Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Катакомбы.

Мы познакомились в одном из баров, которые я часто посещаю в поисках интересных людей, готовых рассказать мне свою историю. Я начинающий писатель и постоянно ищу новый материал и вдохновение. На моем счету уже несколько, вполне себе, интересных историй, основанных на реальных событиях,из которых в будущем я планирую составить сборник. Я даже придумал название - "Катакомбы". Что оно значит? Проследите за моей мыслью: память человека похожа на кладбище, в котором похоронено огромное количество воспоминаний. Некоторые из них приятные, перебирать их одно удовольствие, другие же, таят в себе боль, стыд, ненависть, в общем, все то, что заставляет человека страдать. Меня интересуют именно такие воспоминания, но людей, готовых поделиться ими, к сожалению или к счастью, немного, поэтому к каждому, кто согласен доверить мне свою тайну, я отношусь с безграничным уважением и обожанием. Я с радостью принимаю все их недостатки, и на несколько часов они становятся для меня самыми значимыми людьми в мире.
Но вернемся к Мэтту. Когда я впервые увидел его, то сразу понял: у этого человека есть чем поделиться. Познакомиться и уговорить его побеседовать, оказалось плевым делом.
"Предупреждаю сразу, я - гей"
Непространный намек, что история будет слегка специфической. Однако я не из пугливых, и уверил его, что подобное меня не смутит. Парень кратко кивнул, и этой же ночью мы направились ко мне. Увидев камеру, на которую я записывал чужие воспоминания, Мэтт напрягся, но я пообещал, что эти записи предназначены только для меня и, что, когда я пойду отдавать "Катакомбы" в печать о них не узнает даже редактор. Я всегда заранее рассказывал о своих планах по написанию сборника, подробно объяснял, что он будет из себя представлять и обещал полную конфиденциальность. И приступал к работе, только если человек выражал полное согласие.

- Я всегда знал это. Знал, что однажды все изменится. Я найду людей, с которыми мне будет хорошо. Не будет ни притворства, ни лжи, лицемерия и лести. А пока я их ищу, мне придется повидать множество гавнюков, являющихся вместилищем этих пороков. Но я смогу, я сделаю это. В конце концов, от этого зависит моя жизнь…
Он начал свою историю с предисловия. Говорил долго, упорно желая ввести меня в свою жизнь, сделать причастным, а возможно впоследствии и виноватым. В чем? Какая разница? Таким как Мэтт, необходимы люди вокруг. Пусть даже они будут самого низкого качества, от них будет вонять, и говорить они будут, начиная каждое новое предложение с красочного дисфемизма или матерного словца. С такими, кстати, ему будет даже комфортнее, несмотря на то, что ночью он будет давиться слюной от злости и сетовать на несправедливость бытия, пославшего ему столь посредственных и уродливых друзей. Но с ними он будет чувствовать себя особенным, отличным от большинства и волею судьбы разлученным с теми, кто… По-другому он не сможет и, скорее всего, никогда не найдет «тех самых», потому что душевные мазохисты вроде Мэтти всегда предпочтут счастью и спокойствию, тянущую неудовлетворенность и нервные срывы.
Я поправил камеру, чтобы было видно, как дрожат его пальцы и, лениво откинувшись в кресле, погрузился в его память…

POV Мэтта

Когда мне было шестнадцать лет я потерял девственность. Это случилось внезапно, и мне было дико больно, скорее всего, от того, что моим избранником оказался здоровенный чернокожий капитан нашей школьной баскетбольной команды. Его звали Рон, и я был ниже его еще чуть ли не на две головы. Даже сейчас, про прошествии стольких лет, мое тело упорно отказывается забыть ощущения, которые оно испытывало, когда его огромный хрен неумолимо проталкивался в мою задницу.
Как я уже сказал, мною в этот вечер ничего подобного не планировалось. Это была типичная вечеринка у одноклассницы, где несовершеннолетние могли свободно распивать, неизвестно откуда добытый, алкоголь и курить марихуану. Я собирался, как обычно нажраться и потискать какую-нибудь доступную телку, но тут компании из семи человек, в которой находились и мы с Роном, приспичило поиграть в старую добрую «бутылочку». Само собой, никто не возражал, так как девчонок среди нас было больше, чем парней. И процент засосаться с одной из, не в меру развитых, цыпочек существенно возрастал. Когда дошла очередь до меня, и я крутанул пустую бутылку из-под пива, все вокруг победоносно взвыли. Горлышко указывало на ошарашенного Рона. Попытки отшутиться окончились полным провалом. То ли я выпил слишком много, то ли он мне показался действительно очень симпатичным, в общем я подполз к нему и быстро чмокнул в губы. Послышались свист и улюлюканье, кто-то одобрительно похлопал меня по плечу. Рон смотрел на меня немигающим взглядом, потом вытер губы тыльной стороной ладони, поднялся и ушел. Этого никто не заметил, поскольку следующей крутила бутылку одна тупая блондинка, и она указала на вторую такую же дурочку. Все, раскрыв рты, наблюдали за тем, как они переплетаются языками в чувственном поцелуе, а у меня все не выходил из головы странный взгляд Рона.
