Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Обычный день

Название: Обычный день
Фендом: Гарри Поттер
Автор: Fуфайка 
Пейринг: АСП/СМ 
Рейтинг: PG-13 
Жанр: Fluff 
Размер: Мини 
Содержание: Первый день Святого Валентина для этой парочки)) ПОВ попеременно то Скорпи, то Ала. 
Примечание: действие происходит на следующий год после окончания мальчишками Хогвартса и описанных в фике "Самое важное" событий)) общей квартиры у них пока нет, Поттер снимает где-то однокомнатную, а Скорпи ходит к нему в гости^^ 
A/N: Сиквел к фику «Самое важное»

[ все фанфики этого автора/переводчика ]



Должен признаться, чтение книг всегда нравилось мне гораздо больше, чем общение с людьми. По многим причинам — и, в частности, потому, что зачастую помогало этого самого общения избежать: даже самый навязчивый, невоспитанный, неделикатный человек не способен отвлечь меня от хорошей книги. 
И я искренне надеялся, что этот способ сработает, даже если привлечением моего внимания всерьез занялся одержимый очередной идиотской идеей Альбус Северус Поттер. 
Увы, под рукой не оказалось ничего, кроме "Арифмантики в схемах и комментариях" — и все же я изображал заинтересованность текстом, при этом еще и прикрывшись фолиантом, как щитом — слишком уж пронзительные взгляды бросал на меня Ал. 
Его, впрочем, все мои ухищрения никак не останавливали. 
— Ну Скорпиус! — в который раз за последние полчаса воскликнул он; утешало то, что интонации были уже не возмущенные, а почти смирившиеся. — Скорпи! 
Он рывком поднялся с дивана, подошел к столу и опустился на корточки рядом с моим табуретом, внимательно глядя на меня снизу вверх. 
Честно говоря, я подозреваю, что вот таким долгим, пристальным взглядам, от которых в конце концов по телу разливается теплая дрожь, гриффиндорцев учат специально. 
— Поттер, ты канючишь, — заметил я, переворачивая очередную страницу книги. 
— А ты — упрямишься, — заявил он. 
— Я говорил, у меня другие планы. 
— Брось! Ну что тут такого? Это… это все делают, в конце концов! 
Я мрачно посмотрел на него, еще и приспустив очки на кончик носа, и саркастически хмыкнул: 
— Все вообще чем только не занимаются. А Малфои… 
— Да, знаю, вы уникальнее некуда, — учиняя на голове еще больший беспорядок, закивал он, мимоходом отбирая у меня "Арифмантику". — Соглашайся, Скорпи. 
— Ни за что, — незамедлительно откликнулся я, пытаясь вернуть себе книжку. 
В результате я просто свалился с табуретки прямо на Ала. Вполне предсказуемый и во многом приятный вариант — который, конечно же, не устраивал Поттера: он тут же отбросил книгу, обнял меня — и через секунду я уже оказался прижатым к полу, а он медленно стягивал с меня очки и улыбался. 
Решительно поборов соблазн поддаться моменту, я состроил недовольную мину и, как ни в чем ни бывало, продолжил: 
— И вообще, все — это кто? Примеры, Поттер. 
Он ласково взъерошил мне челку. 
— Да кто угодно, — я выразительно поднял брови, и через пару секунд задумчивости он выдал: — Даже мои родители! 


* * *

Скорпиус смотрел на меня удивленно и недоверчиво, а я только и мог думать, что о том, как он машинально гладит меня по предплечью самыми кончиками пальцев — так привычно и нежно, что хотелось прекратить все разговоры и просто поцеловать его. 
— Ты… ээм, — подал голос Малфой как раз в тот момент, когда я уже собирался наклониться поближе, — ты хочешь сказать, что Гарри Поттер в этот день присылает жене валентинки и готовит ей ужины?! 
В тоне его слышалось что-то вроде легкого шока. 
Я смущенно кашлянул: да, папа и правда ничего подобного не делал — ну, он просто тихонько поздравлял маму, когда думал, что их никто не видит, но не более того. 
Но, чтобы уговорить Скорпиуса не сжигать мою открытку заклинанием, как только он ее получит, я был готов на все. 
— Н-ну… 
— Если собираешься врать, для начала хотя бы прекрати краснеть и заикаться, — с ехидным сочувствием посоветовал Малфой. 
Я неодобрительно нахмурился. 
— Моя мама дарила папе валентинки. Еще в школе, — Скорпиус неумолимо поджал губы, и я вздохнул: 
— …ну, один раз. И… она сравнила его глаза с лягушками, — это я пробормотал, уже ткнувшись носом ему в висок, надеясь, что так он не увидит все мое смущение. — Скорпи… ну давай просто отпразднуем, а? 
Его волосы были мягкими и щекотными, и так здорово пахли чем-то хвойным — и мне снова захотелось наплевать на все. 
Малфой, тем временем, тихонько фыркнул, потрепав меня по затылку: 
— Жалко зарывать в землю твой наследственный талант к использованию метафор в комплиментах, — протянул он, не обращая внимания на мой укоризненный взгляд, — но — нет, Поттер. Никакого праздника. Это обычный день. 
Мне, конечно, было, что возразить… но, как выяснилось, когда тебя притягивают ближе, улыбаются так нежно, а потом еще и целуют — возмущаться чему-либо становится чертовски сложно. 


