Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Альтернативный взгляд на жизнь в хогвартсе. курс второй

Альтернативный взгляд на жизнь в хогвартсе. курс второй

Название: Альтернативный взгляд на жизнь в Хогвартсе. Курс второй
Автор: nunius
Email: nunius_lennon@mail.ru
Категории: romance, немного humor
Пейринг: так вам сразу и скажи...
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: опять таки, ярым фанатам Поттера читать не следует.
Содержание: Почитайте, иначе зачем вы сюда зашли?

[ Оставить отзыв ]

[ все фанфики этого автора/переводчика ]





Лето, проведенное среди маглов после 9 месяцев пребывания среди волшебников, показалось вечностью среди первобытных людей. Как неудобно показалось ходить за книгой, вместо того, чтобы притянуть её к себе заклинанием. Люди были чужаками, по ночам снились стены Хогвартса, Пушок, Хагрид, троица, а также незабываемое лицо Лорда, врощенное в затылок Квиррелла. Лето тянулось бесконечно долго, а единственным времяпрепровождением стало чтение учебников. Когда я с замиранием сердца оторвала с календаря листок за 30 августа, чемоданы были уже неделю как собраны, а билет радовал глаз каждый раз, когда взгляд натыкался на тумбочку. И вот настал долгожданный день. После мнимого столкновения со стеной Королевского Вокзала в Лондоне, я оказалась на знакомой платформе. Блестящий локомотив принимал в свои двери все новых и новых учеников, дым вздымался к облакам. На вокзале царила праздничная атмосфера: ученики радостно кидались приветствовать друг друга, первокурсники жались к стене, из которой каждую секунду появлялись все новые пассажиры Хогвартс – экспресса. -Привет, Линн! – раздался над ухом хор голосов. Я обернулась – ну, конечно, близнецы! -Привет, Фред! Привет, Джордж! Как лето прошло? - раскланялась я с братьями. -Она нас различает! – хором воскликнули близнецы. За их спинами показались Перси, Гермиона и какая-то маленькая девочка с огненно-рыжими волосами. -Привет! - стандартно провозгласили вновь прибывшие.

-Всем здрасьте! – я осмотрела толпу. -Это Джинни – сестра Рона, - представила Гермиона девочку. -Очень приятно, а где же сами Гарри и Рон?

-Они сейчас подойдут. Раздался первый паровозный гудок. Мы забились в вагон и отправились на поиски свободного купе. Паровоз гудел, призывая учеников поторопиться. -Где же они? – волновалась Гермиона.

-Наверное, зашли в другой вагон, они нас найдут, - успокаивала её я, распахивая дверь ближайшего купе. Оно, к счастью, оказалось пустым. Состав тронулся. Ну, все. Ещё пара часов и мы будем в замке, - подумала я, откидываясь на сиденье и осматривая проносящиеся за окном виды, - только какая встреча меня там ждет? Помниться, в прошлом году мне многого стоило остаться в школе. И не только мне. Но об этом я предпочитала не вспоминать. За 15 минут до прибытия на конечный пункт следования в купе вошла Гермиона. Она опустилась на сиденье и произнесла: -Их нет в поезде. Я обошла все вагоны.

Стояло молчание. Неужели они решили задвинуть на школу? – подумалось мне, но вслух озвучивать свое предположение я не стала. Паровоз сбавил ход. В коридорах появились первые ученики. Мы переоделись в форму. Поезд качнулся и затих. -Первокурсники! – послышался за окном зычный голос Хагрида. -Пошли…

Мы вышли в ночь. К счастью, нам не предстояло плыть через озеро, как бедным первокурсникам. Нас доставили в замок теплые и сухие кареты, которые, как ни странно, передвигались без чьей-либо помощи. Перед распределением новичков Дамблдор, как и в прошлом году, толкнул какую-то жутко торжественную речь, а затем позволил спеть Шляпе. Пока МакГонагалл объясняла будущим учениками, как пользоваться Шляпой, я осматривала учительский стол. Недалеко от Дамблдора сидел какой-то новый учитель в жуткой аквамариновой мантии с белыми волосами и улыбкой голливудской звезды, которой он одаривал каждого, чей взгляд заметил на себе. Профессора мило болтали друг с другом. Профессора зельеварения я среди них не заметила. Так как я сидела недалеко от двери, то заметила, что Поттер и Уизли уже минут 10 ждут окончания распределения, а пока не решаются зайти в зал. Разговор у них шел об отсутствии Снегга. -Видишь, Снегга нет! – шептал Поттер, - Интересно, где он? -Может, он заболел… - равнодушно бросил Рон.

-О, может, совсем ушел? Из-за того, что место преподавателя защиты от темных искусств досталось не ему? – все не успокаивался Поттер. Я взглянула на Локонса. По мне, так лучше, чтобы место досталось Снеггу, а то вид нового профессора не внушает доверия. Хотя мало ли на что он способен, чтобы спасти свою внешность… -А, может, его совсем выгнали… - проникся Рон.

Сзади появился обсуждаемый профессор и холодно произнес: -А, может, он стоит сзади вас и ждет, когда вы объясните ему, почему прибыли в школу не поездом? Гарри медленно повернулся и побелел.

-За мной, - приказал профессор. Дальнейших разборок я не видела, хотя очень хотелось посмотреть, что такого сделает с ними Снегг, и как они будут оправдываться. Но так как через пять минут за ними двинулись директор и декан Гриффиндора, то вероятность того, что Поттера вышвырнут из школы, резко понижалась. Директор то уж точно оставит драгоценнейшего продолжать обучение, несмотря не на что. В общей гостиной мне сообщили, что Поттер отметил свое прибытие, врезавшись в дерево. Ну что ж, вполне в его духе. Сами герои вернулись через полчаса после всех с выражением триумфа на лице. Как же, такое событие – сломать дерево. Для полного счастья не хватает только разнести гостиную и испортить кому-то настроение. Впрочем, с последней задачей они справились блестяще – Гермиона ушла спать с отвратительным чувством того, что все это произошло по её вине. Я пыталась её отговорить, но она и слушать ничего не хотела. -Почему я их не остановила? Как они только остались в школе? -Я бы тебе рассказала, чьими усилиями они избежали казни, но не хочу портить твое мнение о наших педагогах. Гермиона только вздохнула и задернула полог. Никогда не понимала, как она может так боготворить наших учителей?

