, но произошло нечто непредвиденное. В комнате оказалось на одну личность больше, и крик женщины оглушил, когда её глаза стали вытекать из орбит, при яркой светлой вспышке, а позже она замертво упала на пол. Возле её трупа стоял мужчина. Не дав прийти в себя, Габриэль обернулся к девочке. Он коснулся пальцами её виска и успел подхватить на руки и осторожно опустить на диван, когда она упала без сознания.

Сэм уже и не помнил того мужчину, что спас его от Штриги. Это было больше десяти лет назад, из памяти полностью стёрся профиль мягких черт лица и запах карамели. Однако яркая вспышка и стоящий посреди комнаты мужчина пробудил какие-то воспоминания в мальчике.
- Кто ты? - почти как и при первой встрече, спросил Сэм. Только сейчас он был напуган куда больше прошлого раза.
- Сэмми... - Габриэль обернулся к своему мальчику, протягивая ему руку, - Прости, что не помог раньше. - Он словно оттягивал момент, лишь бы не отвечать на вопрос.

Если раньше, будучи ребёнком, Хранитель мог сказать отдаленно, то сейчас этот трюк не прокатит. Нужно будет открыться полностью и тогда... Габриэль не знал, что будет тогда. Это было ново.

- Кто ты? - повторил всё ещё оцепеневший мальчик.

Ангел тяжело вздохнул и отпустил руку. Он присел на корточки напротив мальчика, заглядывая в его глаза.

- Я тот, кто всю жизнь оберегает тебя.
- Я не понимаю о чем ты…
- Сэмми, ты ведь умный мальчик, пошевели извилинами, - весело проворковал Габриэль, но тут же вернул на лицо серьёзность. Сейчас шутки были неуместны. - Подумай хорошенько.
- От тебя не исходит опасности, значит ты не нечисть, но я не могу понять... - Сэм поднял взгляд на архангела и остолбенел. В голову проникли воспоминания. Просто нахлынули волной. - Ты спас меня тогда... мне было четыре... Да?

Габриэль ответил теплой улыбкой. В его глазах отражалась лишь радость и забота, но видя этот уродливый порез, плескалась и боль.

- Все верно. - Он осторожно коснулся пореза, стирая кровь.
- Но ты так и не сказал мне, кто ты... я не понимаю, зачем тебе спасать меня, оберегать мою жизнь? Так делают только ангелы-хранители, но их не существует, я знаю.
- Потому что они существуют, дурашка. И я твой ангел-хранитель.

Слово сказано. Но что за ним последует? Впервые Габриэль боялся. Сэм удивлённо поднял глаза и уставился куда-то за спину архангела. Вот что странно: крыльев не было видно, но широкие, массивные тени расползались по углам, затемняя всю комнату.

- Что это?
- Глупый вопрос, Сэмми... - слабо улыбнулся Хранитель, отстраняясь от человека. - Но знай лишь одно - я никогда тебя не оставлю.

Сэм машинально потянулся за архангелом, когда тот отстранился, но поняв, что он творит, тут же застыл на месте, в позе «ни туда, ни сюда» и испуганно посмотрел на Габриэля.

- Ты отпустишь меня? - Габриэль видел эту слабую попытку остановить его, и в душе теплела надежда, что Сэмми попросит его остаться. А он так желал подольше побыть с ним.

Оберегая шестнадцать лет и имея возможность появиться перед его взором ещё раз. Именно этого он так сильно желал и так же сильно боялся столкнуться с неизвестностью или же последствием этой встрече.

- Я и не... – «держу» хотелось сказать парню, но отчего-то язык не поворачивался. - Я не хочу, чтобы ты уходил... мне страшно...

Габриэль поднялся на ноги и в неожиданности для мальчика подхватил его на руки, прижимая к себе.

- Я отнесу тебя домой. Закрой глаза.

Сэм смутился, но почувствовав тепло от касаний архангела, повиновался, прикрывая глаза и утыкаясь носом в грудь, пахнущую орехами и карамелью. Всего секунда, но для человека она оказалась неприятной, когда за это мгновение тело скрутило.

- Можешь открывать, - шепнул на ухо Габри, не отказав себе в желании коснуться губами виска.

От горячих губ затрепетало сердце. Сэм открыл глаза и оказался в комнате мотеля, которую сняли Джон и Дин. Архангел не стал отпускать мальчика на землю, вместо этого он прошел по комнате и осторожно опустил свою драгоценную ношу на кровать.