Через пару ходов у меня закончилось пиво. Покачиваясь, я осторожно встал, то и дело, натыкаясь на других таких же нетрезвых весельчаков, я добрался до кухни. Обнаружив, что в холодильнике закончилось пиво, я ловко цапнул за руку хозяйку дома и заплетающимся языком объяснил, чего так сильно жаждал мой организм. Она ответила, что, вроде оно еще осталось в подвале. Я дебильно улыбнулся в ответ и поперся туда. Малышка оказалась права, в старом, но рабочем холодильнике лежало несколько банок. Увидев их, мне показалось, что я услышал пение ангелов. Ну знаешь, как в некоторых фильмах. Нагнувшись чтобы взять одну из них, я инстинктивно почувствовал, что за моей спиной кто-то есть. Прежде чем, я успел повернуться, на мое плечо легла чья-то рука. Вторая же обвила живот, с легкостью приподнимая над полом.
- Эээй… чего…
Продолжая сжимать банку, я по-идиотски засмеялся. Не переставая что-то лепетать, я ощущал поясницей жар исходивший от парня позади меня и недвусмысленную выпуклость в его штанах. Если бы я был трезв то, наверное, меня бы это разозлило, и я бы начал сопротивляться. Но тогда… не знаю, что на меня нашло. Между тем меня перенесли к строительному верстаку и нагнули раком.
- Слышь, чувак, ты совсем сбрендил, - фыркнул я, щупая рукой его лицо и одежду, чтобы понять, кто это такой шутник выискался?
Когда пальцы наткнулись на собранные, на затылке дреды, до меня, наконец, дошло, кто это. Рон всегда напоминал мне молодого и накаченного Лил Уэйна, только без этих дурацких рэперских замашек и золотых часов на шее. И вот сейчас, эта молодая копия небезызвестного представителя черной культуры по-хозяйски раздвинула коленом мои ноги и стала лихорадочно возиться с моими штанами. Щелкнула застежка, и он приспустил их, полностью оголив мою задницу. Наверное, в этот момент в моей голове появился какой-то проблеск сознания, и я попытался оттолкнуть его. Но куда мне… Казалось, моя возня его нисколько не смущала и не заботила. Не переставая держать меня, он плюнул пару раз себе на ладонь (это я понял по специфическим звукам) и начал водить ею между моих ягодиц. Меня бросила в жар. Никто не касался меня там. Да я бы любому другому мужику по морде съездил за такое, а с ним все почему-то происходило через жопу. Кстати, как раз эту часть мое тела свело болью, когда он проник в нее одним пальцем. Я тихо охнул, вцепившись пальцами в шершавую поверхность верстака. Подождав некоторое время он засунул в меня второй палец и резко растопырил их. Я полагаю, что то, что случилось после в красках расписывать не надо. Он оттрахал меня, как последнюю сучку. Вошел сначала головкой, дал мне время немного привыкнуть и… слетел с катушек. Иногда, когда я закрываю глаза, то все еще слышу те хлюпающие звуки и чувствую удары его яиц о свои ягодицы. И мне снова становится жарко. Тот первый раз был неправильным, но едва ли я сожалею, что он стал моим первым партнеров. Кончив в меня, Рон молча застегнул штаны и ушел. Я некоторое время продолжал стоять в этой унизительной позе, стараясь привести дыхание в порядок. Сперма начала вытекать и я сжал мышцы сфинктера. Натянув джинсы я осел на пол, пытаясь осознать, что собственно только, что произошло. Мысли путались, голова начала гудеть, по всему телу разлилась странная невыносимая тяжесть.
Я не помню, что делал потом и, как вернулся домой. Но до тех пор, пока я не упал лицом на подушку, я продолжал сжимать анус, боясь, что джинсы намокнут и это кто-то заметит.