Следующее утро началось с громовещателя, который получил Рон. На него было страшно смотреть, когда над залом гремели угрозы его матери. О Гарри не было сказано не слова. Рона стало жалко. Учителя пытались сделать вид, что ничего не замечают, но добрые одношкольники повеселились на славу. Первым уроком значилась травология. Профессор Стебль появилась в сопровождении Локонса. Так как половина девочек всей школы просто млело при появлении профессора защиты от Темных Искусств, класс разразился восторженными возгласами. Локонс услужливо улыбнулся и картинно наклонил голову в ответ. Я поморщилась – интересно, после моего прошлогоднего преподавателя Защиты от Темных Искусств появится хоть один человек, способный затмить его? Сердце неприятно сжалось. Ответ был ясен. Новый профессор подозвал Гарри и начал что-то ему втирать с вдохновенным лицом. Профессор Стебль предпочла эту сцену не наблюдать и пригласила класс в теплицы. На этом уроке нам предстояло пересаживать мандрагоры, поэтому урок прошел в абсолютной тишине. Следующим уроком следовала трансфигурация. Сложные формулы испещряли доску, а профессор МакГонагалл долго и нудно диктовала теорию. Класс не расслабился даже при переходе на практику. То в одном, то в другом конце класса взрывались жуки, которых стоило превратить в пуговицу. Как я ни старалась, пуговица получалась противно зеленой вместо серебристо-фиолетовой. Следующим значилась Защита от темных Искусств. Урок у нового профессора был особенно ожидаемым предметом. По традиции в Хогвартсе преподаватели этого предмета дольше, чем на год не задерживались. Всем хотелось взглянуть на храбреца, тем более, что в своих книгах Локонс расписывал уж совсем невозможные вещи. Даже первый день не обошелся без ссоры Поттера и Малфоя. Поводом стала привлекательная сцена, главным действующим лицом которой стал Гарри. Новоиспеченный первокурсник/ярый поклонник Гарри Поттера Колин Криви подошел к своему кумиру за автографом. Драко этого просто так оставить не мог. -В очередь, друзья, в очередь! Знаменитый Гарри Поттер раздает автографы! -Ничего я не раздаю, - тут же начал закипать Поттер.

-Ты завидуешь! – влез Криви в спор. -Я завидую? - усмехнулся Малфой, - чему? Тому, что мне в детстве не раскроили полчерепа? Вот повод! -Заткнись, Малфой, - вмешался Рон.

-Легче, Уизли, тише, тебе же не нужен ещё один громовещатель? Тут во дворе появился Локонс.

-Автографы? Какая прелесть!!! Где мне подписаться? Гарри, улыбочку! Мистер Малфой, не хотите сфотографироваться с нами? – Малфой шарахнулся в сторону и врезался в меня. -Смываемся, Эверсон… если тебе, конечно, не нужен автограф Поттера, - он схватил меня за руку и потащил в замок. -Оторвались, - выдохнул он, когда мы добрались до Большого Зала. -Этот Локонс – сущее чудовище. Ты когда-нибудь видел что-нибудь подобное? -Только Поттера…

В глуби коридора появился директор. Вот уж кого мне не хотелось видеть ни при каких обстоятельствах!!! -Мистер Малфой, - мягко начал Дамблдор, - оставьте нас. Мне нужно что-то сказать мисс Эверсон… Малфой раскланялся с директором, а за его спиной сделал сочувственное лицо. Я кивнула. -Мисс Эверсон, вам не желательно появляться в обществе врагов Гарри Поттера, это может стоить вам пребывания в школе, - открыто объявил Дамблдор. Я опешила – хорошее заявление… Что бы ему ответить?

-Директор, я не знаю силы, которая помешала бы мне делать то, что мне нравиться. Помимо школьного устава, конечно. Там не прописано, что я не могу появляться в обществе Драко Малфоя. Это ошибка издателей, поэтому… - лицо директора некрасиво посерело. -Я покажу вам эту силу, Эверсон. Я найду повод…

Над школой прокатился звонок. Не говоря больше не слова, я развернулась и отправилась на урок. Да, директор не остановиться и к концу года вышвырнет меня из школы. Что я такого сделала? Локонс стоял посередине кабинета, излучая безграничное счастье. -Заходите, заходите… Я как раз начал рассказывать, как спасал маленькую беззащитную девочку в Лесах Уэльса, - класс фыркнул – очевидно, им понравилось сравнение меня с беззащитным ребенком, который стал жертвой Локонса – спасателя. Профессор этого не заметил. Он уже говорил дальше. -А сегодня мы будем проходить… пикси!!!

Тут уже пришел мой черед смеяться. Интересно, он думает, что на нас нападут пикси? -Вы смеетесь? Посмотрим, как вы с ними справитесь, - он открыл клетку и отработанным движением нырнул под стол. Класс последовал его примеру. Какой оригинальный метод борьбы с Темными Силами! Я запустила в зверьков замораживающее заклятье – передо мной упало 3 тщедушных пикси. Ещё парочка спикировала на голову Поттера. Раздался визг. Это Поттер такие звуки издает? Весело. Ещё один луч и на Гарри горстями посыпались замороженные зверьки. Локонс отсиживался под столом, Гермиона пыталась попасть в пикси оглушающим заклятием. Они легко уворачивались от узкого луча. Когда мне надоело засыпать Поттера, я переключилась на Локонса. Визг стал более пронзительным и тихо оборвался, когда профессор грохнулся в обморок. Этот момент совпал со звонком, поэтому временной потери сознания Локонсом никто не заметил. Слава Богу, первый день окончен. И нельзя сказать, что он мне понравился. Защита от Темных Искусств меня окончательно сразила – профессору самому нужен личный телохранитель. Не дай бог, Дамблдор узнает, как прошел урок у второкурсников Гриффиндора – исключения мне не миновать.

Время мерно текло вплоть до Хэллоуина. Этот день по традиции отмечался праздничным ужином и я, все по той же традиции, на него не пошла. Спуститься я изволила лишь к его окончанию и то не дошла. На втором этаже я столкнулась с троицей. Глаза Поттера горели. Гермиона была испугана, Рон тоже прибывал не в лучшей форме. Взоры их были устремлены на стену. Я подошла ближе и обнаружила на стене странную надпись, написанную красной краской… кровью… ТАЙНАЯ КОМНАТА СНОВА ОТКРЫТА – гласила надпись. Коридор постепенно заполнялся учениками, которые шли из Большого Зала. Я не могла оторвать взгляда от надписи. Не может быть, я читала про эту комнату, но по преданию она была то ли уничтожена, то ли потеряна и открыть её мог только… -Наследник Слизерина в школе! Он среди нас! Слава всемогущему Салазару Слезирину! – голос Малфоя наполнил коридор и заставил меня оторваться от стены. Сквозь образовавшуюся толпу прорывался Филч. -Ты! Ты убила мою кошку!!! – надвинулся он на меня.

Я оглядела стену. Рядом на месте факела висела Миссис Норрис… вот чьей кровью исписана стена. Я была как в трансе, поэтому не почувствовала, как Филч прижал меня к стене. Я не могла оторвать взгляда от стены, что-то там меня смущало. -Всем идти в спальни, - в коридоре появился Дамблдор и другие учителя. Филч этого не замечал – он, похоже, решил меня задушить меня. Его пальцы все крепче сжимались на моей шее. В глазах уже поплыли круги, когда холодный голос сказал Филчу: -Отпустите её, спускайтесь за директором. В кабинет профессора Локонса. Я приведу мисс Эверсон туда. -Она убила мою кошку, я убью её…

-Идите, Филч. Дамблдор не любит ждать. Хватка ослабла. Я начала медленно сползать вниз, но силы быстро вернулись ко мне. Передо мной стоял Снегг и выжидательно вертел палочку в руках. -Профессор, что произошло? Это же не о той комнате, что создал Салазар… - я запнулась, Снегг смотрел на меня со странным выражением. -Следуйте за мной, директор ждет, - не взглянув больше, он направился по лестнице вниз. Черт знает что! Что с ним? Уж не считает ли он, что это я убила кошку Филча? В кабинет, где обосновался Дамблдор, мы добрались молча. Я не решалась спрашивать профессора зельеварения о чем-либо, а он не спешил завязывать беседы. В кабинете Филч уже нашел новую жертву в лице Поттера и требовал казни для него. Снегг указал мне на место рядом с троицей, а сам встал за креслом директора. Локонс нес какую-то белиберду, а директор тыкал кошку палочкой. -Он убил кошку! – надрывался Филч, показывая то на Гарри, то на Рона, та на нас с Гермионой. -Директор, позвольте заметить, Поттера и его друзей не было на ужине… -Мы были на дне рождении Ника.