- Ах да, чуть не забыл, - Габриэль наклонился к мальчику и осторожно прикоснулся к его порезам. В следующую секунду на лице Сэма не осталось и следов.

Сэм потрогал лицо в том месте, где только что касался Габриэль и где должен был быть порез, но такового не обнаружилось.

- Спасибо... Я ведь... даже не знаю, как тебя зовут... - Сэм смущённо улыбнулся архангелу, опустив глазки.
- Габриэль.

Мужчина присел рядом с мальчиком. Сколько бы он его не видел и не имел возможности прикоснуться, но именно сейчас, когда малыш сам его видел, это все меняло. Абсолютно все.

- Габриэль... - мальчик попробовал имя на вкус, перекатывая меж зубов. - Красивое имя... А моё ты, наверное, знаешь...
- Какой ты догадливый, - Габри улыбнулся шире, доставая из грудного кармана мятную конфетку. - Будешь?

Мальчик улыбнулся:
- Давай.
- Скажи "ааа" - Габри развернул фантик и отправил конфетку в рот мальчику, не стирая довольной улыбки. - Вкусно? - неизвестно откуда, но в руках у ангела появилась ещё одна такая, и он закинул её в рот уже себе, довольно причмокивая губами.
- Вкусно, - улыбнулся мальчик с набитым ртом. - Только... так нечестно.
- М? В каком смысле? - Габри в полном удивлении уставился на мальчика, перебирая конфетку во рту языком и каждый раз чавкая.
- Ты мне сам конфету в рот положил, а я тебе нет, - наигранно обиженно нахмурился мальчик, чему сам же и улыбнулся.

Габриэль пару секунд сидел и хлопал глазками, но потом его разразил смех:
- Сэмми... ну ты даешь...
- М? Ну а что, разве это честно?
- Хорошо, в таком случае у меня... - Габри сделал паузу и в следующую секунду на его коленках появился мешочек с разными конфетами и леденцами, - на все случаи жизни, малыш. Раз нечестно, то мы исправим это дело. Их ещё много.

Сэм протянул руку к мешочку и достал круглую конфетку. Снимая фантик, мальчик сказал:
- Она похожа на тебя... открой рот.

Ради мальчика, Габри быстро раскусил, перекусил и проглотил мятную, чтобы скушать конфетку с рук Сэма, при этом коснувшись губами его пальчиков. Сэм поднёс конфетку ко рту архангела и сдержался лишь на мгновение, когда мягкие губы коснулись подушечек его пальцев. Сэм жутко покраснел, но про себя отметил, что ему было очень даже приятно.

- М-м... с фундучком. - подметил архангел, при этом закатив глаза.

Он любил делать эксперименты в сладостях и не всегда попадались вкусные. В том плане, что в этом волшебном мешочке может оказаться конфетка: и вовсе соленая или же кислая или вообще горькая.

Сэм замешкался, но понимал, что если не сейчас, то никогда вообще:
- Эм... Габриэль?..
- М? Что, малыш? - Архангел вновь вернулся к глазам мальчика, и с его губ не сходила улыбка, при этом он довольно облизал нижнюю губу, когда доел конфетку.

Сэмми завис на этом жесте архангела и попытался незаметно пододвинуться ближе к мужчине...

- Скажи, Габриэль... - Сэм начал теребить пуговицу на рубашке. - А это нормально вообще?
- Что именно? - Хранитель перестал улыбаться. Хоть он и спросил, но уже знал, что имел в виду мальчик. Он ведь и сам не знал, к чему все это приведет.
- Ну... хотя бы то, что я сейчас сижу со своим... ангелом-хранителем и ем конфеты, а ещё вот то... - Сэм коснулся щекой плеча Габриэля.

Мужчина на автомате обнял мальчика за плечи, прижимая к себе. На сей раз, улыбка вышла натянутой, но ангел мог также успокаиваться в объятиях своего человека, как и он в объятиях своего ангела. Габриэль поцеловал Сэмми в макушку, но не спешил отстраняться, вдыхая родной аромат: шампунь с душистыми травами.

- Габриэль... ты мне не ответил на вопрос, - мальчик прижался к архангелу сильнее, наслаждаясь карамельным запахом.
- Конечно, это против правил, малыш. Я не должен тебе показываться. Ты должен чувствовать мое присутствие, но никак не видеть меня.

