Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Баки и Шелби

Завести собаку было идеей Сэма.
Вот уже чуть больше месяца Баки Барнс жил в башне Мстителей. Пока бывший наемник ГИДРы не встал на ноги и не освоился в этой новой реальности, куда его так бесцеремонно забросили, Роджерс ни на минуту не оставлял его. Баки предпочитал не покидать свои комнаты, разве что только тогда, когда голод становилось невозможно игнорировать. В этом случае он незаметно, как призрак, проскальзывал через этаж, который делил со Стивом и Сэмом. Делал он это преимущественно ночью, потому как в этом случае о его перемещениях знали только камеры безопасности, а не все обитатели башни.
Стив постоянно пытался выманить его: предлагал Баки прогулять по Бруклину, сводить его в старый парк, где они любили играть, когда были детьми (тогда парк казался намного больше). Но Барнс только вяло отнекивался и исчезал в своей комнате. Снова.
В общем, он бы вообще не издавал никаких звуков, если бы не кошмары.
Капитан Америка в очередной раз сел на кровати и внимательно прислушался к полному боли звуку, раздающемуся с другого конца холла. Даже в приглушенном стенами крике, среди лихорадочного бормотания безошибочно угадывался звонкий, выразительный русский. Баки разозлится, если Стив войдет в его спальню и разбудит его. Роджерс знал это. Поэтому он просто пришел, сел у двери в комнаты Барнса, прислонился спиной к стене, скрестил руки на груди и стал ждать. С давних времен Стив привык спать любой неудобной позе. Поэтому через какое-то время он опустил голову, уперся подбородком в грудь и заснул на холодном кафельном полу.
На следующее утро Сэм Уилсон разбудил Стива легким хлопком по лодыжке и позвал завтракать. И где-то за стопкой блинов, что они уплетали в дешевой закусочной, Уилсон перевел разговор на собаку. В подтверждение своих слов он показал Стиву кипу бумаг с информацией о том, как сильно помогают животные ветеранам с ПТСР. А заодно рассказал, как лично видел, насколько хорошо эти собаки влияли на людей.
В конце концов, бумаги оказались на кухонном столе Баки. Он не знал, кто именно их там оставил. Весь мокрый после кошмара, Баки внимательно прочитал брошюру, жадно глотая воду из бутылки. После чего небрежно бросил бумагу в мусорное ведро и вернулся в свою спальню.
На следующее утро еще больше брошюр он нашел на кофейном столике. Баки проигнорировал их и вернулся в свои комнаты, чтобы продолжить и дальше вариться в ненависти к себе. Было еще безбожно рано, и в какой-то момент он снова провалился в сон на несколько часов.
Под дверь кто-то протолкнул новые бумажки; он слышал приглушенные голоса и тихие шаги. Баки нахмурился, схватил бумаги и резко открыл дверь. Стив Роджерс, которому не хватило всего пары секунд, чтобы сбежать с места преступления, посмотрел на своего друга с выражением лица ребенка, застигнутого с рукой в банке печенья.
- Мне не нужна чертова собака, - невозмутимо сообщил Барнс.
Стив упер руки в бедра и упрямо сжал челюсть.
-Бак, Сэм думает, что это может помочь, - настойчиво произнес он.
- Не поможет, - просто ответил Баки.
- Ты хотя бы прочитал брошюру?
- Я прочитал ее, когда увидел в первый раз, - он рукой указал на ведро, куда выкинул первые бумаги, - не заинтересован.
- Я просто пытаюсь помочь.
- Я знаю, - ответил Баки, - я ценю это, Стив. Но, думаю, мне просто нужно самому с этим справиться. Переезд сюда был ошибкой…
- Не говори так, - строго возразил Стив, - Ты мне как член семьи. Я не мог бросить тебя на улице.
- Я бы справился, - резко бросил Баки.
- Черта с два! – ответил Стив, - Позволь мне помочь тебе…
- Отстань от меня.
- Я думаю, что тебя уже достаточно оставляли одного Бак.
Пару минут Баки молча смотрел в окно, затем покачал головой и дернул рукой, как бы отмахиваясь от идеи. Он отвернулся от Стива и пошел обратно в комнату, захлопнув за собой дверь.
Стиву показалось, (и не в первый раз) будто друг вонзил ему нож прямо в сердце. Но он, поморщившись, мысленно вытащил его, словно занозу. И вместе с Сэмом Уилсоном поехал за собакой.
Потому что Баки был совершенно не прав.