-А почему не пошли в Зал, ведь на вечеринках у привидений нет еды, - гнул свое Снегг. -Это заклинание не под силу второкурснику, но меня больше интересует другое – почему в Большом Зале я не видел мисс Эверсон? – взгляды обратились на меня. -Потому что меня там не было. Меня не было на ужине, - сказала я в полнейшей тишине. Дамблдор долго сверлил меня взглядом, а потом продолжил: -А куда вы направлялись?

-Я хотела найти одного из учеников, он обещал мне книгу, - быстро соврала я. -Я, кажется, говорил, что вам не стоит общаться с Драко Малфоем, - протянул директор. Тут пришла пора удивляться Снеггу – его брови медленно поползли вверх. Он сначала осмотрел Дамблдора, потом перевел взгляд на меня. Директор продолжал, - вы меня не послушали… что ж, вам же хуже… Кошка жива, Филч, - он обернулся к завхозу,- мы её расколдуем. У профессора Стебль есть мандрагоры. Когда они созреют, можно будет сварить зелье и оживить животное… -О, у меня большой опыт в приготовлении таких зелий, - возвестил Локонс. Я резко повернулась к Снеггу. Ой, зря он это сказал, профессор зельеварения медленно подался вперед и ядовитым тоном произнес: -Позвольте, кажется, я в школе специалист по зельям…

Воцарилось молчание. -Вы свободны, - кивнул он в сторону троицы. Я тоже направилась к двери, - а вас, мисс Эверсон, я не отпускал. Я остановилась и посмотрела Дамблдору в глаза. Ничего хорошего его взгляд не предвещал. -Все свободны, кроме Эверсон и вас, Северус, - Снегг удивленно остановился, но приказа не нарушил. -Итак, в прошлом году я начал эксперимент по преподаванию окклюменции в Хогвартсе. Эту миссию я доверил вам. Пришло время проверить ваши знания, Эверсон… Дамблдор медленно достал палочку. Снегг посмотрел на меня умоляющим взглядом. Да уж, сейчас не стоит портить впечатление. -Встаньте напротив. Там, замечательно… Легилименс! – Дамблдор направил палочку на меня. Образы не успели ворваться в сознание. На их месте плотно обосновалась пустота, которую обеспечил поставленный блок. Со стороны Дамблдора начались какие-то поползновения. Я на секунду открыла глаза и увидела напряженные лица профессоров. Ну, пожалуйста, ещё одно усилие… Да! Воспоминания директора хлынули в мой мозг. Я не успела разглядеть, что там такое, как меня сбило с ног заклинанием. Пролетев пару метров, я врезалась в шкаф, из которого посыпались книги. Одна из них больно ударила мне углом в висок. Горячая струйка побежала по щеке. -Хватит! – гремел голос Дамблдора.

-Директор? – удивленно взглянул на профессора Снегг. -Она… - директор смерил Снегга взглядом и что-то решил, - а, впрочем, не важно. Оставьте нас… Снегг вышел. Я поднялась и пыталась стереть кровь с лица. Дамблдор приблизился ко мне и ядовитым шепотом сказал фразу, от которой у меня похолодело все внутри: -В течение недели вы пишите заявление, в котором говориться, что вы добровольно покидаете Хогвартс. Я более не намерен терпеть вас в школе. И не думайте говорить что-то Северусу Снеггу, он по ошибке доверяет вам, а не стоило бы… Дамблдор удалился, громко хлопнув дверью. Я опустилась в кресло и уставилась в пространство. Заявление в течение недели… не намерен терпеть… по ошибке доверяет… Эти слова роем кружили в голове. Что за день!? Дверь скрипнула – на пороге показался Снегг. Он решительно подошел к креслу и уже хотел заговорить, но я его перебила: -Профессор, в конце прошлого года я просила вас не связываться со мной. Вы, очевидно, не восприняли это всерьез. Знаете, что мне сейчас сказал директор? Снегг опешил.

-Как вы со мной разговаривайте? Я ваш учитель… -Уже нет.
-Что? – Снегг смотрел на меня широко открытыми глазами. -Не важно, - у меня не было никакого желания сообщать профессору зельеварения о своем исключении. -Тогда что вы себе позволяете?

Я посмотрела на профессора. Что он понимает? Моя жизнь кончилась. Вот здесь, десять минут назад, когда я ворвалась в сознание Дамблдора. Это было самоубийство. В голову закрались необычные мысли – а что я тут до сих пор делаю? Не лучше ли там, где сейчас мои родители? Ни Дамблдора, ни Поттера, ни тайной комнаты? -Отвечайте же… - Снегг начал терять терпение – я молчала уже пять минут. Он взял меня за плечи. Это было последним шагом. Вот и все. Сейчас я пойду туда, где меня будут любить и не будет ни школы, ни профессора зельеварения. -Говорите, а то я начну отнимать очки у Гриффиндора,- реплика Снегга не достигла моего сознания. Интересно, что подумают, когда завтра я не появлюсь на уроках? Завтра я уже нигде не появлюсь… -Эверсон, мое терпение не безгранично… - начал Снегг. -Мое тоже. И сейчас оно уже кончилось. Отпустите меня, - Снегг непонимающе смотрел на меня, но рук не отпускал, - отпустите, мне надо идти… -Идти? Ну, нет. Вы мне должны объяснить…

-Я вам ничего не должна, - я попыталась вырваться из железной хватки профессора, - уже… вы знаете, что 15 минут назад я перестала быть ученицей этой школы? Пустите!!! – я уже чувствовала, что не смогу больше удерживать слез. Висок жгло, будто каленым железом. -О чем вы говорите? Вы же не хотите сказать…

-Да! Именно это я и говорю вам последние 10 минут! Отпустите!!! – я рванулась и бросилась к двери. Вперед, я сделаю это сейчас и уже никто не скажет, что меня исключили… Я ни за что не подпишу эту бумагу. Последнее, что я подпишу в этой жизни это записка. Текст уже готов, он банален до смешного. Прошу никого не винить и все такое… Я вытащила из кармана бумажку и торопливо набросала мое последнее письмо. Пусть будет в кармане. Его быстро найдут. Ну, а теперь, - у меня на губах заиграла улыбка, - наверх! Астрономическая башня как раз подойдет. За несколько секунд до освобождения я успею обдумать все, что того стоит. Даже посомневаюсь, но вряд ли что-то можно будет изменить. Висок горел. Я прислонилась к холодной стене. На ней тут же появилось красное пятно. Пора. Ступеньки тянулись бесконечной вереницей, но через 15 минут я была на смотровой площадке. Ветер рвал и бросал полы мантии и волосы. Ночной воздух слегка уменьшил боль и возвратил четкость движений. Я подошла краю башни. Вот он какой, путь к освобождению. Несколько десятков метров и все. Земли видно не было. На небе зажигались и гасли звезды. Стояла поразительная тишина. -Назад! Отойдите от края, - раздался сзади срывающийся голос. Снегг. Ну а кто ещё? Он единственный, кому я, может быть, была нужна в этой школе. Ради одного человека я не стала бы менять свой план. Я ещё раз взглянула вниз – вон она, свобода. Пересилив желание шагнуть туда сразу, я развернулась лицом к профессору. -Назад! Вы не сделаете этого!