Эти слова слишком тяжело давались архангелу. Тому, кто успел так сильно привязаться к своему человеку, что готов был всю его жизнь оставаться рядом. Чтобы Сэмми мог его видеть и слышать.

Сэм поразмышлял над словами ангела, сидящего так близко:
- Знаешь, Габриэль... В нашей семье... нет ничего, что могло бы хоть сколь-нибудь подойти под лимит «норма». То есть я имею в виду... Я не хочу, чтобы ты уходил... - Сэм потёрся щекой о теплое плечо мужчины.
- Кому как не мне знать об этом, Сэмми. - Хранитель позволил себе беззаботную улыбку.

Казалось, что со словами мальчика с его плеч упал тот тяжелый груз и малый страх растворился в воздухе. Но кое-что оставалось ясным для ангела давно:

- Знаешь... - шепнул Габри на ушко мальчику, - человеку трудно оттолкнуть от себя своего ангела-хранителя. Даже в мыслях он постоянно возвращается к нему и просит о помощи.

Поймав взгляд мальчика, Габриэль нежно касается его щеки, поглаживая тыльной стороной. Сэм засмущался от лёгкого прикосновения.

- Как думаешь, когда человек молится Господу, кто в первую очередь слышит его молитву и приходит на помощь?
- Честно, я не знаю... Наверное, сначала слышат ангелы, а потом доносят до Бога наши молитвы... Хотя не все молитвы, наверное, проходят через небесную канцелярию и доходят до Него, - Сэм грустно посмотрел не небо.
- Верно, - улыбнулся Габри, - все доносится до нас. - Ангел указал на себя, мол: «До ангелов-хранителей». - Лишь избранным дано получить помощь от самого Бога.
- А мне кажется, что никто больше и не нужен, когда сам ангел-хранитель показывается тебе. Не каждому дано сидеть вот так, и есть конфеты со своим ангелом. Так что я очень даже рад и мне приятно, что у меня именно такой хранитель, как ты...

Габриэль тихо смеется, уткнувшись своим лбом в лоб мальчика. Он прекрасно знает, что младший Винчестер умен не по своим годам, но порой он бывает таким ребёнком... именно это Габриэль любит в нем больше всего.

- Если рад ты, то рад и я. Я всегда разделяю твои чувства, малыш. - И пока Сэмми не ответил, архангел перебивает, возвращая голосу веселый тон: - Ещё конфетку?

Сэм хитро улыбается и берёт из мешочка мягкую карамельку. Шустрые пальчики быстро избавляются от обёртки и в руках оказывается розовый овальчик, вкусно пахнущий клубникой. Перед тем, как розоватая сладость отправилась в ротик к младшему, тот сказал:

- А ты попробуй, возьми.

Карамелька оказывается зажатой между зубов и выглядывает ровно на половину, чтобы архангел сумел до неё дотянуться. По началу Габриэля озадачило поведение мальчика, но уже в следующую секунду все его сомнения испарились, а в глазах плескался такой же детский азарт, как и в зеленых глазах малыша.

- Кто это тут со мной играться вздумал? - наигранно-грозным тоном спросил ангел, усаживая мальчика к себе на колени, что продолжал держать конфетку в зубах, ожидая.

Габриэль приблизил свое лицо к довольной и слегка смущенной мордашке мальчика и, недолго думая, подцепил зубами сладость, мимолетно касаясь губами мальчишеских сладких губ, и в тот момент в голову мужчины ударил весьма пугающий факт, что эти губки слаще любой конфетки. Хотя возможно все потому, что Сэмми сам жевал их.

Карамелька надломилась, и вторая половинка оказались во рту архангела. Когда клубничная патока полностью растворяется во рту, Сэм облизывает губки, слегка жмурясь и вспоминая вкус губ Габриэля, секунду назад коснувшиеся его губ. Мальчик выуживает из мешочка ещё одну конфету и, улыбаясь, протягивает архангелу:

- Хочу вот эту.
- М-м, моя очередь кормить. - Ухмыляется Габри, открывая конфетку.

Только половина сладости оказалась в зубах ангела, он понял, что эта конфетка может быть не столь вкусна, как прошлая. Вот тогда Хранитель хотел бы посмотреть на выражение лица мальчика. Сэм тянется к лицу своего медово-глазого ангела и обволакивает губами конфетку, задерживаясь в таком положении несколько секунд. Губы архангела и человека еле-еле соприкасаются друг с другом. Жёлто-зелёная карамель хрустит, и Сэм щурится, разжёвывая «сладость».

