Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Ваш друг, Ганнибал Лектер.(с)

Его новый дом располагался почти на самом берегу; соленая морская вода омывала доски причала, на котором Уилл сидел вечерами, вздернув голову и смотря на звезды, она касалась его босых ног, когда он шел по прибрежной полосе, а позади толпились собаки. Сейчас их было уже не восемь: быть может пятнадцать или двадцать, они свободно приходили и уходили, и Грэм радовался их компании. Там где он работал - на верфи - Уилла считали молчаливым и, пожалуй, грубым. Он редко здоровался, смотрел исподлобья, не сидел за общим столом за обедом, когда другие мужчины, устало стирая пот с мокрых лиц, смеялись и делились новостями из дома.
Они говорили: у меня родился ребенок. Они говорили: я женюсь через месяц. Они говорили: мы с моей девушкой в отпуск полетим в Европу. Они говорили: моя Элис (Лили, Джен, Кристи и еще много-много имен) вчера приготовила отличный ужин. Они говорили: мой мальчик сделал первые шаги.
Уилл работал и молчал. Он был одинок, у него были только собаки и его Река Памяти. Иногда, вечерами, возвращаясь с работы, он устало падал в шезлонг, глубоко вздыхал и закрывал глаза. Тогда он видел ту реку, удочку в своих руках и Ганнибала с Эббигейл на берегу. Они смотрели на него, улыбались и иногда смеялись - другие, не такие, какими Грэм запомнил их в тот самый последний день несколько лет назад.
Все дни для Уилла теперь были одинаковыми: они сливались в сплошную вереницу смазанных полуснов, когда, казалось, хотелось забыть и вернуться в прошлое. Исправить ошибку? Пережить произошедшее во второй раз? Когда Грэм думал об этом, то почти ощущал, как пульсирует шрам, оставленный Лектером - не на теле, но в душе.

И этот вечер, казалось, не отличался от тех, что были до него: тягучий, пустой и одинокий. Уилл замер, не доходя до дома, и кинул взгляд на пса, до этого момента бывшего спокойным, но сейчас оживившегося и кинувшегося к крыльцу так, словно что-то увидел.
- Уинстон, ко мне, - позвал Грэм. Пес не отозвался; бешено виляя хвостом из стороны в сторону, он ходил взад-вперед по доскам, глухо цокая когтями и принюхиваясь.
Уилл, пожалуй, мог бы насторожиться, но не стал. Он медленно подошел к дому, поднялся по ступенькам, пытаясь найти то, что так возбудило пса и удивленно вскинул брови: уходя, он не оставляя на столике ничего, тем более бутылку.
Та была прозрачной, в нее было налито золотистое, словно мед, вино, и сама она прижимала собой записку. Грэм протянул руку, поднял бутылку, оставляя ее в сторону, и извлек из-под нее бумагу: дорогую, рельефную, толстую. Почерк он узнал сразу - просто не мог не узнать.
"Уилл, - прочитал он, и на миг перед глазами потемнело. - Пытаясь разорвать нашу связь, я забыл о самом главном: она двухсторонняя. Я думаю о вас, и, надеюсь, наслаждаясь этим вином, вы будете думать обо мне. Когда придет время, вспомните о том, что я говорил вам в тот день, когда мы в последний раз разговаривали в моем кабинете.
Ваш друг, Ганнибал Лектер".
Грэм вздрогнул. Его губы сжались в тонкую линию, светлые глаза потемнели. От злобы? От отчаяния? От тоски.
Он еще раз посмотрел на записку в своих руках, снова пробежался по ней взглядом, а, затем, порвал ее и кинул в сторону.
То вино было сладким до того, что сводило рот. Сладкими были и воспоминания.