-Почему же? Сделаю… Снегг сделал шаг в мою сторону.
-А вот вам придется постоять на месте, - я отступила назад, до края оставалось не более полуметра. -Отойдите… - опять начал Снегг.

-Не стоит волноваться, вас не обвинят, все тут, - я пустила по ветру свое последнее письмо. Снегг поймал его и наскоро развернул. По мере прочтения его лицо становилось все бледнее. Он поднял глаза – я поразилась тому, что увидела. На его глазах стояли слезы. -Не надо. Я все равно уйду, там мне будет лучше, - голос предательски дрожал. Холод пробирал до костей, - там мои родители. Там я буду кому-то нужна… Снегг молча протянул руки вперед.

-Не подходите! Я решила! Вы зря здесь!!! – я сделала ещё шаг назад и почувствовала, что сзади уже зияет пропасть, - ну вот и все, ещё одно ваше движение, профессор, и я иду туда. -Зачем? – прошептал Снегг.

-Здесь мне плохо, - по-детски просто ответила я. Висок болел нещадно и уже не давал стоять ровно, - знаете, как тут хорошо… на краю… а там, - я махнула рукой вниз, - а там ещё лучше. Я туда хочу, - я на миг оглянулась, рассматривая бездну подо мной. Снегг среагировал мгновенно – его руки тут же обхватили меня и потащили дальше от края. Я пыталась сопротивляться, но сил уже не хватало. -Пустите, мне здесь уже ничего не надо! Я никто! Зачем вы это делаете? Отпустите, сделайте доброе дело, дайте человеку освободиться… -Молчите! – Снегг крепче прижал меня к себе. Ноги уже не слушались, я тихо осела на каменный пол башни. Профессор подхватил меня на руки. Вдруг я почувствовала такую слабость и отчаяние от своего бездействия, что слезы так и брызнули из глаз. Все дневное напряжение вытекало в виде соленой воды. -Ну, тише, тише… не надо, все хорошо… - Снегг опустился на колени, укутал меня в мантию и погладил по волосам, - все позади… - его самого била крупная дрожь. В небе загремело. Крупные капли стали падать на лицо, смывая слезы и кровь. -Зачем? Меня исключили из школы, обвинили в убийстве… -Это все ошибка, чудовищная ошибка… все будет хорошо…- горячо шептал Снегг, загораживая меня от капель. Меня задело слово «ошибка». Да что же это такое?!

-Меня выгнали… заявление в течение недели… по ошибке доверяете… - фразы лились из меня рекой, - Дамблдор сказал, что вы по ошибке мне доверяете… он, наверное, прав… Снегг поднял меня на руки и пошел вниз.

-Глупости. Дамблдор, почему-то, не хочет видеть вас в школе. Но это не повод выгонять вас из неё. Завтра я поговорю с ним. Ведь о его решении знаете только вы. Профессор МакГонагалл тоже, наверняка, будет против. -Не надо! Он не хочет, чтобы вы общались со мной…

-Мне-то какая разница? Снегг вошел в свой кабинет, аккуратно уложил меня на кровать, а сам сел рядом. Мы долго смотрели друг другу в глаза. Мне показалось, что я вернулась в прошлый год. Тогда мы тоже по долгу разговаривали одними взглядами. Снегг поднялся и сходил за зельем. -Это выпить, а это… - он смочил вату и поднес к виску. -Не надо, это больно… лучше так.

-Нет, так не лучше, - Снегг аккуратно повернул меня лицом к себе и принялся обрабатывать рану, потихоньку дуя на неё и остужая боль. Сон клонил меня. -Профессор, зачем вы все-таки мне помешали?

Снегг снова напрягся. Он медленно поднялся, отнес флакон, затем вернулся, сел рядом и рукой закрыл мне глаза. -Спи…

-И все же… -Спи, прошу. Ты сегодня устала. Завтра я все тебе расскажу. А сейчас спи, - он повыше накрыл меня одеялом, - я буду рядом. Все хорошо. Спи. Я улыбнулась. Снегг улыбнулся в ответ и положил руку мне на волосы. -Это хорошо, что ты жива. Я все объясню. Честно. Но завтра. Я дотянулась до его руки и уткнулась в неё носом. Рука дернулась и замерла. Второй рукой Снегг погладил меня по щеке. Я была счастлива. Реальность медленно уступила место сну.

Утро началось с противной жгучей боли. Висок воспалился и не давал поспать ещё часок. Я приподнялась с кровати и оглядела комнату: профессор спал в кресле. Что ж, не буду ему мешать. Я тихонько встала и направилась к двери. Неслышно отворив её, я остановилась. Надо было как-то поблагодарить учителя. Я сняла единственную ценную вещь – кольцо в виде свернувшейся змеи – и положила его на стол. Надеюсь, этого достаточно. Я скользнула за дверь. Солнце только начало подниматься из-за леса. Было раннее утро, в школе все спали, поэтому я безбоязненно гуляла под бесконечными сводами замка. Проведя таким образом около часа, я возвратилась в башню. Там стояла приятная утренняя тишина. Неужели, все позади и я остаюсь в школе? Снегг обещал поговорить с директором. Вряд ли ему это понравиться. Разве что МакГонагалл не позволит вот так безосновательно выгонять учеников со своего факультета кому бы то ни было. Даже Дамблдору. Вся надежда на её честность и тягу к справедливости. Опять моя судьба не в моих руках! После вчерашнего срыва мысли текли плавно, не забегая вперед и не задавая глупых вопросов. Внутри было так же тихо, как и снаружи. Пока в гостиную не потянулись ученики, надо было сделать вид, что я всю ночь провела в спальне. Я поднялась по крутой лестнице, ведущей в спальню девочек, и мягко распахнула дверь. Гермиона пошевелилась в кровати. Я быстро шмыгнула в свою постель и задернула полог. Ничего не было! Учебный день начался со скучнейшего урока в школе – истории магии. Профессор Бинс начал было свою лекцию, к третьей минуте которой в классе стояла сонная апатия, а к 15 раздавался невежливый храп, но случилось невероятное, Гермиона подняла руку. Поднять руку на уроке Бинса было не просто необычно, это было сверхъестественно. Бинс удивленно взглянул на девочку. Гермиона поднялась и медленно доходчиво спросила: -Профессор, а что говорит история магии о Тайной Комнате в стенах замка Хогвартс? Профессор около минуты переваривал вопрос, а затем к радости проснувшихся учеников начал говорить: -На самом деле все это только легенда… глупая басня… предание… -Но все же! – поторопила учителя Лаванда Браун.