* * *

Пожалуй, единственное, за что я действительно не любил Отдел Магических Измерений — то есть, то в общем и целом симпатичное место, куда я поступил на стажировку после Хогвартса — так это за неизменные встречи в коридорах с так же работающей в Министерстве Розой Уизли. 
Особенно раздражающей показалась эта встреча четырнадцатого февраля, когда по коридорам носились стайки зачарованных открыток, а половина служебных записок была разрисована сердечками. Вкупе с периодически шныряющими туда-сюда гномами-купидонами, создавалось полнейшее впечатление, что мир сходил с ума. 
И, видимо, миру это еще и нравилось. 
— Скорпиус! — едва завидев меня, воскликнула Роза. 
Я неодобрительно посмотрел на открытки в ее руках и сухо кивнул. Она в ответ окинула меня оценивающим взглядом и со строгостью уточнила: 
— Празднуешь? 
— Я предпочитаю поддаваться массовой истерии, основанной на губительном влиянии сомнительных традиций, только раз в год, — с акульим дружелюбием улыбнулся я, — и обычно делаю это в Рождество, а не в День Валентина. Увы. 
Роза укоризненно покачала головой, давая мне надежду, что с этим разговором официально покончено. Надежду, конечно, ложную: через пару секунд она вздрогнула и угрожающе прищурилась. 
— И что, Ал не против? 
Я, с трудом заставляя себя не краснеть, мрачно заскрипел зубами. 
Порой — очень, очень редко, но все же — мне хотелось, чтобы наши с Поттером знакомые не были такими лояльными и понимающими. 
Не то, чтобы меня прельщали скандалы… однако избавление от внимания Розы Уизли в любом случае того стоило. 
Она, тем временем, задумчиво дергала себя за кудрявую прядь волос. 
— Вот что, Скорпиус. Ты просто обязан ему что-то подарить, — фирменный Малфоевский насылающий-проклятья-взгляд на эту девицу, как выяснилось, не действовал. — Ну серьезно! 
— Не так серьезно, как неумение некоторых бывших студентов Рэйвенкло создать хотя бы иллюзию собственной интеллектуальности. 
— Ладно тебе, — отмахнулась Роза. — Альбус наверняка приготовил подарок, и ничего страшного, если и ты поступишь так же. Это нормально, все влюбленные это делают. 
— Тем более, меня это не касается, — холодно сообщил я, краснея, кажется, до кончиков ушей. 
— Малфой, — Уизли выглядела возмутительно умиленной. — Прекрати уже. Ал любит вишневое мороженое, своди его в кафе. А мне пора, — и, улыбнувшись, она поспешила в свой отдел. 
Тотальная "Авада Кедавра" для всех и вся казалась мне все привлекательнее и привлекательнее. 


* * *

— Ешь, — потребовала Лили, наколдовывая еще одну вазочку с мороженым. 
— Нет, я… 
— У тебя горе, — зловеще напомнила моя сестра. — Мороженое всем помогает. 
— Я и так съел три порции. 
— Ты любишь Малфоя, — она скорбно поджала губы. — Тут и пяти не хватит. 
В глазах ее плясали веселые искорки, и я, еле сдерживая улыбку, неодобрительно нахмурился: 
— И не стыдно издеваться? 
Она, лукаво ухмыльнувшись, забрала у меня мороженое и с удовольствием вонзила ложку в подтаивающие шарики. 
Мы сидели в Визжащей Хижине — Лили уверила меня, что в школе и без нее весело, а проблемы брата гораздо важнее. 
Подозреваю, что она сочиняла на ходу, просто чтобы прогулять Травологию. 
— …что мне делать? — я обессилено откинулся на спинку старого дивана, наколдованного здесь Скорпиусом еще лет пять назад. 
— Праздновать, — облизывая ложку, пожала плечами сестра. 
— В одиночку? — хмыкнул я. — Скорпи считает, что это не праздник. 
— А ты пробовал с ним поговорить? 
Я выразительно промолчал. Она насмешливо заулыбалась: 
— Ну, ведь почему-то ты с ним согласился. 
— Давай лучше доедай, — пробурчал я, краснея при одном воспоминании о том, как Скорпиус мешал моим возмущениям. 
Лили, заклинанием отправив вазочку на стол, пихнула меня плечом: 
— Не верю, что ты сдался. 
Я хмуро покосился на нее: 
— Еще чего. 
…да, в конце концов, я же люблю Малфоя. А это уж точно не для слабаков. 