Мы никогда не обсуждали то, что между нам случилось и, конечно, не начали встречаться. Но я воспринял это, как знак судьбы. Внезапная смена ориентации меня нисколько не пугала. Я живу по принципу: жизнь одна, получи от нее все. Поэтому, недолго думая, я совершил coming-out и стал открыто встречаться с парнями. Думаю, я один из тех немногих счастливчиков, для которых это событие прошло тихо и мирно без истерик родителей (они у меня продвинутые), скандалов, мордобоя и притеснения со стороны сверстников.
После школы я поступил в колледж и стал осваивать профессию преподавателя истории. Вот тогда-то и случилось то, о чем я на самом деле хочу тебе рассказать. Я закурю, ты непротив? Отлично.
В общем, его звали Алекс. Высокий, загорелый со светлыми до плеч волосами, он походил на серфера, забывшего где-то свою доску и, зачем-то, нацепившего такое большое количество одежды. Он был старше меня на два года, однако это не помешало нам познакомиться на первой же неделе учебного года. Сказав по секрету, что девушки его не интересуют, он многозначительно мне подмигнул и очень удивился, когда я ободряюще улыбнулся и потрепал его по руке.
- Так ты тоже? – его голубые глаза блестели от восторга. – Никогда бы не подумал. Мне казалось, что у тебя отбоя от девчонок нет.
- Может, раньше так оно и было, но теперь я исключительно по мужской части.
- Вот так повезло, - он быстро провел языком по губам, и, притянув меня к себе, страстно поцеловал.
Вот так все просто. Мы закрутили роман в этот же день. Первое время все шло замечательно. Я не помнил, чтобы кто-нибудь раньше возбуждал меня так сильно. Алекс был опытным любовником, ему стоило только посмотреть на меня своим особым взглядом, в котором читалось неприкрытое желание, как я чувствовал сладкую тяжесть в паху и готов был подставить ему задницу прямо на том же месте. Мы перетрахали весь колледж, не было ни одной аудитории, в которой бы я или он не делали друг другу минет, или еще чего покруче. Я почти с ужасом осознавал, что влюбляюсь в него, но боялся признаться ему в этом. Алекс был таким солнечным и легким, что мне казалось будто меня за руку держит не человек, а кусочек солнца. Смешно оттопыривая нижнюю губу, когда кто-то рассказывал ему что-то интересное, он всегда был в курсе всех событий. Его обожали все: студенты, преподаватели, обслуживающий персонал. А вместе с ним и я становился всеобщим любимцем. Помнишь, я говорил, что верю в то, что где-то есть «мои люди»? Так вот, тогда Алекс показался мне именно таким человеком, «моим человеком». С ним мне было интересно и комфортно, я мог быть самим собой, не боясь быть осужденным или непонятым. Но…
(Мэтт тряхнул челкой, и она закрыла его глаза)
В тот день все шло, как обычно. После пар я должен был зайти за ним, мы собирались на местную тусовку. Но я понял что что-то не так уже когда он открыл мне дверь. В его взгляде не было теплоты и мягкости. Голос звучал как-то непривычно.
- Ты уже здесь, - хищно улыбнулся он и сделал приглашающий жест рукой, - заходи.
Он не поцеловал меня, хотя раньше всегда делал это даже в людным местах. Интуиция подсказывала мне бежать, но я мысленно послал ее куда подальше и зашел. Не знаю, что меня так испугало: он, доносившийся из гостиной пьяный смех, а может сильный запах травки, витавший в воздухе.
- У тебя гости? – в горле скопилась мокрота, и голос прозвучал сипло.
- Да, парочка старых друзей, - не переставая улыбнуться он развернул меня спиной к себе, сжал мои плечи и буквально потащил туда, где слышались голоса, – давай я вас познакомлю.
- Но разве мы…
Картина представшая моею взору шокировала. На диване расположилось трое парней, все три были голыми. Двое сидели, один полулежал на них, отсасывая тому, что небрежно перебирал его яйца. Третий персонаж активно долбил его в задницу, выкручивая потемневшие соски. Еще двое сидели, развалившись в креслах, один лениво дрочил себе, другой держал камеру, сосредоточенно снимая групповуху на диване. Когда мы вошли, они казалось, не заметили, что в комнате прибавилось на одного человека. Алекс несколько раз хлопнул в ладоши, перед моим носом привлекая внимание остальных.
- Знакомьтесь, это мой Мэтти.
Парни на секунду оторвались от своих занятий и смерили меня оценивающим взглядом. Я почувствовал себя товаром на прилавке. Переминаясь с ноги на ногу, я вяло поздоровался со всеми, мне никто не ответил.