-Сказка… миф… -А поточнее? – хором сказали несколько голосов. Профессор решил не подвергать свое призрачное существование опасности и заговорил по делу: -Изначально Хогвартсом правили 4 могущественных волшебника: Годрик Гриффиндор, Салазар Слизерин, Пенелопа Пуффендуй и Кандида Когтевран. Они построили этот замок и начали обучать молодых людей магии. Но после восстания 1543 года, о котором мы сейчас поговорим… В классе раздалось деликатное покашливание и учитель решил сократить свою лекцию до необходимого минимума: -После ссоры повелителей школы насчет чистокровности своих учеников Слизерин покинул школу, но по легенде оставил после себя комнату, в которой обитает страшное чудовище. Эту комнату способен открыть лишь наследник Слизерина, который получит власть и контроль над чудовищем и, по задумке Слизерина, восстановит в школе свой порядок. А сейчас перейдем к восстанию 1543 года… Класс снова задремал и пребывал в этом состоянии до конца урока. После урока я задумчиво побрела по коридорам. Значит, наследник ненормального Слизерина находится в школе. Он пару дней назад открыл комнату, но чудовище пока не бродит по школе, убивая всех неугодных наследнику. Что это значит? Загадка… какой-то тормознутый наследник попался. Нет бы, под шумок захватить замок и потом уже разбираться со всеми по одиночке. Ну, не то что бы мне этого хочется, но уж очень странно ведет себя наследник. На глаза мне попалась неразлучная троица. Они о чем-то шептались. Как всегда. Я огляделась. Я и не заметила, что дошла до места, где на стене было начертано грозное предзнаменование. Преступника всегда тянет на место преступления, - услужливо заметил внутренний голос. Я быстренько его заткнула. Я ведь не убивала кошку. Гарри, Рон и Гермиона разглядывали подоконник возле стены. Рону это зрелище, очевидно, не нравилось – он тихо морщился и старался встать подальше. Мне стало интересно, что заставило Рона так реагировать на окно. Я подошла ближе. -Эверсон, ты последнее время приобрела вредную привычку появляться там, где это меньше всего нужно, - заметил Поттер. -Помолчал бы, Поттер. Без тебя разберусь, где мне стоит появляться, а где нет, - огрызнулась я. -Или Снегг тебе поможет…

-Ты опять за старое, Поттер? – рука непроизвольно потянулась за палочкой, - договоришься ты у меня. Потом пожалеешь… Я, конечно, тоже пожалею, но ты уже об этом не узнаешь. -Аккуратней, Эверсон. Дамблдору вряд ли понравиться, что ты тут ходишь… -Он узнает об этом, как только я пойду дальше, да, Гарри? -Ты не смеешь обвинять меня в шпионаже!!! – моментально завелся Поттер – я попала в больное место. -Я не обвиняю, а уточняю, - поправила его я.

-Хватит, Гарри, - предостерегла его Гермиона, которая уже давно следила за моей рукой и палочкой в ней. -Да, Поттер, не стоит рисковать, то мало ли что… - я картинно поиграла палочкой. -Как она смеет издеваться надо мной? – пыхтел Поттер. -Гарри, пойдем отсюда, - впервые выступил Рон. Я перевела внимание на него. Он с неприязнью смотрел на мелких паучков, чередой бегущих по оконной раме. -Правда, Гарри, не стоит…

-Да, Поттер, я не стою твоего внимания, так что проваливай побыстрее, пока можешь это сделать самостоятельно. -Пошли… - буркнул Поттер, позволяя увлечь себя в сторону башни Гриффиндора, - она угрожала мне! – услышала я, когда они скрылись из виду. -Правильно, Поттер, угрожала… - тихо сказала я.

Меня очень сильно задела его реплика насчет Снегга. Я до сих пор не могла простить себе, что профессор зельеварения видел меня в таком состоянии, как тогда, когда я почти скинулась с Астрономической башни. Тогда я об этом не думала, а сейчас… Мне было очень плохо и стыдно. Что это вообще такое? Школьный учитель никогда не должен был значить для меня что-то большее, чем человек, дающий мне образование! Так, по крайней мере, я считала до приезда в Хогвартс. Что так могло перевернуть мое понятие о порядочности и допустимости? Я не могла дать себе точного ответа, но чувствовала, что Дамблдор ещё оправдает свое рвение вытурить меня из школы. Наверняка, у него есть причины так ко мне относиться. Только делиться ими со мной он считает выше своего достоинства, поэтому каждый раз придумывает глупые поводы для удаления меня из поля зрения. С невеселыми мыслями я ещё полчаса гуляла по школе. В итоге наткнулась на Драко, с которым по предостережению директора мне общаться не стоило. Но кто его спрашивал, директора? -А… привет, Линн. Тебя МакГонагалл искала! – заявил он, приближаясь. -Обрадовал, нечего сказать… - уж не по поводу ли исключения собирается говорить со мной декан? Или Поттер уже донес ей о нашей встрече? -Да, ладно, не кисни! - Малфой предложил сопроводить меня до кабинета. -Не бойся, не сбегу…

-Брось! Я тут хотел пригласить тебя на увлекательнейшее зрелище… - он посмотрел на меня, ожидая реакции. На четвертование Поттера, с надеждой подумала я, но, боюсь, это не под силу даже Малфою. -На матч по квиддичу. Мы играем в субботу.

-Не хочешь ли ты мне предложить, появиться в ложе Слизерина? -Нет, ты можешь болеть за меня и с трибуны Гриффиндора, - позволил парень. -Ну, какое же все-таки самомнение!

-А ты хочешь болеть за Поттера? – оскорбился Драко. -Я вообще не хочу там появляться.
-Ну, ради меня!
-А ради тебя тем более!
-Ладно, а ради Поттера?
-Да что ты ко мне пристал с Поттером? Захочу – приду, захочу – нет. И если и приду, то как беспристрастный зритель… -Таких не бывает.

-Ну, да… Мы уже около минуты стояли у кабинета МакГонагалл, припираясь насчет матча. -Так придешь?

-Может быть, посмотрим на ваше поведение, - я скрылась за дверью. МакГонагалл сидела за своим столом и смотрела на меня сквозь очки. -Проходите, мисс Эверсон. Вы, наверное, знаете, для чего вы тут? -Не уверена…

-Да, последнее время вы даете слишком много поводов, чтобы быть вызванной в этот кабинет. Сегодня я хотела бы обсудить с вами ваше исключение. Не знаю, что именно выразилось у меня на лице, но профессор трансфигурации быстро добавила: -Точнее, то, как вам удалось его избежать. А помог вам в этом профессор Снегг, - она внимательно посмотрела на меня, ожидая, очевидно, бурной реакции, - как я вижу, для вас это не секрет. Что ж, директор решил оставить вас в школе, отчасти из-за давления профессора зельеварения, а отчасти и от моего давления. Все-таки исключение это вещь, требующая определенной аргументации, а предоставить её директор не смог, хотя его желание избавиться от вас было очень сильно. Я говорю это, не стесняясь, потому, что вы и сами догадываетесь, что профессор Дамблдор говорит не все. Очевидно, у него есть на это причины, - МакГонагалл явно была недовольна, что директор что-то от неё скрывает, - Вы достаточно ценная ученица для факультета. Что же касается мистера Малфоя, то вы правы, в школьном уставе нет правила, запрещающего вам общение с ним, однако я бы посоветовала быть аккуратнее… Думаю, не стоит это объяснять. А насчет профессора Снегга… - я уже приготовилась встать в стойку, как дверь скрипнула и вошел сам профессор. Он оглядел собравшихся и сухо заметил: -А… вы уже начали? Профессор, вы объяснили мисс Эверсон условия её дальнейшего пребывания в школе? -Нет, я ещё до этого не дошла. Думаю, предоставить эту миссию вам. -Прелестно, - Снегг обернулся ко мне, - директор хотел бы, чтобы вы меньше общались с Драко Малфоем, - судя по лицу профессора, это условие ему не нравилось, а звучало оно, мягко говоря, странно, - не притесняли Гарри Поттера, - Снегг еле заметно усмехнулся и продолжил, - и не совершали опрометчивых поступков. Это кратчайшие пути для вашего исключения из школы. Подтекстом читалось, что директор найдет пути и подлиннее, но это в нашем «контракте» не обговаривается, и что в число «опрометчивых поступков» входят также прогулки по ночам. -Вам все ясно?