- Бррр, кислая, - улыбается Сэм, возвращая своему лицо расслабленное состояние мышц.

Габриэль снова смеется, чуть закинув голову назад:
- Да, Сэмми, конфетки с сюрпризом. Не все они вкусные.
- С твоих... губ... - Сэм мешкается и краснеет. - ...всё вкусно.

Габриэль перестает смеется и слишком напряженно следит за сменами выражений на лице мальчика. От смущения до страха.

- Правильно ли я тебя понимаю, малыш... - архангел неожиданно привстает вместе с мальчиком, что сидел у него на коленях и при этом он вцепился в своего Хранителя, дабы не упасть. Или он просто не желал отпускать, но ангел мягко опустил его на подушки, нависая сверху. - Желаешь вкусить запретный плод? - хоть и сказано как шутка, но в глазах плескается вся серьёзность этих действий и последствий.
- Да, - тихо и уверенно произносит Сэм, смело смотря в глаза архангелу. - Я хочу.
- Ты не.... - Габриэль замолкает на полуслове, прикрыв глаза. Нужно было собраться. - Ты понимаешь, что после этого я не смогу исчезнуть?..
- Почему? Разве это не укрепит нашу связь? - непонимающе уставился мальчик на хранителя.
- Я не знаю, малыш... Неужели ты не осознаешь тот тяжкий грех, что ложится нам на плечи? Мне на плечи.
- Нет, нам. Я ведь хочу. Ты хочешь?
- Я люблю тебя, Сэм Винчестер. Люблю с самого твоего рождения. - Габриэль наклоняется к лицу мальчика, опаляя губы горячим дыханием.
- Я... тоже люблю тебя... не знаю, но когда я рядом с тобой, у меня такое ощущение, что ты прошёл вместе со мной всю жизнь... А ты ведь и так прошёл... Если ты меня любишь, а я люблю тебя, тогда это не грех... и твой Отец нас простит...
- Ты - моё личное маленькое счастье, Сэмми... - тепло улыбается архангел, сокращая последние миллиметры и накрывая мальчишеские губы своими: бережно и трепетно.

Чувствовать на себе губы взрослого мужчины одновременно страшно, но до жути приятно, захватывающе. Все тело будто ломит от прикосновений Габриэля и мальчику кажется, что он начинает задыхаться. Руки обхватывают лицо мальчика, большими пальцами поглаживая щечки и перебегая к шее. Дав возможность Сэмми вдохнуть кислорода, ведь ангелам он не требуется, Габриэль смотрит в каре-зеленые глаза мальчика. Сэм в ответ смотрит выжидающе, просяще. Руки тянутся к рукам архангела и спускают их вниз, к себе на грудь. Мальчик затаил дыхание.

- Мы можем закончить на этом, малыш. – Хранитель коротко целует мальчика, - это не последняя наша встреча.

Шатен разочарованно выдыхает:
- Габриэль... я хочу... сделай меня... своим... - скулы мальчика заливает краска и он отводит чуть пристыженный взгляд.
- Ты уже давно мой... - шепчет на ушко ангел, слегка прикусывая за мочку.

Согласие мальчика дало волю следующим действиям. Габриэль уже третий раз увлек Сэмми в поцелуй, а руки ловко расправлялись с пуговицами на рубашке. Он мог бы избавить малыша одним щелчком, но именно сейчас хотелось растягивать удовольствие. Сэмми ёрзает под архангелом, беспощадно сминая простыни, и приподнимает бёдра в возбуждении каждый раз, когда мужчина затягивает глубже в поцелуй.

Тихий стон срывается прямо в губы архангела:
- Гаабриээль...

Мужчину слегка потряхивает от тихого полустона мальчика. Его руки блуждают по бедрам и пальцы быстро расправляются с тугими пуговицами и ширинкой, медленно отстраняясь и стягивая джинсы с Сэма. Винчестер сбивчиво дышит, помогая Хранителю снять с себя одежду, но это только мешает, и мальчик откидывается на подушки, ловя губами воздух.

- Так уж не терпится, Сэмми? - улыбается Габри, вновь нависая над мальчиком и утягивая в жадный поцелуй.