- Что здесь происходит? – шепотом спросил я, когда Алекс отвел меня к надувному матрацу в дальнем углу комнаты.
Мой парень резко развернул меня лицом и сильно толкнул ладонью в грудь. Я потерял равновесие и шлепнулся на матрац. В душу стали закрадываться нехорошие подозрения, точнее они были раньше, но теперь я позволил им просочиться в мой мозг. Алекс сел передо мной на корточки и погладил мою щеку тыльной стороной ладони.
- Ничего необычного, мои друзья развлекаются.
- Друзья? – тупо повторил я. Мне казалось, что я знал всех его друзей. Но эти озабоченные извращенцы, были мне неизвестны.
Я опустил голову, стараясь придумать отговорку чтобы уйти. Но Алекс, словно читая мои мысли, поднял мой подбородок, заставляя посмотреть себе в глаза.
- Ты ведь не собираешься уже уходить, Мэтти?
Внутри меня все похолодело, ладони вспотели. Его глаза горели, как у черта, дыхание было тяжелым и прерывистым. Передо мной был один из тех маньяков, которых показывают в фильмах ужасов, а с ним вся его компания.
- Я… мне нужно…
- Я знаю, что тебе нужно, - он повалил меня на матрац, - хороший, жесткий трах, не так ли?
- Алекс…
- Что, мой сладкий? – его пальцы скользнули под мою майку.
- Я не хочу.
Видя, что я пытаюсь сопротивляться Алекс, лишь еще шире улыбнулся.
- Ну, конечно же, хочешь, - он многозначительно посмотрел через плечо, - и мы все хотим…
Дальнейшие события я помню во всех деталях и подробностях. Знаешь, я пытался посчитать, сколько раз меня изнасиловали за те сутки, и каждый раз я сбиваюсь. Но все по порядку.
Алекс без лишний предисловий стащил с меня майку и шорты, оставив в одних боксерах. Я закрыл лицо руками и сжался в позу зародыша. Мне слышался грубый смех, и шлепанье босых ног. Когда две пары рук резко развели в сторону мои руки и ноги, и кто-то порвал на мне трусы, я почувствовал, как к заднему проходу приставили что-то скользкое. Я взвился всем телом. В ответ раздались смешки, кто-то похлопал меня по щеке. Родной до боли голос сказал:
- Открой глаза, Мэтти, чего ты испугался?
Я отчаянно замотал головой.
- Но так надо, как же ты все увидишь? Открой глаза, не будь ребенком.
Меня держали крепко, не давая пошевелиться. Я обещал себе, что ни за что не отрою глаза. Пусть делают, что хотят, пока я этого не вижу, все кажется сном. Но видимо мои насильники думали так же. Алекс укоризненно зацокал языком и почти с сожаление произнес:
- Ну, что ж будем действовать по-другому.
В следующий миг сознание разлетелось на сотни осколков, зайдясь в крике, я распахнул глаза. Скосив их в низу своего живота, и стараясь не смотреть на окружавших меня парней, я увидел торчащий из моего ануса огромный черный вибратор. Перед глазами почему-то предстал Рон, но я мигом отмел воспоминания о нем.
- Так-то лучше.
Я перевел наполнившиеся слезами глаза на своего теперь уже бывшего парня. Моя немая мольба на него не подействовала, казалось, мои страдания только еще больше раззадорили его.
- Отлично, Мэтти, теперь ты готов.
- Нет, пожалуйста…
Вибратор с громким неприличным звуком был вынут из меня. Тот парень, который держал мои руки с легкостью поднял меня позволяя, тому кто маячил за его спиной лечь под меня. Я почувствовал его влажное мускулистое тело. В другой ситуации это бы возбудило меня, но сейчас единственное о чем я мог думать так это о предстоящей пытке.
- Только, пожалуйста, пойми нас, - деловито объяснял Алекс, устраиваясь меж моих широко разведенных ног, - все хотят получить удовольствие так, что не вздумай сломаться раньше времени.
С этими словами он без подготовки протолкнулся в меня. После вибратора это далось ему без труда. Немного поерзав, он принял удобное для себя положение и кивнул парню, смотрящему из-за моего плеча.
- Поскольку ты уже достаточно разработан и, благодаря своему упрямству, попробовал одну из наших игрушек, мы не будем использовать смазку. Хочется, знаешь ли, чтобы твоя дырочка была узкой и тесной. Не волнуйся по поводу собственного удовольствия, - его пальцы обхватили мой член, - я позабочусь об этом. Давай, Сэм.