-Да, сэр. -Замечательно, я думаю, вы свободны? – он обращался больше к МакГонагалл, чем ко мне. -Да, да… - МакГонагалл уже давно отвлеклась от беседы. Я выскользнула за дверь. Коридор был пуст. Ну, первые два условия отметались автоматически: я буду общаться с кем хочу и сколько хочу, несмотря на желания директора, по таким критериям он не сможет выгнать меня из школы при всем его желании, ну, а поиздеваться над Поттером это святое дело, так что не буду нарушать традицию. Я зашла в спальню. Гермиона сидела на кровати с невероятно решительным лицом. Так как я не могла найти мотивацию для этой решительности, меня это очень насторожило Я уже собиралась просто пройти мимо, не напрашиваясь на приключения, но девочка загородила проход. -Гермиона, отойди, пожалуйста, - я собрала остатки вежливости. -Линн, мне надо с тобой поговорить, - Гермиона сделала шаг в сторону, опять же пресекая мои попытки добраться до постели. -Ну, что ж… я слушаю, - в моей голове мелькали догадки о том, насчет чего же со мной хочет поговорить Гермиона – от наивных, типа доклада по трансфигурации, до поистине пугающих. Гермиона глубоко вздохнула и произнесла:

-Где ты была ночью? Я судорожно соображала, что ей ответить. Судя по всему, в этот раз фразой «Не важно» не отделаться, но попробовать стоит. -Тебя это не должно касаться. Воспринимай мое отсутствие как факт. -То есть ты не отрицаешь, что тебя не было?

-Что это за допрос? Я же не спрашиваю, что вы делаете втроем в неработающем женском туалете на втором этаже? – сказала это случайно, не рассчитывая на какой-либо эффект, но Гермиона побледнела и вихрем вылетела из комнаты. Надо понаблюдать за нашей троицей… Мало ли, что у них на уме. А сейчас меня ждет доклад по трансфигурации. Но предмет в голову не лез. После 3 месяцев обучения у Локонса, в голову все чаще закрадывались воспоминания о прошлогодних занятиях по средам. Сейчас они не были возможны, во-первых, из-за жесткого контроля Дамблдором каждого моего шага, а, во-вторых, из-за нежелания самого профессора зельеварения. Прикрытия в виде окклюменции уже не существовало, а просто так заставлять жертвовать своим свободным временем профессора я не хотела. Тем более, что никакой видимой угрозы не существовало, если не считать слов на стене, которые так ничем и не оправдались.

Субботний матч по традиции длился не долго. Буквально через 15 минут в руку Гарри врезался бладжер. Он диким визгом скатился на землю, схватив по пути снитч. Все сразу бросились к нему. Я посмотрела на Малфоя – его было реально жалко. Проиграть свой первый матч из-за Поттера – мало приятного. Я направилась к нему, чтобы подбодрить и высказать все, что думаю о виновнике торжества Гриффиндора. К моему удивлению, когда я подошла к Драко, он закатывался от хохота. -Что случилось? Разве тебе не положено сокрушаться и просить реванша? -Посмотри туда, - задыхаясь, сказал Малфой, указав пальцем мне за спину. Я обернулась. В 20 метрах от меня на земле перед огромной толпой сидели на траве Локонс и Поттер. Последний по какому-то поводу страшно сокрушался, а Локонс успокаивал толпу, часть которой судорожно всхлипывала, а часть валялась по траве, пытаясь усмирить смех. -Что случилось? Что все так веселятся?

-На руку его посмотри! Локонс помог! Я ещё раз пристально взглянула на Гарри и поняла, что рука его беспомощна болтается, словно… -Он удалил все кости! Идиот! – не утихал Драко.

-Да, Поттера ждет веселая ночка в больничном крыле… -А не отметить ли нам такое событие? Парень с четвертого курса как раз недавно принес несколько ящиков сливочного пива!.. -ЭВЕРСОН!!! – над полем разнесся зычный голос Дамблдора. Ну, что ему от меня надо? Уж не придумал ли он новый повод меня исключить? Я направилась к директору. -Да, сэр, - произнесла я елейным тоном.

-Как Гарри Поттер получил травму? – спросил директор, сверля меня своим противным взглядом. Он что, слепой что ли?

-Руку Поттера сломал бладжер, - пояснила я тоном, с которым разговаривают с умалишенными. -Я в этом не уверен, - начал директор. Меня уже распирало раздражение. -Знаете, я тоже в этом не уверена, я почти не смотрела матч, профессор. -Молчите и слушайте. Мне почти доподлинно известно, что в этом замешана ты… -Если Поттер от боли всуе меня упомянул, то это не значит, что я кидалась в него бладжером, профессор. Дамблдор оглянулся, наверняка, искал учеников, которые могли услышать мой наглый ответ. К его счастью, не нашел. -Вы окончательно обнаглели от своей безнаказанности. Я этого не позволю, - прошипел директор. -Я не сомневаюсь, что вы восстановите справедливость, сэр. Но сейчас мне надо идти. Прошу прощения, - я оставила директора скрипеть зубами, а сама направилась в замок. Конечно, сейчас я позволила себе больше, чем стоило, но придирки начальника всей школы меня уже откровенно достали.