На сей раз он проводит пальцами от живота к налившемуся кровью члену мальчика и чувствует как под руками выгибается малыш и стонет прямо в поцелуй. Когда пальчики стягивают за резинку последнюю деталь одежды, Габриэль прикусывает нижнюю губу и одним плавным движением устраивается между его ног. У Сэма ещё никогда и ни с кем не было таких... настолько близких отношений и потому сейчас мальчик немного стесняется своего тела, своей худобы и выпирающими кое-где косточками. Однако прикосновения архангела настолько приятны, что всё тревожащее куда-то исчезает. Остаётся только он и Габриэль. И эти незабываемые прикосновения.

- Готов получить неземное удовольствие, малыш?.. - хрипло спрашивает ангел, проведя языком по внутренней стороне бедра.

От накатившего возбуждения трудно сдерживать ровное дыхание. Точнее, невозможно совсем. Не то, чтобы ответить даже. Поэтому в ответ на вопрос Габриэля мальчик лишь издаёт тихий стон. Закрыв глаза, мужчина мягко прикоснулся к возбужденной плоти. Он хотел быть нежным. Доставить своему малышу как можно больше удовольствия, сильнее обхватывая губами член.

Сэм взметнул было бёдра вверх, поддаваясь порыву, но вспомнил, что Габриэлю тогда будет не очень удобно, а потому опустился на кровати, подбадривая архангела сладким стоном. Хранитель быстро оторвался, так и не позволив мальчику кончить. Сэм на этот раз не смог сдержать разочарования и выдохнул что-то вроде: « Ууууу…».

- Так бы и съел тебя… - и словно в голове у ангела что-то щелкнуло. Это идея показалась ему более чем заманчивая. Он чуть отстранился, и по одному взмаху руки у него оказалась мороженка. - И все-таки я тебя съем, малыш…

Не давая мальчику толком прийти в себя, Габриэль целует втянутый животик, слегка прикусывая кожу и после каждого своего поцелуя проводит холодным мороженным по горячей коже. У Сэма перехватывает дыхание от холода на нежной коже и каждый раз после этого; Винчестер вынужден был жадно втягивать воздух, а вместе с ним и без того впалый живот, в себя.

- Габи... холодно... согрей...

Слух приятно ласкает эти тихие молящие стоны и уменьшительно-ласкательное «Габи». Ангел поднимает свой взгляд золотистых глаз на малыша, не упуская ни одного изменения в лице и покорно слизывая растаявшее мороженное на животе мальчика. Никогда бы не подумал, что так мороженное станет ещё слаще и желаннее. Но рука была проворней и уже спускалась к бедренной косточке и внутренней стороне бедра. По этой же дорожке прошлись горячие губы мужчины, не упуская ни капли сладости. Контраст действует если не с утроенной, то с удвоенной силой точно: вот по твоему телу рассыпаются мурашки от холода, а вот уже шершавый язычок проходится по бархату и ты вздрагиваешь – горячо.

Когда рука с мороженкой опустилась к самому заветному, самому чувствительному месту, Габриэль почувствовал свободной рукой, что продолжала поглаживать слегка липкий животик, как мальчик выгнулся дугой, а позже до слуха мужчины дошел ещё один сладостный стон. Он и сам уже был на пределе, но мог терпеть и растягивать всю эту сладость. Его голова снова склоняется к плоти мальчика и повторно облизывает член от основания и до конца, смешивая мороженное с сочащей смазкой. Приятный и яркий контраст.

- Га... бри... эль... Габриэль... - Сэм рвано дышит, пропускает порции воздуха и глотая кислород раз через два.

Архангел - опытный, накопивший мудрости и терпения за многие века. Конечно, крылатому ничего не стоит потерпеть ещё чуть-чуть и подразнить своего человечка, дразнясь при этом самому. Но одного пернатый не учел, упустил: перед ним обычный человек, притом, находящийся в пубертатном, нежном возрасте, когда даже самое мимолётное касание способно вызвать сноп искр и безумную эйфорию, чего уж говорить о том, что вытворяет архангел сейчас.

- Ох, малыш, ты уже на пределе, - второй раз, не дав кончить мальчику, Габриэль наклонятся к личику Сэма.

Мороженка уже почти вся растаяла и стекала по руке, и создавалось неприятное липкое ощущение. Габриэль откусывает рожок и оставляет растаявшее мороженное на губах мальчика. Тот на автомате хотел было облизать, но архангел опередил его, накрыв губы своими и слизывая лакомство.

