Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Santa Baby

Курт напевал мелодию «Santa Baby», покачивая бедрами в такт и доставая из духовки очередную порцию печенья. Он пытался игнорировать сладкое чувство ожидания. Элемент неожиданности –это часть веселья, он должен был хотя бы притвориться, что не знал о сюрпризе, но он ничего не мог поделать: он был взволнован. И беспокоен. Ему пришлось признаться, что и возбужден, издав томный стон, когда бархатная ткань коснулась соска.

Это не может продолжаться так долго.

Он почти вылил все тесто на противень, когда услышал его: звук шагов тяжелых ботинок, сначала по ковру, затем по кафелю на кухне. Он не повернулся, ожидая привычного жеста, когда рука обвивается вокруг талии, а другая возьмет свежеиспеченное печенье со стенда для охлаждения и направит его в рот Курта. Он покорно открыл его и откусил, наслаждаясь вкусом шоколада, сахара и масла. Мгновение спустя он соединился губами с Сантой, позволяя вырваться стонам.

– Как миссис Клаус провела день? – спросил Блейн, отстранившись, и вытирая остатки теста со щеки Курта.

– Ммм, – ответил Курт, щекоча носом его шею. – Ужасно, пока ты не пришел.

Блейн усмехнулся. – Дорогая, ты же знаешь, как Санта занят в это время года.

Курт улыбнулся, проводя рукой по волосам Блейна, спускаясь на его обнаженную грудь, пока не достиг бронзовой пряжки ремня. – Займись получением удовольствия.

– Моего, – резко выдохнул Блейн, отступая, чтобы охватить взглядом всего Курта. – Сама увидишь.

– Конечно, – ответил Курт, прихорашиваясь. Он знал, что выглядел хорошо, особенно сейчас, в первый раз, когда он экспериментировал с женскими платьями. Он провел час, нанося косметику - зеленый карандаш для глаз, блестящие серебряные тени, красную помаду и румяна. И еще дольше шил длинное бархатное зеленое платье с отделкой из белого искусственного меха, и на данный момент это все, что на нем было из одежды... если не считать красных атласных трусиков и черных туфель на шпильке, шнуровка от которых шла до середины бедра. – Что же ты принес мне за мои усилия, Санта?

– Ничего, – серьезно ответил тот, делая еще шаг назад. – Боюсь, дорогая, ты в списке озорников.

Курт надулся. – Но ведь непослушные мальчики и девочки тоже что-то получают.

Блейн нахмурился, задумавшись. – Ну, возможно, мы могли это решить... но я не уверен, что тебе понравится. Ты должна пойти со мной.

Курт вызывающе улыбнулся и приблизился, чтобы оставить аккуратный поцелуй на щеке. Блейн покраснел, и Курть чуть все не испортил, хихикнув. – Хорошо, дорогой. Только духовку выключу, – он повернулся и наклонился, выпячивая задницу. Закончив, он подошел к Блейну, просунул палец через петлю для ремня и притянул к себе, наклоняясь к уху. – Я вся твоя.

Блейн ничего не сказал, лишь сглотнул, и направился через гостиную в их спальню. Курт остановился в дверном проеме, изображая удивление. Ничего не изменилось.

– Я не понимаю, Санта. Где мой подарок?

Блейн выразил неодобрение, вставая рядом, но не трогая его. – Непослушные девочки не получают подарки, глупышка. Их наказывают.

– Наказана! – Курт позволил глазам расшириться, открывая рот. – Я не... ладно, думаю, я лучше пойду. Мне еще надо закончить с печеньем, – он сделал вид, что уходит, но тут его схватил за запястье Блейн.

– Сейчас, сейчас, – произнес Блейн, не ослабевая хватку. – Ты и будешь моим подарком, – он притянул Курта к кровати, а сам сел на край. – Ложись. На колени Санты.


Курт сглотнул. – Я не...

– Ложись, – повторил Блейн, по взгляду его карих глаз можно было определить, что он не потерпит возражений. Он хороший актер, думал Курт. – Или я заставлю тебя.

Курт запротестовал.

– Отлично, – Блейн провел руками по ногам Курта, пока не достиг пояса, и резко притянул на себя. – Неправильный ответ, – он коснулся белых плеч Курта. Он хмыкнул, снимая платье, мимолетно проводя пальцами по нежной коже. Курт видел жажду в его глазах, и, зная, что тот наслаждается, мягко упал ему на колени. Когда нижнее белье открылось взору Блейна, он зарычал, обводя контур твердого члена, и Курт был почти уверен, что это не входило в его планы.

Ушедший в свои мысли, Курт вздрогнул, когда руки Блейна обхватили его и внезапно скинули на пол. – Ты слишком медлительна, детка, – он погладил его ягодицы, – Санта не любит ждать, – c этими словами Курт ощутил жжение.

Курта коробило от внезапной вспышки боли, на следующей он закрыл глаза. Вскоре Курт потерял себя в повторяющемся движении, приливе эндорфинов и голосе Блейна.

– Твоя задница была создана для этого, – произнес Блейн. – Как только я закончу, она будет такая же красная, как твои губки, милая. Только посмотри на себя... Тебе нравится. Почувствуй, как твой член просит внимания...

Где-то глубоко внутри, Курт еле слышал его слова. Все эти ощущения перетекали одно в другое, он скулил и извивался. Еще немного, и он бы... он бы...