Как только я зашла в замок, у меня на запястье левой руки мертвой хваткой сомкнулись пальцы. Я обернулась в сторону нападающего. Ко мне шагнул профессор зельеварения. -Мне начинает казаться, что директор был прав. Вы нагрубили Дамблдору… -Его необоснованные обвинения…

-Молчите! – пальцы Снегга ещё сильнее сомкнулись на запястье. Рука начинала неметь. Профессор знал, что делал – он обезвредил именно ту руку, которой я держу палочку, - вы переступаете границы, если вы считаете, что вас каждый раз будут отмазывать от исключения, то вы сильно ошибаетесь… - рука уже ничего не чувствовала, а Снегг все продолжал её сжимать. -Я часто ошибаюсь, - я попыталась посмотреть в глаза преподавателя. Он смотрел с ненавистью. Было больно: и физически, и морально. Что он так взвился? Я же не заставляла его идти к Дамблдору и защищать меня. Я молчала и смотрела ему в глаза. Все постепенно заплывало противной пеленой. Я пыталась отвести взгляд. Не могу же я плакать при нем. Я хотела вырвать руку и уйти, пока окончательно не испортила впечатление о себе, но тут я почувствовала, что хватка ослабла. Он не отпустил мою руку, но пальцы его больше не сжимали запястье, а лишь придерживали его. Я последний раз подняла глаза на мутную фигуру, по щеке уже готовилась скатиться слеза. Я медленно извлекла свою руку и спокойно направилась в сторону башни Гриффиндора. Лишь бы никого не встретить, ну, пожалуйста… Впервые мне захотелось плакать… просто так… не из-за чего. Я ворвалась в спальню, упала на кровать и расплакалась. Из-за чего же? Зачем я так раскисла? Из-за того, что Снегг сказал мне о директоре? Я прислушалась к себе – нет. Видимо, все не так страшно, раз я плачу, а не думаю о том, как сброситься с башни. Нет, нельзя было так себя вести… наверняка, Дамблдор не простил Снеггу то, что он не дал выгнать меня сразу. Слезы текли нескончаемым потоком, не причиняя боли. А Малфой приглашал меня отметить проигрыш Слизерина/травму Поттера… А все этот Дамблдор! В стену полетела книга. И опять ошибки – ненавижу ошибки!

На следующее утро нам сообщили, что совершенно новое нападение – в окаменелом состоянии в больничное крыло был доставлен Колин Криви, тот самый первокурсник, который брал у Поттера автографы…

В начале декабря МакГонагалл составляла списки желающих остаться на каникулы в замке. Естественно, моя фамилия стояла в числе первых. На одном из последних перед Рождеством уроков зельеварения произошло то, из-за чего, видимо, имели место сборища троицы в женском туалете на втором этаже. Ближе к концу урока, когда у тех, кому удалось прочитать способ приготовления зелья, в котлах кипел Раздувающий раствор, Поттер, который не перестал быть моим соседом с первого курса, тихо вытащил из мантии палочку и хлопушку. Он поджег её палочкой и запустил в котел к Гойлу. Раздался взрыв. Так как у Гойла, в отличие от Поттера, раствор получился, то большая часть класса похваталась за увеличенные части тела. Снегг пытался успокоить класс. -Тише! Тише, - кричал учитель, - Пострадавшие ко мне… В этот момент я заметила, что Гермиона выныривает из подсобки, где хранились ингредиенты, прижимая что-то к груди. Снегг устранил последствия пролитого зелья, а затем подошел к котлу Гойла и извлек из него обгоревшую взрывчатку. -Так, - ядовито начал он, - тот, кто это сделал, может даже не надеяться остаться в школе… - он взглянул на Поттера. Тот сначала покраснел, потом побелел.

Через неделю в Большом Зале удивленные ученики обнаружили на доске объявлений сообщение об открытии Дуэльного Клуба. Интересно на это посмотреть…Интересно было не только мне, поэтому к назначенному часу в Большом Зале собралась добрая половина школы. Так как тренер в объявлении не был указан, все переговоры среди учеников велись именно на эту тему. На сооруженное возвышение поднялся Локонс. У меня внутри все сразу помрачнело. Ну, вот… И ради этого стоило… Но за ним появился Снегг и я снова обрела интерес к происходящему. Локонс толкнул цветистую речугу, в которой обещал научить нас проводить дуэли, а так же сказал, что профессора зельеварения он вернет в целости и сохранности. Я заметно фыркнула. Локонс этого не заметил, а вот Снегг резко обернулся на такое выражение мнения о высказывании преподавателя Защиты от Темных Искусств. Профессора встали на изготовку. Небольшой ритуал и в воздух взлетели палочки. -Экспеллиармус! – первым среагировал Снегг. Чудо в лиловой мантии отбросило к дальней стене. По залу прокатился коллективный вздох. Я лишь поморщилась – боже мой, убили бедного. В это время Локонсу вернули палочку, и он стал оправдываться за свой промах. -А сейчас разбейтесь по парам и попробуйте сами…

В зале началась неразбериха. Единственным взмахом палочки Снегг прервал суматоху. -Да… - протянул он, оглядывая поле битвы.

-Пожалуй, стоит вызвать двух добровольцев, чтобы они попробовали… Я предлагаю мистера Поттера и мисс Эверсон. Директор говорил мне… На этой фразе Снегг изменился в лице. Все понятно, Дамблдор предложил Локонсу, вызвать меня и Поттера, чтобы дать себе повод выгнать меня из школы за нанесение ущерба драгоценнейшему. Я и Гарри с разных сторон взошли на подмостки. Ну, нет, Поттер, я не стану поддаваться, чтобы там не сделал директор. Не на ту напал… Мы встали напротив друг друга. За спиной Гарри стоял Локонс, а за моей, соответственно, Снегг. Локонс скомандовал начало. Мы медленно подошли ближе к середине, сделали требующуюся отмашку палочками и вернулись назад. -Начали! – Локонс картинно взмахнул рукой.

-Экспеллиармус! – я отработанным движением лишила Поттера оружия и отбросила его к стене. В зале установилась абсолютная тишина. Нет, на этом я не закончу. Движением руки я возвратила Гарри его оружие и позволила встать. Он уже был готов ответить мне каким-то посылом, но прошлогодние уроки слишком хорошо отработали мою реакцию. -Импедимента! – Гарри опять отлетел к стене, палочку однако не выпустил. Я медленно убрала палочку обратно в рукав и направилась к Поттеру. -Поиграем в благородство? – тихо сказала я, но все напряглись – в тишине слова прозвучали, как заклинание. Я протянула ему руку. Гарри поднял глаза. Взгляд его горел ненавистью. Рука зависла в воздухе. Он сделал это быстрее, чем я сообразила, что происходит. Заклинание врезалось чуть ниже уровня сердца. Я пошатнулась и инстинктивно схватилась за место ушиба. Мантию пропитала красная жидкость. Рука постепенно заливалась кровью, в глазах темнело. Я собрала последние силы и снова вскинула руку с палочкой: -Петрификус Тоталус! – Гарри парализовало, но я этого уже не видела. Ноги подкосились, и я осела на пол. Боже, как больно… Меня подхватили чьи-то руки, и я почувствовала, что меня куда-то ведут. -Аккуратней… - донесся издалека голос, - прилягте…

Я выполнила указания, понимая, что попала в кабинет декана Слизерина. Снегг появился в моем поле зрения. Он напряженно осмотрел мантию и резко разорвал её в том месте, где разливалось багровое пятно. Затем провел пальцами по ране. Казалось бы, легко, но у меня прорезалась адская боль. -Прошу, не надо трогать… больно… - стонала я.