Сэм сам прерывает поцелуй и желанно-обиженно произносит почти на грани слышимости:
- Ты меня мучаешь...
- Прости, малыш... - Габри последний раз чмокает Сэма в губы и пользуясь тем, что сейчас руки смазаны оставшейся мороженкой, легко массажирует, проводит пальчиком по дырочке мальчика, но все ещё не вводя ни одного пальца, пока Сэмми не хнычет сильнее и сам не помогает Габриэлю, наконец, сделать это. И который раз Габриэль покорно следует ему и проникает только одним пальцем, не забывая покрывать дорожками-поцелуями животик.

Дискомфорт. Вот, наверное, то, что сначала почувствовал Сэмми. Однако архангел был необычайно нежным. Легкие прикосновения и поцелуи отвлекали Винчестера от дискомфорта и, возможно, пока совсем крохотной боли. Но второй палец был более ощутимым.

Габриэль действовал ещё более осторожней, и момент, когда он сумел добраться до заветной точки, заставил довольно улыбнуться, и заглушить сладкий стон мальчика в новом поцелуе. Сэм блаженно выдохнул. Сейчас абсолютно все эмоции были в новинку для мальчика. Все ощущения были в первый раз. И сейчас он точно мог сказать: этот первый раз он запомнит навсегда. Как самый нежный, самый карамельно-мороженный первый раз.

Все смешивается в одно целое, когда не было сил сдерживать рвущееся на волю возбуждение, когда мальчик был достаточно подготовлен, когда губы в который раз нашли другие, словно не могли насытиться друг другом и когда Габриэль избавил себя от всей одежды, заменяя пальцы головкой своего члена.

Он все ещё мог остановиться. Это тот самый последний их шаг, черта завершения, и после неё огромная неизвестность. Но видя, как малыш этого ждет, как яркий огонек безумного желания полыхает в его глазах, Габриэль не останавливается. Он продолжает и плавно, с осторожностью проникает в подготовленное тело мальчика. По комнате разносится глухой протяжный стон. Боль, вперемешку с удовольствием, затапливает мальчика, и он сильно зажмуривает глаза, от чего в уголках появляется влага. Когда боль стихает, а Габриэль набирает ритм, Сэм сам начинает елозить бёдрами по простыням, желая насадиться глубже, ещё больше почувствовать внутри своего архангела. Именно тогда Сэм так по-детски тянет ручки к лицу Гейба и касается подушечками мягких щёк:

- Гааабиии... я хочу тебя слышать...

Наклоняясь ближе и не сбавляя оборотов, Габриэль тянется к этому маленькому комочку тепла, и словно дамба, дававшая последние трещины, глухо распадается, и с губ мужчины слетают стоны, что больше походили на утробное рычание. Эмоции сложно было контролировать, но если даешь волю чувствам, то срываешься. Ангелы все чувствуют в разы сильнее обычных смертных, и сейчас Габриэль терялся в водовороте ярких вспышек и плавной тягучей неге блаженства.

- Сэмми...

Мальчик удовлетворённо закрыл глаза и выгнулся дугой. В следующий миг всё происходило то ли слишком быстро, то ли слишком медленно, но Сэм не успел ничего понять, только его же липкое семя заливало живот и струями стекало по бокам, пачкая постель. Сэм чувствовал, как сокращается колечко мышц, ещё туже обхватывая член Габриэля. Всё тело сотрясала дрожь, оседающая тысячами мурашек по коже. Ещё несколько глубоких толчков и Габриэль достиг пика наслаждения, словно обрушившись в горнило вулкана, и не удержал имени, рвущегося с губ.

Сэм лежал на спине и пытался восстановить дыхание, прислонившись щекой к плечу архангела:
- Габриэль... - мальчик обратился к лежащему рядом мужчине. - Ты же теперь не оставишь меня, да?
- Всю твою жизнь я был рядом. И после того, что произошло... отвечая на твой вопрос: Нет. Никогда. - И ангел приподнимается, очень нежно касаясь, опухших от поцелуев, губ мальчика.

Сэм перекинул руку через грудь архангела и прикрыл глаза. Блаженство прошедших минут ещё никак не хотело отпускать, и сладкая нега расползалась по телу. Сэм уснул, прижавшись к своему хранителю. Теперь мальчик точно уверен: Габриэль никогда не оставит его.