* * *

Умудрившись выбраться из Министерства без застрявших в волосах розовых конфетти и без вцепившегося мне в штанину гнома (я не отрицаю, гном был, но выбрался-то я без него), я направился к Алу домой — искренне надеясь, что на сегодня треволнения окончены, и больше ничего не будет выбивать меня из колеи. 

Камина у Поттера не было, так что я просто аппарировал в комнату, служившую ему и гостиной, и спальней. 
Ала, к моему удивлению, в ней не оказалось. Более того, и сама комната выглядела… иначе. Очевидные следы попыток устранить вечный бардак так и бросались в глаза; особенно беспокоило, что журналы и книги, раньше заваливавшие стол, теперь ровным слоем покрывали любимый мною по многим причинам диван. 
На столе, который в своем незахламленном виде выглядел больше раза в полтора, обнаружились скатерть, две красивые салфетки и канделябр. 
Именно в момент, когда я начал сомневаться, туда ли вообще я попал, с кухни раздался звон и грохот, потом сдавленное, несчастным тоном произнесенное ругательство и поспешное: "Репаро!" 
— Поттер, — с угрозой в голосе громко позвал я, и звон повторился. 
Ал появился на пороге комнаты через пару секунд — взъерошенный, улыбающийся, в домашней футболке и с мокрым полотенцем в руках. 
— Привет! 
Я мрачно покачал головой: 
— Поттер. Не в моих правилах интересоваться такими мелочами, но… что происходит, а? 
Он с искренним недоумением пожал плечами. 
— Ничего, — он снова улыбнулся и взмахнул полотенцем: — Просто, сегодня моя очередь готовить ужин. Вот я и… 
— …выкрал у соседей скатерть и подсвечник? — закончил я за него. — Ал, я же говорил, что не хочу сюрпризов… 
Альбус укоризненно склонил голову на бок: 
— Да никаких сюрпризов, Скорпи. Самый обычный день. 
Глаза его так и сияли из под челки — хитро и весело; с таким Поттером спорить было еще бесполезнее, чем с Поттером обыкновенным. 
— Я бы с удовольствием обсудил с тобой истинное значение слова "обычный", — скорбно сообщил я. — Я бы даже не пожалел двух-трех часов, чтобы объяснить тебе, в каких случаях им надо пользоваться. Но в данный момент меня больше беспокоит вероятность стать жертвой пожара. 
К концу моей тирады запах горелого, доносящийся с кухни, усилился, так что Ал без труда понял, о чем я говорю. 
— Утка, — в ужасе выдохнул он, скрываясь в коридоре. 
Я со страдальческим вздохом отправился за ним, на ходу рассеянно соображая, с каких это пор у нас существует график приготовления еды. 
Поттер смотрел на обгоревшую тушку с такой грустью, будто данная конкретная птица была ему дороже всех на свете. 
— Кремация, — пожал плечами я, подходя ближе. — Более чем достойный конец для утки. 
Ал, недовольно проворчав что-то под нос, обиженно посмотрел на меня. Я примирительно коснулся пальцами его щеки, шагнул ближе, ловя его смущенный взгляд… а потом улыбнулся и пощекотал его за ухом. 
Поттер всегда реагировал на эту ласку как-то по-кошачьи — жмурясь и чуть ли не мурлыча, совсем сводя с ума таким сочетанием силы и доверчивости… но сегодня он почему-то отстранился и строго посмотрел на меня: 
— Не мешай, ладно? Я все принесу, — и он невозмутимо вернулся к плите, тут же принимаясь помешивать что-то в кастрюле. 
Я удивленно следил за ним некоторое время, а потом вышел, опасаясь, что еще пара секунд — и придется краснеть за выпаленное детское: "Ну и ладно!" 