Профессор наскоро вымыл руки и приготовил какие то зелья. Он снова поднес руку к ране. -Не надо…

-Тише, я не сделаю плохо. Потерпите, все будет хорошо, - его пальцы быстро смывали кровь. Я тихонько скулила от боли. Снегг начал заливать рану каким то кипящим раствором. Я закрыла глаза – боже, дай мне это вытерпеть… Жидкость терзала рану, заставляя заново переживать вспышки боли. Но постепенно все затихало. Профессор зельеварения наложил повязку. Я плотно сжимала веки, не желая, чтобы от боли у меня текли слезы. Я почувствовала, что Снегг оторвал руку от раны и встал надо мной. Он будто что-то решал, а потом тихонько коснулся губами моего виска. Я пересилила себя, чтобы не вздрогнуть. Он, наверное, думал, что потеряла сознание или сплю. Сон и в самом деле увлекал в свои глубины…

Когда я проснулась, была уже поздняя ночь. На столе горела одинокая свеча, в камине тлели угли. Снегг спал в кресле. Рана нестерпимо ныла. Как Поттер мог так поступить? Я вспомнила, с какой ненавистью смотрел на меня Гарри. Я не дала ему выйти победителем в этой схватке… Он такого не прощает… Я приподнялась с кровати. Рана отдала болью, но я пересилила её и встала. Медленно подойдя к креслу, где спал профессор, я наклонилась и легко поцеловала Снегга в лоб. Каким то шестым чувством я поняла, что он не спит, и отпрянула назад. Глаза преподавателя были открыты и смотрели на меня с непонятной грустью. Я отходила все дальше назад, беспомощно качая головой. Отвести взгляд не представлялось возможным. А теперь, кто сдастся первым… Десять минут прошли в страшной тишине, а потом я не выдержала. Боль, дневное напряжение и страх перед грядущим исключением сделали свое дело – я рванулась к двери, пытаясь перебороть внезапно взорвавшее рану жжение. Бежать… только бежать… как он смотрел! Как я могла!? Но дыхания хватило не на долго. Я тяжело оперлась на стену. Сердце обливалось кровью, рана тоже снова начала кровоточить. Что же я наделала?!... Сзади раздался шорох. Я обернулась – никого. Надо выпить зелье, иначе мне не дойти до спальни. Я достала пробирку и загляделась на блики в стекле. Сзади снова что-то шевельнулось, отражение какого-то чудовища показалось в стекле флакона, и меня сковало каким-то каменным обручем. Сознание мгновенно покинуло тело… Солнечные свет прорезался через едва прикрытые веки. Это похоже на больничное крыло. Но что я тут делаю? Помниться, я потеряла сознание, а перед этим увидела чье-то отражение в стекле пробирки. Какое-то чудовище стояло у меня за спиной. А что было до этого и вспоминать не хочется… Так есть здесь кто-нибудь? Я распахнула глаза, щурясь на солнце. К моей кровати тут же подошла мадам Помпфри. -Очнулась? Замечательно! Не шевелись - твоя рана ещё не зажила! Ах да, рана. Я совсем забыла. Приглядевшись к пейзажу за окном, я заметила, что деревья уже стоят в листве. Но ведь была зима! -Мадам Помпфри, а какое сейчас время года? - осторожно спросила я, понимая, что ответ мне не понравиться. -Лето. А! Я же вам ещё не сказала! Вы встретили василиска, окаменели и были доставлены в больничное крыло, а так как мандрагоры созревают только к этому времени, то полгода вы провели здесь. -Боже мой, откуда в школе василиск?

-Потом, все потом! Вам все расскажут друзья, а сейчас вам лучше поспать, - мадам Помпфри протянула мне кипящий напиток. Глотая горячую жидкость, я мрачно подумала, что никто мне ничего не расскажет, потому что за все время я не успела обзавестись приятелями. Только я это подумала, как в палату вошел Драко Малфой в сопровождении высокого мужчины с белесыми, как и самого мальчика, волосами. Наверное, его отец. -Мне сказали, что жертвы нападения уже очнулись, я пришел тебя проведать. Это мой отец - Люциус Малфой, - сказал Драко, указывая на своего спутника, - Папа, это Линн Эверсон, ученица Гриффиндора. Я тебе о ней рассказывал? -Да, Драко. Я наслышан о вас, мисс Эверсон…

-Очень приятно, - выдавила я, - позвольте, чем обязана?.. -Да, ничем. Драко решил проведать тебя, а я просто оказался в Хогвартсе в это время. По личным делам. Я усиленно закивала, показывая, что мистер Малфой может сохранить в тайне цель визита в школу, если считает это нужным. -Вот и отлично, - заключил мистер Малфой, - Драко, мне надо ещё зайти к Дамблдору. Я вас покину. -Думаю, мадам Помпфри не будет против посетителей? - Драко кивнул в сторону приближающейся целительницы. -Не будет, - отец Драко подошел к женщине и что-то ей тихо сказал. Мадам Помпфри недовольно кивнула и вышла. Мистер Малфой вслед за ней покинул палату, внимательно осмотрев моих соседей - Колина Криви, какую-то шестикурсницу и Гермиону. -Что ж… Наш Поттер очередной раз героически спас школу от духа Темного Лорда, - начал Малфой-младший, когда его отец вышел. -За что ему большое спасибо, - тихо прокомментировала я, - какая же опасность в этот раз грозила замку?.. Драко уже собрался ответить, но тут в наш разговор вмешалась Гермиона. -Василиск! И если Гарри, правда, справился с ним…

-Грейнджер, я вроде с Линн разговаривал… Твоего участия никто не жаждал! Гермиона обиженно отвернулась, а Малфой продолжил:

-Так вот, с полчаса назад Поттер вернулся из подземелья, притащив с собой младшую Уизли, Рона Уизли, меч Годрика Гриффиндора и Локонса, у которого слегка поехала крыша. В общем, наш герой снова обеспечил Гриффиндору победу в соревновании между факультетами, так как Дамблдор расщедрился сразу на 400 очков, если мне не изменяет память. -Да!!! - раздалось со стороны кровати Гермионы.

-Примерно столько он потерял, не выполняя задания по зельеварению, - преувеличенно громко ответила я Драко. Гермиона немедленно заткнулась - не иначе как конспектирует мои антипоттеровские высказывания, чтобы потом предоставить компромат сначала Гарри, а потом Дамблдору. Повисло молчание. Малфою больше нечего было мне сообщить. -Спасибо, что зашел.

-Да, не за что. Если будет что-то интересное, приду ещё, а сейчас мне пора, а то мадам Помпфри меня съест, - добавил он, наблюдая, как целительница приближается к моей кровати. -Я, кажется, сказала вам выпить зелье.

-Да, да… - решила не препираться я, прихлебывая остывшее снадобье.

Из больничного крыла я смогла выйти в тот же вечер. В башне Гриффиндора намечалась грандиозная пьянка, идти на которую было выше моих сил. Поэтому я решила заняться привычным для себя делом - послоняться в стенах школы. На первом же повороте на меня налетел Поттер. -Какие люди… - скучающим голосом произнесла я.

Поттер недобро улыбнулся - не иначе как директору докладывался. Рядом с Поттером замаячило странное существо в наволочке. -Мистер Гарри Поттер, эта девушка пренебрежительно к вам отнеслась!!! Разве не положено почитать великого Гарри Поттера?.. -О, Поттер, твой очередной почитатель! - я изобразила на лице умиление, - ты уже подписал для него фотографию? А фанклуб ещё не создали? Что ж вы так? -Гарри Поттер даст Добби автограф? - существо аж запрыгало от радости. -Я не даю автографов, Эверсон! - вскричал Поттер, обращаясь более к Добби, чем ко мне. -Какая жалость, а то уже собралась его у тебя попросить, - скривилась я. Поттер резко развернулся и скрылся из виду. Добби поковылял за ним. Бедное существо…

Конец.