И собака его не разочаровала. Ее звали Шелби, золотистый ретривер, ей было меньше двух лет, у нее была светлая шерсть и большие темные глаза. Казалось, что она постоянно улыбалась, и Роджерс подумал, что Баки придется принять это. Сэм использовал все свое влияние, и нужные документы они получили вне очереди. В конце концов, это все для Капитана Америка, сказал он, и кто лучше него сможет позаботиться о ней?
Когда Роджерс взял в руки поводок, собака ласково ткнулась своей золотой головой его в колени. Стиву всегда нравились собаки. Он предпочитал их веселую преданность кошачьему отчуждению. Пока они ехали домой, собака крутилась на заднем сиденье, глядя по сторонам и высовывая язык от восторга.
Она громко залаяла, как только они вошли на этаж, который Кэп делил с Сэмом и Барнсом. Роджерс медленно прошел с собакой через холл, чуть задержавшись у двери в комнаты Баки, и нарочито громко произнес:
- Хорошая девочка, Шелби. Хорошая девочка.
Он слышал, как Баки пересек свои апартаменты и резко открыл дверь, недовольно глядя на Стива. Затем он перевел взгляд на ретривера.
- Стив, я же сказал, мне не нужна собака…
- Это моя собака, - прервал его Стив с вызовом, - Она тебе нравится? Ее зовут Шелби.
Собака фыркнула, внимательно изучая Барнса. Ее темный взгляд скользил по его телу, пока, наконец, она не посмотрела ему в лицо. Затем она снова начала часто дышать, виляя хвостом. Стив немного ослабил хватку на поводке, чтобы позволить Шелби как следует поприветствовать своего друга, что она и сделала с большим энтузиазмом.
Баки неловко застыл, пока ретривер, выражая крайнюю степень привязанности, легонько бодала его своей пушистой головой.
- Ты ей нравишься.
- Ты, должно быть, держишь меня за идиота, - резко сказал Баки, и Стив увидел, как его поза изменилась. Он явно боролся с инстинктом наклониться и погладить собаку. Баки всегда любил животных. Когда-то давно, в Германии, их Ревущая Команда, выбирая место для лагеря, наткнулась на беспризорную псину. Баки поделился с ней своей порцией пайка, а потом даже разрешил ей спать поверх его спальника. На следующее утро собака следовала за ними до ближайшей деревни, где Баки каким-то образом умудрился договориться с мужчиной и его сыном о приюте для пса. Как только он убедился, что собака остается в надежных руках, он ушел. Собака изо всех сил пыталась броситься ему вдогонку. А Баки изо всех сил пытался сделать вид, что ему все равно.
Тогда Стив знал, что так будет к лучшему, так же, как он знал это сейчас. Он видел, что Барнс борется с желанием как положено приласкать собаку.
- Я знаю, что ты не идиот, - ответил Стив, передавая поводок в металлическую руку Баки, - Ты просто упрямый. Слушай, мне нужно кое-что обсудить со Старком. Сможешь ненадолго приглядеть за ней?
- Стив, какого черта…
- Спасибо. – И Роджерс почти бегом направился через холл к лифту. Баки, отбросив поводок, заскрипел зубами и посмотрел на собаку. Она сидела на полу, виляя хвостом из стороны в сторону и выжидающе глядя на него.
Они посмотрели друг другу в глаза. В его голубых был только холод. В ее карих же – тепло и, как казалось Баки, незаслуженное обожание.
- Черт, - пробормотал Баки, пропуская собаку в свои комнаты. Поводок он так и не поднял. В конце концов, Роджерс должен был очень скоро вернуться.
Шелби кинулась осматривать открывшееся пространство, таща за собой поводок. Баки, в попытке забыть о непрошеной гостье, вернулся в спальню, где шторы всегда были закрыты, скрывая за собой вид Нью-Йорка.
Сквозь ткань Баки посмотрел на силуэты небоскребов и внезапно вспомнил задание, которое он выполнял много лет назад. Убийство бывшего агента Гидры через окно в номере-люксе отеля. Почему-то Пирс был уверен, что агент был предателем. Снайперская пуля прорезала воздух и, пролетев прямо через стекло балконной двери, окрасила весь номер и любовницу агента в незабываемый оттенок алого.
Из транса Барнса вывела собака Роджерса, запрыгнувшая на него. Он моргнул и перевел взгляд с окна на ретривера. Она весело виляла хвостом, а на ее морде, казалось, застыла улыбка, выражающая всю ее любовь, обожание и доверие.
Баки раздраженно вздохнул и наклонился, чтобы отцепить поводок с ее шеи и, наконец, потрепать ее по голове.
- Шелби, значит? – задумчиво произнес он, почесывая ее за ухом.
Стив так и не пришел к нему за собакой.
И Баки так и не попросил его забрать ее.