– Нет-нет, детка, ты не получишь награды; ты еще ее не заслужила. Если хочешь ее, тебе придется поработать, – рука Блейна мягкими круговыми движениями поглаживала его ягодицы, что и успокаивало, и приносило боль. Курт выгнулся и начал двигаться вверх и вниз, пока его не остановили. – Хочешь получить подарок?

Курт застонал в отсутствии стимуляции. Он не мог заставить себя сформулировать мысль, не говоря уже о произношении вслух. – Блейн, я хочу...

– У Санты есть идея, – оборвал его Блейн. – Почему бы тебе не снять эти трусики и не показать, на что твоя задница еще способна?

Курт заскулил, получив очередной шлепок. – Ну же, будь хорошей девочкой, покажи, что под ними, милая.

Курт споткнулся, когда Блейн пнул его хрупкий каблук. Он скользил руками по своему телу, цепляясь пальцами за ткань нижнего белья и медленно опуская ее.

У Блейна сперло дыхание, Курт не смог удержать улыбку, когда его пальцы коснулись члена и подарочной ленты, которая была на нем. – Что за черт, К... – он успел опомниться, – вижу, миссис Клаус рада меня видеть. Милый бантик.

У Курта закружилась голова, он схватил Блейна за руку. – Прекрасно, – произнес Блейн, все еще поглаживая член Курта. – Присоединишься ко мне в кресле? Посидишь на коленях у Санты? Позволишь прокатить тебя? – он потащил Курта, который понимал, что все это было до смешного глупо, но в нынешнем состоянии он не мог думать об этом долго; похоть пронизывала его тело.

Когда они добрались до кресла, Блейн уже успел снять нижнее белье и посадить Курта на колени, лицом к себе. Немного поколебавшись, он непонятно откуда взял полосатый шарф и связал им запястья Курта. – Плохим девочкам нельзя распускать ручки, – объяснил Блейн. Блейн помог принять Курту устойчивое положение, при этом каждый раз вздрагивая, когда касался его упругих бедер.

– Теперь я заполучу твою задницу, – Блейн потянулся к тумбочке взять лубрикант, Курт закинул связанные руки за голову Блейна и выгнулся в пояснице. Блейн поцеловал его в нос. – Такая своенравная миссис Клаус, – и толкнул два пальца внутрь. Курт терялся между небом и землей, утопал в удовольствии и боли, особенно когда Блейн снова его шлепал. Курт счастливо вздохнул и всхлипнул, когда Блейн начал двигаться слишком резко и быстро.

– Непослушных девочек недолго готовят, – по-издевательски дружелюбно сказал Блейн. – Но если ты боишься боли, милая, мы можем забыть о подарке.

Курт стонал, его член ныл, боль в ягодицах пульсировала, но он насаживался на пальцы Блейна.

– Не надо было этого делать, детка, – шептал он между поцелуями. Блейн снова шлепнул Курта, но затем позволил ему руководить ситуацией. Они оба застонали – Курт наполовину от боли – прежде чем Блейн начал трахать его по-настоящему.

– Оседлай меня, драгоценная, – пальцы впились в белоснежную кожу на бедрах. Курт хныкал и старался изо всех сил. Его движения были шаткими и неровными, но Блейна это ничуть не волновало. – Покажи Санте, что ты заслуживаешь подарка, – его голос стал мягким, он наклонился к уху Курта, – продолжай, детка. Кончи для меня.

Курт издал странный звук – нечто среднее между всхлипом и стоном. Если он был любим, то все будет хорошо. Это было так легко, так легко повиноваться. Он был уже на полпути. Член Блейна с бешеным темпом входил в него; одна рука оставляла царапины на спине Курта, пока другая не забывала поддерживать его и наносить жгучие удары, он был совершенством, он был близок к оргазму, только...

Он вскрикнул, пытаясь освободить связанные руки, он так отчаянно нуждался в том, чтобы кончить. – Мастер... – хрипло произнес он, – мастер, лента...

– Ш-ш-ш, детка, извини... – Блейн развязал бант и взял член Курта в руку. – Ты была хорошей, драгоценная, очень хорошей. Ты заработала свой подарок. Кончай, красавица.

Курт кончил в кулак Блейна с громким стоном. Блейн наклонился вперед, целуя его шею, когда, наконец, тоже кончил в Курта. Его толчки становились все медленнее.

Они улыбались друг другу, Курт был так же измотан, как и Блейн. Блейн поцеловал его, развязал руки и пронес до кровати, куда они благополучно рухнули.

Блейн снял туфли Курта, погладил его тело - мягкое и расслабленное, Курт позволил себе насладиться близким присутствием своего доминанта. Блейн перевернул его на живот, вынул лосьон, смазал им руки и провел по коже, целуя каждый синяк. Что-то мягкое коснулось лица Курта, он открыл глаза, чтобы осмотреть красную ткань.

– Блейн, – произнес Курт, – твоя шапка.

– Ммм?

– Твоя шапка Санты. Она что, из магазина «Все за доллар»?

– Возможно.

– Блейн, – резко сказал Курт. – Это ужасно.

Блейн лег рядом. – Несколько минут назад ты не возражал.

– Хм. Ты был в ней горячим.

– Достаточно горячим, чтобы повторить в следующем году? Ты мог бы быть эльфом...

– Даже не думай! Нет. Из тебя ужасный Санта, Блейн, ты слишком слащавый. Но можешь оставить его костюм.

– Кроме шапки?

– Я сожгу эту шапку.

Блейн поцеловал его, чувствуя, как их тела соприкасаются. – Счастливого Рождества, драгоценный.

– Да, – согласился Курт, – и правда очень счастливое.