* * *

— Поттер! 
Услышав этот мрачно-возмущенный голос во второй раз, я не выдержал и заулыбался. Через несколько мгновений Скорпи появился в дверях кухни — естественно, чуть ли не метая взглядом молнии: 
— Что. Это. Такое? — процедил он, держа двумя пальцами перед собой симпатичную, даже не слишком слащавую открытку. 
— Хм, — честно задумался я. — Валентинка? 
— Под моей салфеткой, — тоном, больше подходящим для смертельных заклятий, уточнил Скорпи. 
— Может, одна из тех, что мне подарили на работе… — сдерживая улыбку, предположил я. 
Скорпиус, как и следовало ожидать, угрожающе прищурился: 
— Она подписана. Мне. Твоим почерком. 
Я, все-таки улыбнувшись, шагнул к нему — притянул к себе, быстро коснулся губами его губ и прошептал: 
— Я здесь ни при чем. С чего мне дарить тебе открытку? Сегодня же не праздник. 
— Дурак, — выдохнул Малфой, розовея. — И если я найду хоть одну открытку с твоей работы… 
Не договорив, он развернулся и пошел по коридору. Я смотрел ему вслед, не в силах перестать счастливо улыбаться — конечно, до тех пор, пока он не произнес: 
— А гарнир призван оттенить неповторимый вкус утки? — и я понял, что продолжающееся вот уже минуты две шипение позади меня означает очередную кулинарную катастрофу. 

Вернулся Скорпи, когда я начал делать салат — ну должно же было хоть что-то пройти удачно? — причем вернулся вместе с еще незажженным канделябром, сославшись на то, что "законное место подобных предметов — рядом с потенциальным источником открытого огня". 
Посмотрев немного, как я смешиваю овощи, он достал палочку, явно решив зажечь свечи. Я исподтишка наблюдал за ним, чувствуя отчего-то ужасное волнение. 
Огоньки зажглись одновременно, и каждый на секунду полыхнул нежно-алым пламенем, рассыпаясь мелкими золотистыми искрами. 
— Это… это были сердечки? — с подозрением осведомился Скорпи, поднимая на меня взгляд. 
Я склонился над салатом, надеясь скрыть расползшуюся по лицу довольную улыбку. 
— Все может быть. 
— Поттер, — страдальчески позвал он. — Это все-таки романтический ужин, да? 
— Вряд ли, — я, не поднимая головы, выразительно махнул рукой в сторону сгоревшей утки и риса. 
— Не спорь, — возмутился Малфой, вдруг оказываясь совсем-совсем близко — так, что показалось самым естественным притянуть его к себе и поцеловать. 


* * *

Для человека, ведущего себя просто непозволительно нагло, Ал целовался слишком уж чувственно и нежно — так бережно и в то же время страстно, так, что не хватало сил удержаться на ногах, и хотелось прижаться к нему всем телом, да и вообще — переместиться в какое-нибудь более удобное положение, о чем я и намекнул, чуть подтолкнув его к кухонному столу. 
Он со стоном подался назад, притягивая меня ближе, с силой проводя ладонями вдоль моего позвоночника — жарко и властно, и совершенно потрясающе в сочетании с томительно-неторопливыми поцелуями… 
…раздавшийся грохот возвестил о том, что в феерическом ужине "а ля Поттер" и салата тоже не предвидится. 
Ал, прервав поцелуй, потрясенно разглядывал осколки миски — несомненно, замечая, как гармонично среди них смотрелся канделябр. 
— Мерлин… — тоскливо протянул он. — Вот и вся романтика. 
Потом перевел взгляд на меня и виновато добавил: 
— Наверное, ты был прав. Идиотизм, а не праздник. 
Понурившись, он печально ткнул носком ботинка валяющийся на полу среди других овощей кусок морковки и трагично вздохнул. 
Я подавил желание закатить глаза. Гриффиндорцы, право слово. 
— Пойдем, — отстраняясь и утягивая его к двери, произнес я. 
— Куда? — немного удивился еще не вышедший из образа вселенского горя Поттер. 
— В ресторан, — терпеливо пояснил я. — Романтика создается профессионалами, и ты в их число уж точно не входишь. 
— Романтика? Так значит… — мой мрачный взгляд на этот раз подействовал, и он деловито кашлянул: 
— Думаешь, сможем найти свободный столик вечером в день всех влюбленных? 
— Ну… я надеюсь, — уклончиво хмыкнул я. 
…в конце концов, ну не говорить же было Поттеру, что столик на сегодня я зарезервировал еще две недели назад. 

Конец.