Так вот, как зовут того урода, который сейчас копошится подо мной. На сухую член Алекса доставлял мне немалую боль, но, когда моего ануса коснулся второй елдак, я замер. Господи, помоги мне…
Головка легонько толкнулась рядом с членом Алекса.
- Может, все-таки смажем его? – с сомнением произнес парень по имени Сэм.
- В этом нет необходимости. Мэтт у нас большой мальчик, он справится. Правда, малыш?
Я с ненавистью и отвращением посмотрел на Алекса и плюнул ему в лицо.
Они снова загоготали, и Алекс вместе с ними.
- Мальчик с характером, - кто-то из них потрепал меня по волосам.
Я дернулся и сбросил с себя потную, пахнувшую чужими гениталиями ладонь.
В общем, им все-таки удалось задуманное. Велев Сэму максимально раздвинуть мои ягодицы, Алекс сам направил его член в меня. Когда вошла головка я едва не потерял сознание. Каждую клеточку моего тела пронзила страшная тянущая боль, оно покрылось холодным липким потом. Парень подо мной глухо выдохнул в мое плечо и впился в него зубами. Я вскрикнул. Но это оказалось ничем по сравнению с тем, что я испытал, когда они начали одновременно двигаться. Перед глазами все поплыло, я боялся шевелиться, боялся дышать и даже думать. В мозгу явственно звучал крик моего тела, но я ни чем не мог помочь. Еще хуже стало, когда они уперлись в мою простату. Я конвульсивно забился, с трудом сдерживая стоны. Физиология предавала меня, член стоял колом, Алекс не переставал дрочить его, останавливаясь только, когда, как ему казалось я готов был кончить. Он очень хорошо знал, когда наступал этот момент. Я ненавидел его, ненавидел себя и готов был реветь от унижения. Где это видано, чтобы жертва изнасилования сама была возбуждена не меньше своих насильников? Я кусал губы, сжимал веки, но их толчки, и его ласки возвращали меня в жестокую реальность. А тут еще кто-то начал пихаться мне в губы своим членом. Улучив момент, когда я приоткрыл рот, он ловко засунул его мне в горло.
Я не знаю, сколько прошло времени, прежде чем они все трое кончили, и их заменили те, кто держал мои конечности. На этот раз меня положили лицом к тому, кто был подо мной. Слабо открыв глаза, я увидел, что он очень симпатичный, и сразу же одернул себя: "Не смей смотреть на них, не запоминай их лиц". Парень вытер сперму с моих губы и засунул мне в рот пальцы. Тот, что сзади ловко вставил в меня оба члена и все пошло по второму кругу. Они терлись друг о друга во мне, нажимали на простату, проникая так глубоко, что порою мне казалось, что еще одна секунда, и я умру. Но я был жив, и чувствовал, как чужие руки блуждают по моей спине и ногам, губы тяжело дышат мне в шею. Я был весь в их поте и сперме, но даже не помышлял о том, чтобы снова начать сопротивляться. Одного раза хватило, чтобы эти ублюдки сломали меня, растоптали, как личность и лишили желания обладать органами чувств.
Вокруг меня все кружилось в каком-то дьявольском водовороте. Они безостановочно сменяли друг друга, придумывая новые позы и ухищрения, чтобы в меня вошло как можно большее их органов. Мне казалось, что я, как призрак витаю над потолком и вижу все со стороны. Вижу невысокого паренька с темными волосами и бледной кожей, который с каждым новым заходом, все меньше похож на человека. Вижу мускулистых красивых парней, которые вертят его так-сяк, словно гуттаперчевую куклу, и все не могут насытиться.
К тому времени, как все закончилось я уже утратил связь с реальностью. Голоса казались мне неразборчивым шумом, люди походили на темные, плавающие пятна. Кто-то поднял меня на руки и что-то произнес. Потом я помню, что меня куда-то несли, и все дальше забытье.
(Мэтт резко поднял голову. Я ожидал увидеть слезы в его глазах, но они были сухие, хоть и немного воспаленные)
Что было дальше? Не трудно догадаться. Я бросил колледж и уехал в другой город. Алекса я больше никогда не видел, и слава Богу. Если честно, я до сих пор не понимаю, как пережил все это. Смешно, но после того, что случилось, я даже не думал о самоубийстве. А сейчас вот почему-то задумался.

Конец POV.

- Как ты думаешь, может это выход?
Я покачал головой, давая понять, что от меня не получит ответа на этот вопрос. Мэтт понимающе улыбнулся и неопределенно махнул рукой.
- В любом случае, спасибо.
Я кивнул и выключил камеру.