Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Семья

…Говорили, что когда-то посреди старого леса жила семья в огромном особняке. Семья эта была очень счастливой. К ним часто ходили жители деревни в гости. Особняк семьи был очень большим, с ярким и цветущим садом. На фасаде красовались различные фигурки животных, а в саду была статуя из мрамора. И однажды эта семья подарила женщине очень красивую подвеску из рубина в виде сердца. Спустя несколько дней оказалось, что эту семью кто-то убил. Но трупы так и не нашли. В ту ночью, когда предположительно их убили, была страшная гроза.

…А алое сердце разбилось…

Этот случай повлиял на местных жителей. Некоторые боялись ходить в лес, некоторые просто уезжали из городка. Кто-то проявлял смелость и пытался переубедить испугавшихся людей, но ничего не получалось. Местные жители в страхе обходили лес стороной. Говорили, что несколько раз членов погибшей семьи видели в городе, но слухи не подтверждались. Когда кто-то подходил слишком близко к лесу или засматривался на него, людей пробирала дрожь, и они видели эту семью. Бледные, с кровью на одежде. После таких случаев люди погружались в безумие и вечный страх. Они либо совершали самоубийство, либо навсегда поселялись в психушке.

...А потом луну закрыли тучи…

Семья ждала. Они могли ждать так долго, сколько понадобиться. Местные жители пытались увидеть их особняк днём, но в чаще всегда царил мрак. Люди не могли больше нормально спать ночами, они боялись быть охваченными леденящим кровь страхом перед семьёй. В городке оставалось всё меньше и меньше жителей. А семья забирала души невинных всё чаще и чаще.

…А потом раскат грома оглушил…

Говорили, что в особняке они-то и живут до сих пор. Старое, перекошенное здание с обвалившейся крышей. Серый фасад, сломанная статуя, засохший сад.

…А когда-то холода не было…

Старая, истёртая занавеска в детской окрашена в алый. По углам комнаты бегают крысы и другие паразиты, на которых обычно охотится Мария. Она не видит их, она ищет их по писку и шуршанию. Мария иногда кормит крыс старыми и сгнившими книгами, которые где-то находит. Твари будут с удовольствием пожирать остатки. А когда Мария в плохом настроении, она сама их поедает. Не важно, стара ли крыса, больна ли она. Мария – охотник, ей нужна добыча.

…А белое платье замызганно кровью…

В длинном коридоре, где царят туман и страх, можно встретить мужчину с вырванным сердцем. У него нет правой руки, но Генри, кажется, не замечает этого. Он скитается во мраке, высматривая то, чего и сам никогда не видел. Его налитые кровью глаза вот-вот найдут то, что ему так нужно. Но это оказывается лишь очередная крыса Марии. Генри остановится на минуту, вздохнёт и медленным шагом направится в новый путь по бесконечному коридору, по однообразным комнатам. Генри – искатель, но ему никогда не найти то, что он ищет.

…А потом заломили руку…

На втором этаже есть и комнаты, в которых почти никто не бывает. Где-то в библиотеке упало несколько книг. Это безумный Зосим ищет бумагу для нового своего творения. Его краской стала кровь, а кисточками – кости. Он изображает свой ненормальный мир, иногда вешая рисунки на стену. Зосим очень любил свою семью, пока его не заперли в длинном коридоре. Часто он слышит шаги брата, но потом всё снова стихает. На лице Зосима маска, которую он никогда не снимает. Зосим – лицемер, ему больше ничего не нужно.

...А он любит обманывать...

В старой спальне паук сплёл новую паутину. Её надо было бы убрать. Здесь на кровати лежат сухие розы. Тихий шелест пустых страниц нарушает тишину, которую создал Конкорд. Он иногда поднимает голову, чтобы посмотреть на открытую дверь в коридор, не пришла ли его любимая? Конкорд ждёт Анну, а она обязательно должна прийти. Он мог бы крикнуть, если бы рот не был зашит, а язык – отрезан. Конкорд не любит ждать, но Анна обещала прийти. Он верит ей. Конкорд – ожидание, но его любимая упала с лестницы и сломалась.

…А Анна дала обещание…

На первом этаже, в старой и грязной гостиной поскрипывает кресло. Сломанная иголка вышивает немую картину, а Александра мечтает найти новый материал. Она не видит то, что шьёт. Отрубленная голова затерялась, а тонкие руки со сломанными пальцами двигаются сами. Александра пошарит рукой где-то рядом и возьмёт всё, из чего получится картина. Она не знает, чья эта кожа у неё, но руки сами нашли это. Александра – вечность, и она обречена.

…А нитка не кончается…

Рядом, кажется, в соседней комнате кто-то играет сам с собой. Обычные камни и детали каких-то вещей медленно двигаются по полю. Никто не желает проигрывать, утверждала Марит. Её братья давно не спускались со второго этажа, она беспокоилась. Но потом опять проиграла. Марит злится, когда фишка, из-за нелепого движения её сломанных и скрюченных рук, падает на пол. Она ждёт своих братьев, чтобы, наконец, поиграть. Марит снова делает ход. И опять проигрывает. Марит – игрок, ей никого не дождаться.

…А потом фишка сломалась…

В оранжерее давно никого не было из семьи. Фонтан в середине упал, а вода высохла. Старые часы всё ещё работают, которые Корнелий, когда они остановятся, не будет вновь заводить. Его бледные руки срывают лепестки у несчастного цветка один за другим, бросая их на пол. Корнелий иногда кидает потускневший взгляд на пол, где были отпечатки крови. Наверное, там когда-то была плоть с его рук, которые сейчас представлены голыми костями. Корнелий часто выходит из оранжереи, чтобы прогуляться в саду. Он засматривается на цветы. Они красивы даже тогда, когда умерли. Корнелий – эгоист, он ненавидит растения.

…А потом пожар уничтожил их…

В беседке, около сада с выходом на тропинку, нет окон. На мраморном и холодном столе стоит стакан с водой, дотянуться до которого пытается Франческа. Нити на её руках мешают. Она пыталась вырваться, но стальные прутья оказались прочнее. Франческа серьёзно болела, поэтому ей нужно выпить воды. Она нервничает и начинает чего-то бояться, когда кашель сдавливает вымышленные лёгкие. По её платью стекает кровь, а горло больно сдавил шнур. Франческа – порождение греха, марионетка.

…А она не любила болеть…

Семья забыта, семья мертва. Они стали заложниками места, где встретили смерть. Семья ненавидит зеркал, ведь в них отражается лишь тьма. Неважно, кого они убьют завтра, неважно, кого убили сегодня. Им никогда не насытиться, им никогда не увидеть свет. Они – проклятие.

…А их счастье убили.